Басни 14

XVI. Лев на ловле. Написана по мотивам басни Лафонтена «Телка, Коза и Овца в обществе со Львом», восходящей к Эзопу.
XVII. Конь и Всадник. Басня развивает тему, намеченную в притче И. П. Пнина «Верховая лошадь» (1806), в стихотворении Державина «Колесница» (1803-1804), в ирои-комической поэме А. П. Буниной «Падение Фаэтона», которую на публичном заседании «Беседы» 11 ноября 1811 г. прочитал Крылов. Все эти произведения, написанные в разное время, воспринимались как выражение общественного недовольства политикой слабовольного Александра I.
XIX. Добрая Лисица. В басне использованы мотивы русских сказок о лисе.

I. Демьянова уха. См. с. 362 наст. изд. Кушак — пояс.
III. Чиж и Голубь. Сходный сюжет — в басне Федра «Воробей и Заяц».
IV. Водолазы. Басня написана в 1813 г. в Приютино по заказу А. Н. Оленина для торжественного чтения на открытии имп. Публичной библиотеки. «Другие утверждали, // Что люди от наук лишь только хуже стали» — намек на трактат Руссо «О влиянии наук на нравы».
V. Госпожа и две Служанки. Переработка басни Лафонтена «Старуха и две Служанки», сюжет которой восходит к Эзопу («Хозяйка и Служанки»).
VIII. Зеркало и Обезьяна. Та же тема варьируется в одноименных баснях М. М. Хераскова (1764) и С. А. Тучкова (1789). Ср. также пословицу, поставленную эпиграфом к комедии Н. В. Гоголя «Ревизор», «На зеркало неча пенять, коли рожа крива».
IX. Комар и Пастух. Сходная тема намечена в начальном эпизоде поэмы «Комар», приписываемой молодому Вергилию.
X. Крестьянин и Смерть. Переработка басни Лафонтена «Смерть и Дровосек» на сюжет из Эзопа.
XI. Рыцарь. Карачун — в некоторых русских диалектах злой дух.
XII. Тень и Человек. К этой теме обращался в басне «Дурак и Тень» Хемницер.
XV. Собака, Человек, Кошка и Сокол. Близка по теме к басням «Пешеходы и Медведь» и «Дорожные и Разбойник» Федра.
XVI. Подагра и Паук. Переработка одноименной басни Лафонтена.
XVII. Лев и Лисица. Перевод одноименной басни Эзопа.
XIX. Слон в случае. Тема могла быть подсказана притчей «Слон, произведенный в сан», напечатанной в новиковском журнале «Трутень» (1769, л. II).
. попасть в случай. — стать фаворитом.
XX. Туча. Басня воспринималась как — отклик на получение награды псковским губернатором кн. П. И. Шаховским, в то время как он утаил правду о голоде, свирепствующем в ряде уездов его губернии зимой 1811-1812 гг.
XXV. Напраслина. Сюжет восходит к фацеции «О пекшем яйцо» (см.: О. А. Державина. Фацеции. Переводная новелла в русской, литературе XVII века. М., 1962, с. 172-173).

I. Волк и Пастухи. Обработка одноименной басни Эзопа.
III. Гребень. Наяды (греч. миф.) — божества, нимфы вод.
IV. Скупой и Курица. Обработка темы, намеченной в басне «Курица с золотыми яйцами», восходящей к Эзопу.
VI. Алкид. Алкид — одно из имен Геракла. Алкмена — земная женщина, родившая Геракла от Зевса (греч. миф.). Обработка басни Эзопа «Геракл и Афина» (до Крылова на русский язык не переводилась). См. о занятиях Крылова древнегреческим языком на с. 372-374 наст. изд.
VII. Апеллес и Осленок. Н. И. Греч сообщал, что в этой басне будто бы осмеян поэт П. А. Катенин, хваставший тем, что Крылов ему «надоел своими вечными приглашениями».
Апеллес — древнегреческий живописец (IV в. до н. э.). Пегас (греч. миф.) — волшебный крылатый конь; символ поэтического вдохновения. Мидас (греч. миф.) — фригийский царь, награжденный Аполлоном ослиными ушами.
IХ. Мальчик и Змея. Перевод одноименной басни Эзопа.
X. Пловец и Море. Перевод басни Эзопа «Потерпевший кораблекрушение» (до Крылова на русский язык не переводилась).
Амфитрида (греч. миф.) — владычица морей, супруга Посейдона.
Эол (греч. миф.) — повелитель ветров.
XII. Волк и Журавль. Обработка басни «Волк и Аист», восходящей к Эзопу («Волк и Цапля») и Федру.
XIV. Муравей. Об отзыве Пушкина на эту басню см. с. 16 наст. изд.
XV. Пастух и Море. Самостоятельная обработка сюжета одноименной басни Лафонтена, восходящей к Эзопу.
XVII. Лисица и Виноград. Переработка одноименной басни Лафонтена, восходящей к Эзопу и Федру.
XIX. Медведь в сетях. Частично использованы мотивы басни Эзопа «Медведь и Лисица».
XXII. Похороны. Самостоятельная разработка сюжета эзоповской басни «Богач».
XXIII. Трудолюбивый Медведь. Предполагают, что непосредственным поводом к написанию басни явилось высочайшее распоряжение о срочной каталогизации публичной библиотеки в марте 1817 г., в то время как самые принципы каталогизации еще не были выработаны.
XXIV. Сочинитель и Разбойник. При жизни Крылова басня была истолкована как выпад против Вольтера, что вызвало протест баснописца. Сирена (греч. миф.) — демоническое существо, полуптица-полуженщина, своим волшебным пением заманивающая путников к гибели. Мегера — (греч. миф.) — одна из трех эриний (богинь мщения), олицетворение гнева и мстительности.
XXV. Ягненок. Басня обращена к дочери А. Н. Оленина, Анне.

I. Совет мышей. Возможно, басня является откликом на образование Государственного совета 1 января 1810 г.
IV. Мот и Ласточка. Переработка басни Эзопа «Молодой человек и Ласточка».
VII. Свинья под Дубом. По теме близка к басням «Пешеходы и Явор» Эзопа и «Дуб и Свинья» Лессинга (впервые переведена на русский язык в журнале «Детское чтение», 1785, ч. III, с. 128).
VIII. Паук и Пчела. Сходная тема намечена в одноименных баснях Геллерта (переведена на русский зык М. Матинским в 1775 г.) и Хольберга (переведена Фонвизиным в,1761 г.).
IX. Лисица и Осел. Переработка басни Лафонтена «Лев в старости», восходящей к Эзопу. Та же тема развита в басне Крылова «Лев состарившийся».
X. Муха и Пчела. Переработка басни Лафонтена «Муха и Муравей», восходящей к Федру.
XII. Котел и Горшок. Переделка басни Лафонтена «Горшок глиняный и Горшок железный», восходящей к Эзопу.
XIII. Дикие Козы. Переработка басни Эзопа «Пастух и Козы».
XV. Голик. Басню рассматривали как отклик на выступление Н. С. Арцибашева в журнале «Вестник Европы» (1821, N5 18), направленное против «Истории Государства Российского» Н. М. Карамзина.
XXII. Две Собаки. Тема восходит к одноименной басне Геллерта.
XXIII. Кошка и Соловей. Басня была первой из опубликованных Крыловым в печатном органе Вольного общества любителей российской словесности и сопровождена восторженным редакционным примечанием — см. с. 392-393 наст. изд. Современники ставили эту басню в связь с новым цензурным уставом, обсуждаемым в то время, который впоследствии получил наименование «чугунного». Тема басни близка к стихотворению Державина «На птичку» (опубликовано позднее): «Поймали птичку голосисту, // И ну сжимать ее рукой: // Пищит бедняжка вместо свисту // А ей твердят: «Пой, птичка, пой!»
XXIV. Рыбья пляска. При жизни Крылова печаталась под названием «Рыбьи пляски» в переработанном по требованию цензуры виде и заканчивающейся иначе: «Не могши боле тут Лев явной лжи стерпеть, // Чтоб не без музыки плясать народу, // Секретаря и воеводу // В своих когтях заставил петь». О реальном смысле басни см. с. 381 наст. изд. Схожий сюжет — в басне Хемницера «Путешествие Льва». В настоящем издании «Рыбья пляска» печатается по тексту сохранившегося автографа.
XXV. Прихожанин. Тема заимствована из анекдота «Крестьянин из другого прихода» (Спутник и собеседник веселых людей. М., 1776″. Ч. III. С. 5). Басня направлена против П. А. Вяземского, который в своих статьях, стихах, письмах, высказываниях оценивал басни Крылова ниже басен И. И. Дмитриева — см. с. 381, наст. изд.
Платон (1737-1812) — митрополит московский (в миру Левшин), известный проповедник.
XXVI. Ворона. Переработка басни Лафонтена «Сойка, украшенная перьями Павлина», сюжет которой восходит к Эзопу и Федру.
Юнонин двор (римск. миф.) — павлин, по легендарному истолкованию, был посвящен богине Юноне, супруге Юпитера.
Пестрые овцы. Предназначалась Крыловым для седьмой книги басен в издании 1825 г., но не была пропущена цензурой и при жизни автора в печати не появлялась (опубликована впервые в журнале «Русский архив», 1867, вып. 3). Предполагают, что в этой басне содержится отклик на дело о вольнодумстве петербургских профессоров. В конце 1821 г. исполняющий обязанности попечителя Петербургского учебного округа Д. П. Рунич доносительски обвинил К. Ф. Германа, Э. С. Раупаха, К. И. Арсеньева и А. И. Галича в том, что читаемые ими курсы напитаны «противным христианству духом». Дело это тянулось в течение нескольких лет (см.: М. Сухомлинов. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению. Т. I. СПб., 1889. С. 239-397).

IV. Белка. 2 мая 1830 г. цензурный комитет отмечал, что басни «Белка» и «Осел» были даны на его рассмотрение, так как цензор Сербинович сомневался, можно ли пропустить эти басни в печать (См.: Пушкин и его современники. Вып. 29-30. Л., 1927. С. 113).
V. Щука. Редакционное примечание издателей «Литературной газеты» к этой басне см. на с. 415 наст. изд.
VII. Бритвы. Об оценке Гоголем этой басни см. с. 441 наст. изд.
X. Булат. Современники относили эту басню к положению выдающегося военачальника, героя Отечественной войны 1812 г. А. П. Ермолова, в николаевское царствование отставленного от службы и проживающего в имении под Орлом.
XII. Пушки и Паруса. Борей (греч. миф.) — бог северного ветра.
XIII. Осел. См. комментарий к басне «Белка».
XIV. Мирон. Мирон — имя это по-гречески означает: «каплющий елеем».
XVII. Филин и Осел. Сюжетно близка к басне Ф. А. Эмина «Сова и Нетопырь». Иносказательный смысл басни раскрыт в письме А. С. Пушкина к М. П. Погодину от 1 июля 1828 г.: «За разбор «Мысли», одного из замечательнейших стихотворений текущей словесности, уже досталось нашим северным шмелям от Крылова, осудившего их, и Шевырева, каждому по достоинству». Здесь имелась в виду критика в «Северной пчеле» (от 15 мая) стихотворения «Мысль» С. П. Шевырева, напечатанного в журнале «Московский вестник» (1828, апрель).
XX. Лещи. — Ср. Басню «Рыбья пляска».
XXI. Водопад и Ручей. Близка по теме к басне Хераскова «Источник и Ручей». См. также с. 15, наст. изд.

I. Пастух. Ср. русскую пословицу: «На волка только слава, а овец таскает Савва».
II. Белка. До Крылова к этой теме обращался Н. Ф. Остолопов («Кот и Белка», 1827).
IV. Лиса. В сюжете использованы мотивы русских сказок.
VII. Два Мальчика. Напоминает басню Лафонтена «Обезьяна и кошка».
IX. Лев и Мышь. Сходная тема — в басне Лафонтена «Лев и Крыса», сюжет которой восходит к Эзопу.
X. Кукушка и Петух. В альманахе «Сто русских литераторов» (Т. 2. СПб., 1841), где впервые была напечатана басня, она сопровождалась карикатурой Дезарно, в которой угадывались фигуры Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча, изображенные с головами Петуха и Кукушки; см. с. 381 наст. изд. О взаимном славословии этих литераторов писал Пушкин в памфлете «Торжество дружбы, или Оправданный Александр Анфимович Орлов» (1831).
XI. Вельможа. О цензурных затруднениях Крылова в связи с этой басней см. на с. 416, 424 наст. изд.

БАСНИ, НЕ ВОШЕДШИЕ В ДЕВЯТЬ КНИГ

Стыдливый игрок. Судьба игроков. Павлин и Соловей. Впервые напечатаны в журнале «Утренние часы», 1788 (соответственно: ч. I, неделя 5, 18 мая; ч. 2, неделя 18, 17 августа и неделя 24, 28 сентября.). В ч. II (с. 47-48) того же журнала ранее был напечатан прозаический вариант последней басни, без подписи автора. При жизни Крылова басни не перепечатывались.
Лев и Человек. Впервые напечатана в кн. «Басни Ивана Крылова» (1809), но в последующие издания не включалась, возможно, потому, что сходные мотивы варьируются в других баснях Крылова (ср., например, «Лев, Серна и Лиса»).
Пир. Впервые напечатана в кн.: «Сборник статей, читанных в Отделении русского языка и словесности имп. Академии наук» (т. IV. СПб., 1869). На беловом автографе этой басни надпись В. А. Олениной: «В то время, как была написана Крыловым, цензура запретила ее печатать».

/ Полные произведения / Крылов И.А. / Басни

Смотрите также по произведению «Басни»:

Пчёлы и мёд в баснях И. А. Крылова

Если внимательно прочитать басни И. А. Крылова о пчёлах, то сразу становится понятно, какие человеческие пороки высмеивает автор. В баснях Ивана Андреевича показана хищническая практика социальных “верхов” и их паразитическая мораль.

Мне, пчеловоду, приятно осознавать, что пчела у Ивана Андреевича – положительный персонаж, представительница порядочных слоёв общества. В отличие от хищников, которые “богаты иль когтем, иль зубком”, она символизирует нравственное превосходство народных масс.

Один из самых почитаемых образов у Крылова – трудолюбивая пчела, за которой скрывается сам народ, а мухи, пауки – тунеядцы, расхитители народного добра.

Иван Андреевич Крылов – великий русский баснописец XIX века. В баснях Крылова отразились быт и нравы народа, его житейский опыт, народная мудрость, русский дух и характер. Многие выражения из басен Крылова стали пословицами, поговорками.

Безнаказанное казнокрадство, зло высмеяно Крыловым в басне “Медведь у пчёл”, где “надсмотрщик за ульями” – Медведь “потаскал весь мёд в свою берлогу”, и хотя “по форме нарядили суд” и Мишке дали отставку, старый плут прекрасно переждал зиму в тёплой берлоге…

Медведь у Пчел.

Когда-то, о весне, зверями

В надсмотрщики Медведь был выбран над ульями,

Хоть можно б выбрать тут другого поверней,

Затем что к меду Мишка падок,

Так не было б оглядок;

Да, спрашивай ты толку у зверей!

Кто к ульям ни просился,

С отказом отпустили всех,

Тут Мишка очутился.

Мой Мишка потаскал весь мед в свою берлогу.

Узнали, подняли тревогу,

По форме нарядили суд,

Отставку Мишке дали

Чтоб зиму пролежал в берлоге старый плут.

Решили, справили, скрепили;

Но меду все не воротили.

А Мишенька и ухом не ведет:

Со светом Мишка распрощался,

В берлогу теплую забрался,

И лапу с медом там сосет

Да у моря погоды ждет.

Муха и Пчела.

В саду, весной, при легком ветерке,

На тонком стебельке

Качалась Муха, сидя,

И, на цветке Пчелу увидя,

Спесиво говорит: “Уж как тебе не лень

С утра до вечера трудиться целый день!

На месте бы твоем я в сутки захирела.

Вот, например, мое

Так, право, райское житье!

За мною только лишь и дела,

Летать по балам, по гостям.

И молвить, не хвалясь, мне в городе знакомы

Вельмож и богачей все домы.

Когда б ты видела, как я пирую там!

Где только свадьба, именины,—

Из первых я уж верно тут.

И ем с фарфоровых богатых блюд,

И пью из хрусталей блестящих сладки вины,

И прежде всех гостей

Беру, что вздумаю, из лакомых сластей;

Притом же, жалуя пол нежной,

Вкруг молодых красавиц вьюсь

И отдыхать у них сажусь

На щечке розовой иль шейке белоснежной”. –

“Всё это знаю я», – ответствует Пчела.

“Но и о том дошли мне слухи,

Что никому ты не мила,

Что на пирах лишь морщатся от Мухи,

Что даже часто, где, покажешься ты в дом,

Тебя гоняют со стыдом”. –

“Вот”, – Муха говорит: “гоняют! Что́ ж такое?

Коль выгонят в окно, так я влечу в другое”.

Орел и пчела

Счастлив, кто на чреде трудится знаменитой,

Ему и то уж силы придает,

Что подвигов его свидетель целый свет.

Но сколь и тот почтен, кто, в низости сокрытый,

За все труды, за весь потерянный покой

Ни славою, ни почестьми не льстится,

И мыслью оживлен одной,

Что к пользе общей он трудится.

Увидя, как Пчела хлопочет вкруг цветка,

Сказал Орел однажды ей с презреньем:

“Как ты, бедняжка, мне жалка,

Со всей твоей работой и с уменьем!

Вас в улье тысячи все лето лепят сот.

Да кто же после разберет

И отличит твои работы?

Я, право, не пойму охоты:

Трудиться целый век и что ж иметь в виду.

Безвестной умереть со всеми наряду!

Какая разница меж нами!

Когда, расширяся шумящими крылами,

Ношуся я под облаками,

То всюду рассеваю страх:

Не смеют от земли пернатые подняться,

Не дремлют пастухи при тучных их стадах;

Ни лани быстрые не смеют на полях,

Меня завидя, показаться”.

Пчела ответствует: “Тебе хвала и честь!

Да продлит над тобой Зевес свои щедроты!

А я, родясь труды для общей пользы несть,

Не отличать ищу свои работы,

Но утешаюсь тем, на наши смотря соты,

Что в них и моего хоть капля меду есть”.

Пчела и Мухи.

Две Мухи собрались лететь в чужие краи,

И стали подзывать с собой туда Пчелу

Им насказали попугаи

О дальних сторонах большую похвалу.

Притом же им самим казалося обидно,

Что их на родине своей

Везде гоняют из гостей;

И даже до чего (как людям-то не стыдно,

И что они за чудаки!),

Чтоб поживиться им не дать сластями

За пышными столами,

Придумали от них стеклянны колпаки;

А в хижинах на них злодеи пауки.

“Путь добрый вам,- Пчела на это отвечала,-

И на моей приятно стороне.

От всех за соты я любовь себе Сыскала –

От поселян и до вельмож.

Везде вам будет счастье тож.

Не будете, друзья, нигде, не быв полезны,

Вы ни почтенны, ни любезны.

А рады пауки лишь будут вам

Кто с пользою отечеству трудится,

Тот с ним легко не разлучится;

А кто полезным быть способности лишен,

Чужая сторона тому всегда приятна.

Не бывши гражданин, там мене презрен он,

И никому его там праздность не досадна.

Паук и Пчела

На барыши купца прельстился;

Задумал на продажу ткать,

Купца затеял подорвать

И лавочку открыть в окошке сам решился.

Основу основал, проткал насквозь всю ночь,

Поставил свой товар на диво,

Засел, надувшися, спесиво,

От лавки не отходит прочь

И думает: лишь только день настанет,

То всех покупщиков к себе он переманит.

Вот день настал: но что ж? Проказника метлой

Смели и с лавочкой долой.

Паук мой бесится с досады.

“Вот,- говорит,- жди праведной награды!

На весь я свет пошлюсь, чье тонее тканье:

Купцово иль мое?” –

“Твое: кто в этом спорить смеет?”

Пчела ответствует: “Известно то давно;

Да что́ в нем проку, коль оно

Не одевает и не греет?”

  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники

Пчеловод-любитель с 30-летним стажем. Механизатор. Участник освоения целинных земель. Есть орден Трудового Красного Знамени. Всегда спешу делать добрые дела.

Ещё пока нет ни одного комментария.

  1. 7 Ноябрь 2019 «Пчёлы и мёд» Дмитрий Васильевич Толстой
  2. 21 Август 2019 Медовые пряники с глазурью
  3. 21 Август 2019 Медовая коврижка
  4. 24 Ноябрь 2018 Шарль де Костер «Легенда об Уленшпигеле» (отрывок)
  5. 24 Январь 2018 Пряники – старинное русское лакомство
  1. Дорошенко Александр Загадки о пчёлах
  2. Леонтьев Николай Освещение и вентиляция зимовника
  3. Легашова Светлана Обработка пчёл бипином
  4. Дорошенко Александр Блогер Александр
  5. Дорошенко Александр Пословицы о пчёлах
  6. Проценко Наталья Пословицы о пчёлах
  7. Зюзгин Ваня Загадки о пчёлах
  8. Ирина Посадка роя
  9. Игорь Юрьевич Посадка роя
  10. Игорь Юрьевич Посадка роя

© 2019 Дорошенко Александр | Блог о Пчеловодство

Копирование материалов без согласия автора запрещено

Басни Крылова: играя, учимся

Басня оттого имела на Руси такой чрезвычайный успех, что родилась не случайно, а вследствие нашего народного духа, который страх как любит побасёнки.
В.Г. Белинский
Люблю, где случай есть, пороки пощипать.
И.А. Крылов

В начале урока задаю вопросы:

— Почему басни пришлись по душе русскому народу?

— Почему именно И.А. Крылов стал любимым баснописцем?

— Как вы понимаете эпиграфы к уроку?

Сообщение учащегося. Иван Андреевич Крылов родился в 60-х годах XVIII столетия в Москве. Отец, Андрей Прохорович, был бедный армейский офицер, по обязанности службы часто переменявший место жительства. О матери Крылов вспоминал так: “Она была простая женщина, без всякого образования, но умная от природы и исполненная высоких добродетелей”.

Жизнь Ивана Андреевича сложилась так, что ему не пришлось даже учиться в школе. Стремление к образованию было таким сильным, что он самостоятельно овладел языками, математикой и стал высокообразованным человеком.

В 1775 году Крыловы переехали в Тверь. Там маленький Крылов ближе познакомился с народной речью, которая стала главной особенностью его творчества. Будущий баснописец любил бывать среди простого народа, сидеть на берегу Волги и слушать речи прачек, а потом рассказывать знакомым запомнившиеся ему поговорки и анекдоты.

Первый памятник писателю в России, созданный на собранные народом деньги, был памятник Ивану Андреевичу Крылову. Он поставлен в Петербурге в Летнем саду.

Слово учителя. Уже в середине XVIII века наши поэты приходят к мысли о необходимости обратиться к национальным источникам вдохновения.

С 70-х годов XVIII века начинается расцвет русской басни. Многие обратились к жанру басни, отечественные баснописцы стремились придать своим произведениям народный характер, включая в них пословицы, поговорки, просторечные выражения.

Попробовал себя в роли баснописца и Крылов. Но прежде чем стать баснописцем, он прошёл большой путь писателя: издавал журналы, писал трагедии, комедии, а басни стал сочинять уже будучи зрелым писателем.

— Животных Крылов наделяет человеческими чертами характера. Назовите, какими?

— В каком жанре русского фольклора мы встречались с таким приёмом? Как он называется? (Сказки о животных, приём — олицетворение.)

А теперь — разминка. Прослушайте басню.

В июле, в самый зной, в полуденную пору,
Сыпучими песками в гору,
Из дальних странствий воротясь,
По улице Слона водили,
Как видно, на показ —
Известно, что слоны в диковинку у нас.
Так за Слоном толпы зевак ходили.
Какой-то Повар-грамотей
С поварни убежал своей.
Проказница-Мартышка,
Осёл, Козёл да косолапый Мишка
Затеяли сыграть квартет.
Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдёт,
И выйдет из того не дело — только мука.
Однажды Лебедь, Рак да Щука
Везти с поклажей воз взялись
И вместе все в него впряглись.
Из кожи лезут вон, а возу всё нет ходу.

— Узнали ли вы эти строки? Откуда они?

— Назовите басни Крылова, которые вы узнали. («Лжец», «Муха и Дорожные», «Слон и Моська», «Кот и Повар», «Квартет», «Лебедь, Рак и Щука».)

— Юмористическое произведение, составленное из частей известного произведения, называется центон. В каком жанре написан наш центон? (Басня.)

— Что такое басня? Дайте определение.

— Какова композиция басни?

Инсценирование басни И.А. Крылова «Ворона и Лисица». Анализ басни Крылова.

— Знаком ли вам сюжет этой басни?

— Чем различаются басни Крылова и Эзопа?

— Кто главные герои басен? (Ворон и Лисица — у Эзопа, Ворона и Лисица — у Крылова.)

— Почему? (Ворон — птица мудрая, вещая; Ворона глупа, смешна.)

— Сравним Лисицу Эзопа и Крылова. (У Эзопа образ Лисы не является ярким характером, она хитра и всё. Крылов использует фольклорный образ Лисы.)

— Давайте опишем Ворону (взгромоздясь — значит, она тяжела и неповоротлива), Лисицу (на цыпочках бежала — лёгкая, осторожная, изящная.)

— Кто из героев басни кажется вам смешным и глупым, а кто может вызвать даже симпатию?

— Какой приём использует автор при описании Вороны? (Просторечные слова.)

— Какова цель басни?

Теперь нужно определить художественные особенности басен Крылова.

— Диалог между действующими лицами.

— Проявление характеров действующих лиц.

Учитель. Обратимся к тексту.

— Какова манера повествования? (Басня не рассказывается, а сказывается.)

— Определите стихотворный размер, которым написана басня «Ворона и Лисица».

Правильно, стихотворный размер и строфика басен Крылова имеют фольклорные корни — восходят к народному раёшному стиху: рифмованный вольный стих, разностопный ямб.

Мы отметили народность басен Крылова, мастерское использование пословиц, поговорок. Давайте прослушаем стихотворение М.Исаковского.

Кто не слыхал его живого слова?
Кто в жизни с ним не встретился своей?
Бессмертные творения Крылова
Мы с каждым годом любим всё сильней.
Со школьной парты с ними мы сживались,
В те дни букварь постигшие едва.
И в памяти навеки оставались
Крылатые крыловские слова.

— Как вы понимаете выражение “крылатые слова”?

Поиграем в игру «Найди свою пару»

Условия игры. У одних — начало известной басенной фразы, у других — её продолжение. Надо собрать эти фразы и сказать название басни.

У сильного всегда

А Васька слушает

Чтоб музыкантом быть,

Когда в товарищах согласья нет,

Ты виноват уж в том,

Оглянуться не успела,

Чем кумушек считать трудиться,

бессильный виноват.

так надобно уменье.

на лад их дело не пойдёт.

что хочется мне кушать.

уж зима катит в глаза.

не лучше ль на себя, кума, оборотиться?

Теперь поиграем в слова

Из слов “Крылов” и “басня” составьте как можно больше разных слов. Затем запишите ассоциации, которые возникают у вас в связи с полученными словами.

Вот что у нас получилось.

вор — берёт то, что плохо лежит

крыл — ругал, обличал

вол — грузный, тяжёлый, но трудолюбивый

кол — прямой, “честный”

волк — ищет, чем бы поживиться; санитар

ров — яма, ловушка

я — каждый из нас

баня — очищение, жар

баян — певец, сказитель

Посмотрев на слова, получившиеся слева и справа, связав эти слова по смыслу между собой, мы получаем целую картину.

  • Кто такой Крылов?
  • Каков смысл его творчества?
  • Что такое басня?
  • Кто может стать её героем?
  • Для чего создаются басни?

Этой работой заканчиваем наш урок.

На дом ребята получают задание: составить центон, используя строки любых басен И.А. Крылова.

Вот какие работы получились у шестиклассников нашей школы.

Стрекоза, Повар и Моська

Случается нередко нам
И труд, и мудрость видеть там,
Где стоит только догадаться
За дело просто взяться.
Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
“Ах ты, обжора! Ах, злодей!” —
Тут Ваську Повар укоряет
И говорит так сладко, чуть дыша:
“Голубушка, как хороша!
Ну что за шейка, что за глазки!”
Увидевши её свирепую осанку,
Едва промолвить мог бедняк, оторопев:
“Не оставь меня, кум милый!
Дай ты мне собраться с силой,
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!”
“Эх, эх! — ей Моська отвечает, —
вот то-то мне и духу придаёт,
что я совсем без драки
могу попасть в большие забияки”.
Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдёт,
А я бы повару иному,
К несчастью, то ж бывает у людей,
Когда у нас беда над головой,
Старайтесь не забыть, отцы, вы басни сей.

Женя БРЯНЦЕВА

В июле, в самый зной,
В полуденную пору,
Пастух под тенью спал,
Надеяся на псов.
Волк, близко обходя пастуший двор,
Почуя серого так близко забияку,
Собак сбежалося полсотни.
И рвутся вон на драку,
Но побывать у псов,
Не шутка на зубах!
Ан с Волком вышло худо.
“Прощай, соседка! —
Волк Кукушке говорил, —
Напрасно я себя покоем здесь манил!
Всё те ж у вас и люди и собаки:
Один другого злей;
И хоть ты ангел будь,
Так не минуешь с ними драки!”

Лена СУЗДАЛОВА

Старик Крестьянин с Батраком
Шёл под вечер леском домой,
В деревню, с сенокоса.
И повстречали вдруг Медведя
Носом к носу.
Крестьянин ахнуть не успел,
Как на него
Проказница Мартышка,
Осёл, Козёл
Да косолапый Мишка
Затеяли сыграть квартет.
Достали нот, баса, альта,
Две скрипки
И сели на лужок, под липки, —
Пленять своим искусством свет.
И, наконец, они, пыхтя,
Насилу дышат:
А всё ни от кого похвал себе не слышат.
И не диковинка, мой свет!
Трудишься много ты,
Да пользы в этом нет.

Катя КОСЕНКО

Под вечер, под воскресный день
По улицам Слона водили,
Как видно, на показ.
Известно, что слоны
В диковинку у нас.
Так за Слоном толпы зевак ходили:
Волчонка Волк, начав помалу приучать
Отцовским промыслом питаться;
Проказница Мартышка, Осёл, Козёл
Да косолапый Мишка
Затеяли сыграть квартет,
Из дальних странствий воротясь.
Какой-то дворянин,
А может быть, и Князь,
Орёл из-под небес
На стадо налетел
И выхватил Ягнёнка.
Лебедь, Рак да Щука
Везти с поклажей воз взялись
И вместе все в него впряглись.
Кто виноват из них, кто прав,
Судить не нам!

Алла ЁЖИНОВА

Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна,
Но только всё не впрок.
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.
Вороне где-то Бог послал кусочек сыру,
На ель Ворона взгромоздясь,
Позавтракать совсем уж было собралась,
Да призадумалась, а сыр во рту держала.
На ту беду…
Проказница Мартышка, Осёл, Козёл
Да косолапый Мишка
Достали нот, баса, две скрипки
И сели на лужок, под липки
Пленять своим искусством свет.
“Ведь это дереву вредит, —
Им с дубу Ворон говорит. —
Когда бы вверх могла поднять ты рыло,
Тебе бы видно было,
Что Лебедь рвётся в облака,
Рак пятится назад,
А Щука тянет в воду”.

Алёша БАХТИН

Басни крылова муха

Басня согласно определению из словаря &#151 это «краткий рассказ, имеющий иносказательный смысл». В целях иносказания баснописцы разных времен использовали образы зверей и даже предметов. По художественным, а иногда и по цензурным соображениям на смену людям в басне приходят животные, наделенные отдельными человеческими чертами: трусостью, храбростью, добротой, мужеством и др. Такие образы животных, олицетворяющих какую-то одну черту человеческого характера, широко использовали в своих баснях Эзоп, Федр, Лафонтен, Лессинг.. Крылов наследовал эту традицию у своих предшественников. Чтобы понять, что нового внес И. А. Крылов в басенный жанр, обратимся сначала к тому, что использовал он из опыта своих предшественников.

Аллегория пришла в литературу из фольклора, притчи, сказки, особенно сказок о животных, где действовали традиционные персонажи, &#151 такие как лиса, медведь, заяц, волк. Каждый из Них был заведомо наделен определенной чертой характера. Прием аллегории использовали классицисты, например, в одах. Крылов соединил опыт использования этого приема разными литературными жанрами в одно целое. Басенный муравей &#151 олицетворение трудолюбия («Стрекоза и муравей»), свинья &#151 невежества («Свинья под дубом»), ягненок &#151 кротости, как «Агнец Божий» («Волк и ягненок»).

Иван Андреевич Крылов считал, что искоренить пороки человечества можно через их осмеяние. В его баснях высмеиваются жадность, невежество, глупость. Но Крылов по сравнению с Эзопом и Лафонтеном не ограничивается только простыми аллегориями. Образы животных у Крылова играют более важную роль &#151 они несут в себе не только отдельные черты, но и целые характеры. Басни Крылова имеют не только бытовой характер, чисто бытовыми можно назвать лишь некоторые из них.

У Крылова есть исторические и социальные басни, в которых образы животных получают совсем другое назначение. Прежде всего эти басни также высмеивают людские пороки через аллегорические образы животных. Но во многих исторических баснях в персонажах животных угадывается уже целый характер, дается намек на определенного человека. Например, в басне «Воспитание Льва» Лев-отец &#151 не только воплощение силы, мужества. Он еще и царь зверей, это создает в басне определенный подтекст (имеется в виду воспитание Александра I швейцарцем Лагарпом). Лев-отец выступает здесь не только как грозный царь, но и как заботливый, но недалекий отец, который поручил воспитание своего сына птице, забыв о том, что царствовать-то сын будет над зверями. В образе льва-отца обрисован целый характер, со всеми его достоинствами и недостатками, а не одно лишь какое-нибудь свойство человеческой натуры.

В баснях «Волк на псарне» и «Щука и кот» уже можно говорить не столько об аллегории, сколько о метафоре. В этих двух баснях под образами волка и щуки подразумевается Наполеон. Можно долго говорить, что Наполеон был хитер, ловок, умен, умел быстро и ловко приспосабливаться к ситуации. Но он не рассчитал своих возможностей и попал «на псарню» вместо «овчарни». Соотнеся образ волка со всем аллегорическим смыслом басни, мы сразу угадываем в нем завоевателя Наполеона. Но при этом образ волка никак не сужается до изображения конкретного человека, он настолько широк и всеобъемлющ, что басня не теряет своей ценности и вне контекста эпохи.

Образы животных у Крылова можно сравнить с образами животных в сказках Салтыкова-Щедрина, где подчас, не зная исторической подоплеки, трудно угадать назначение этого образа в произведении.

Теперь можно сделать вывод, что человек не отделим от своего социального положения, поэтому образы животных можно классифицировать как метафоры определенных социальных уровней. Цари, вельможи, чиновники, «маленькие люди» также нашли, свое метафорическое отражение в образах животных у Крылова. Например, в басне «Лев и барс», где лев и барс &#151 выходцы из высших слоев общества, лиса и кот &#151 из чиновничества. Сюда же можно отнести басню «Волк и ягненок». «У сильного всегда бессильный виноват», &#151 гласит мораль этой басни. Образ ягненка использован не только как «Агнец Божий» &#151 аллегория слабости и беззащитности. Этот образ еще и предстает как метафора определенного социального уровня, возможно, мелких чиновников.

Иногда Крылов иронизирует не только над социальными пороками (басня «Две собаки»), но и над самой опорой социальной лестницы &#151 государственными институтами, и для этого также используются образы животных. Примером может служить басня «Квартет», где пародируется государственный совет, созданный в 1801 году, и его четыре департамента, возглавляемые «Проказницей мартышкой, Ослом, Козлом И косолапым мишкой». Что же ожидает такой квартет-совет в будущем, если в его главу поставлена даже не свора собак, а именно разные животные?

Итак, широко используемые Крыловым образы животных с разными характерами указывают на реалистическую основу крыловской басни. Реализм Крылова, связь его басен с народной основой придает его басням русский, национальный дух. Образы животных, которые подчас на иллюстрациях бывают изображены в русских национальных костюмах, несут в себе сатирическую типизацию черт русского национального характера.

Крылов использует прием индивидуализации речи персонажа. Баснописец вкладывает в уста животных отдельные элементы разговорной речи разных сословий того времени, например, в басне «Стрекоза и муравей» муравей говорит: «Кумушка, мне странно это», «Так поди же, попляши». Стоит обратить внимание и на ритмику этой басни. Образ попрыгуньи-стрекозы создается особым «прыгучим» размером &#151 хореем. Крылов также широко применяет звукопись для создания «звукового» образа животного. Например, в басне «Змея» инструментовка на шипящие звуки и «з», в басне «Мор зверей» повторение звуков «м», «у», «ы».

Ориентация Крылова на русскую разговорную речь наглядно проявилась в его баснях благодаря введению в них образа рассказчика. Повествование о действиях персонажей ведется в определенной манере, ясно различим личностный тон рассказчика с присущими ему формами и оборотами речи.

Вот «Лебедь, Рак да Щука», взявшись за дело, «из кожи лезут вон», вот «Механик пуще рвется», чтобы открыть Ларец, вот лягушка, захотевшая сравняться С Волом, вначале стала «топорщиться, пыхтеть», а затем «С натуги лопнула и &#151 околела». Бедняк, увидев Смерть, «оторопел». Моська появляется «отколе ни возьмись».

Встречаются баснях такие обороты: «зима катит в глаза», «с ним была плутовка такова». Язык рассказчика басен &#151 просторечно-фамильярный. Рассказчик как бы находится среди своих персонажей, говорит о них, как о знакомых, дает им прозвища: «попрыгунья-Стрекоза», «проказница Мартышка» , «Повар-грамотей», «механик-мудрец». Иногда в самих обращениях уже выражено отношение рассказчика: «мой бедный соловей», «бедный Фока мой», «мой хитрец» («Волк на псарне»).

Но приближение к персонажам не мешает давать им справедливую оценку: «Избави, Бог, и нас от этаких судей», «Кто про свои дела кричит всем без умолку, В том, верно, мало толку». Бывает, что рассказчик принимает позу хитрого простачка: «Кто виноват из них, кто прав &#151 судить не нам, Да только воз и ныне там». Это как раз и есть то «веселое лукавство ума», о котором писал Пушкин.

Народные начала речи, звучащие в баснях Крылова, убедительно подтверждаются использованием в них пословиц и поговорок: «Запели молодцы, кто в лес, кто по дрова». («Музыканты»).

То, что в языке басен Крылова растворились народные выражения, составляет одну его особенность. Другую представляет обратное явление. Многие выражения из басен стали восприниматься как пословицы. «А Васька слушает, да ест»; «А ларчик просто открывался»; «Слона-то я и не приметил»; «Соседушка, я сыт по горло», &#151 отпирается Фока. Мы живо представляем себе людей среднего сословия, их настроения и чувства.

Приемом речевых характеристик Крылов пользуется постоянно. Яркие примеры находим в баснях «Любопытный», «Кошка и Соловей», «Кот и Повар». Особенно мастерски передал Крылов слова Лисицы, выражающие тонкую лесть Вороне. Если сравнить разработку этого сюжета у Тредьяковского, Лафонтена, то последний пример наглядно продемонстрирует, что совершенствование басни шло именно по языковой, стилистической линии. В комплиментах Лисицы сквозит ирония. Иронией проникнуто авторское повествование. Это добавляет жизненности, создает условия для более трезвого вывода. Язык, речь героев действует на усложнение сюжета басни, это приводит к углублению ее смысла.

Часто встречающиеся в басне интонации устной речи ни в коей мере не выводят ее из области письменности, словесного искусства. Басни Крылова &#151 стихотворные произведения, на которые распространяются законы поэзии.

Разговорный язык басни способствует тому, что ее можно представить как маленькую комедию. Комизм ситуации часто дополняется комизмом языка. Непременное условие басни &#151 действие подчеркивается частыми глагольными рифмами. Рифма у Крылова несет смысловую нагрузку.

Две Бочки ехали, одна с вином,
Другая
Пустая.

Здесь рифма соединяет именно те слова, которые определяют предмет рассмотрения в басне. На ее примере покажем средства художественной выразительности языка Крылова. Рассказ представляет нам фантастическую картину: по городу едут сами по себе две бочки, одна &#151 плавно, другая &#151 несется и гремит. Если принять условность ситуации, то все выглядит вполне натурально: пыль столбом, прохожий жмется к стороне. Но во второй части басни прямо говорится о людях, которые «про свои дела кричат». Затем четко формулируется мораль: «Кто делов истинно &#151 тих часто на словах». И дальше: «Великий человек. думает свою он крепку думу Без шуму». Это «без шуму» точно повторяет слова из характеристики движения полной бочки, что устанавливает не только идейную, но и образную связь между ней и человеком деловым. Возвращаясь к началу рассказа, мы осмысляем его уже на другом уровне. Бочки оказываются условными предметами, обозначающими человеческие качества. Но это аллегорическое высказывание содержит дополнительный метафорический элемент, который мы осознаем после прочтения всей басни. Метафорическое значение пустой бочки в данном контексте осмысляется применительно к пустому человеку, болтуну. Вся басня построена на сопоставлениях.

В басне «Слон на воеводстве» метафора оказывается главным выразительным средством рассказа. Реализация ее буквального смысла создает движение и комизм басни.

На примере басни «Две Бочки» видна роль разностопного ямба, которым пользовался Крылов во всех своих баснях. В данном случае это выделение существенных моментов рассказа. С той же функцией мы встречаемся в баснях «Волк и Ягненок», «Крестьянин и Смерть», «Крестьяне и Река». Другими его функциями являются передача интонаций живой речи («Кот и Повар», «Обоз») и стремительного развития действия («Волк на псарне»).

Вольный ямб Крылова отражал жизненное разнообразие, представшее в его баснях. Оно сказалось еще в расширении жанровых границ басни. Так, в басне »Осел и Соловей» описание пения соловья дано языком, свойственным идиллии. Жуковский находил у Крылова «два стиха, которые не испортили бы никакого описания. в эпической поэме». Он же с восхищением отмечал его искусство изображения различных предметов. При описании мухи стихи «летают вместе с мухой». Стихи о медведе как бы тянутся, длинные слова передают медлительность и тяжесть медведя.

В своих баснях не забывал Крылов и звуковую сторону стихов. Возьмем, например, басню «Листы и Корни». Две части басни, соответствующие монологам Листов и Корней, подчеркиваются различным подбором звуков. Из восемнадцати стихов первой части только четыре не содержат звука «л», а в пяти стихах этот звук повторяется не по одному разу. Во второй части выделяются звуки «к», «р», «н», «п», «т». Противопоставление Листов и Корней дополнительно подчеркивается на фонетическом уровне. Так у Крылова и звуковой состав слова может нести смысловое значение.

Встречаются у Крылова, правда, не очень часто, такие речевые приемы, как сравнение и синекдоха. Например, в басне «Ворона и Курица»:

Тогда все жители, и малый и большой.
И вон из стен московских поднялися, Как из улья пчелиный рой.

Для характеристики языка басен Крылова можно еще указать факт употребления необычного названия обычных предметов. Так, в нескольких баснях Крылов вместо «Ворона» говорит «вещунья».

Все вышесказанное позволяет заключить, что великий баснописец решил задачу сочетания народных элементов со структурой поэтической речи, благодаря чему внес существенный вклад в формирование русского литературного языка и поднял русскую-басню на небывалую высоту.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: