Бабушка Лермонтова

Лермонтов Михаил Юрьевич (1814 — 1841)

Русский поэт, писатель. Родился в Москве в ночь на 15 октября (по старому стилю — на 3 октября) 1814. Русская ветвь рода Лермонтовых ведет свое начало от Георга Лермонта, выходца из Шотландии, взятого в плен при осаде крепости Белой. С 1613 он числится на «Государевой службе» и владеет поместьями в Галичском уезде. К началу XIX в. род Лермонтовых считался уже захудалым. Отец Михаила, Юрий Петрович, был пехотным капитаном в отставке. Поместье его, Кропотовка, Ефремовского уезда Тульской губернии, находилось по соседству с имением Васильевским, принадлежавшим Елизавете Алексеевне Арсеньевой, урожденной Столыпиной. Красота и столичный лоск Юрия Петровича пленили единственную дочь Арсеньевой Марию Михайловну, и, несмотря на протесты гордой матери, Мария стала женой небогатого «армейского офицера». Постоянно болея, мать Лермонтова умерла весною 1817. Бабушка Лермонтова, Арсеньева, перенесла на внука всю свою любовь к умершей дочери, но тем хуже стала относиться к зятю, вражда к которому длилась до самой его смерти: уже на 9-й день после смерти жены Юрий Петрович вынужден был покинуть сына и уехать в свое поместье. Арсеньева переехала вместе с внуком в имение «Тарханы», Пензенской губернии. Тяжелая болезнь, надолго приковавшая ребенка к постели, приучила к одиночеству. Когда мальчику было 10 лет, его повезли на Кавказ, на воды. Здесь он первый раз узнал чувство любви, встретив девочку лет 9-ти. Первыми учителями Лермонтова были беглый грек, домашний доктор Ансельм Левис и пленный офицер Наполеоновской гвардии, француз Капэ, оказавший на него наиболее сильное влияние. Позднее учителями были французский эмигрант Шандро и англичанин Виндсон. В 1828 Лермонтов поступает в Московский университетский Благородный пансион, где в «Утренней Заре», одном из рукописных журналов, составлявшихся учениками, стал главным сотрудником и поместил первую поэму «Индианка». Весною 1830 Благородный пансион преобразовывается в гимназию, и Лермонтов оставляет его. Осенью 1830 он поступает в Московский университет на «нравственно-политическое отделение», где пробыл менее двух лет. Профессора, помня его дерзкие выходки, срезали его на публичных экзаменах. Не желая оставаться на второй год, переехал вместе с бабушкой в Петербург. В Петербургский университет Лермонтов не попал, т.к. ему не зачли двухлетнего пребывания в Москве и предложили держать вступительный экзамен на первый курс. По совету своего друга Столыпина он решил поступить в школу гвардейских юнкеров и подпрапорщиков, куда был зачислен 10 ноября 1832, «сначала унтер-офицером, потом юнкером». Почти одновременно с ним поступил в школу и его будущий убийца, Н.С. Мартынов, в биографических записках которого поэт-юнкер рисуется как юноша, «настолько превосходивший своим умственным развитием всех других товарищей, что и параллели между ними провести невозможно». Лермонтов пробыл в школе «два страшных года», окунувшись в царивший в школе «разгул». По выходе из школы, 22 ноября 1834, корнетом лейб-гвардии гусарского полка, Лермонтов поселяется в Царском Селе. Он бывает в свете, где забавляется тем, что сводит с ума женщин и «расстраивает партии», для чего «разыгрывает из себя влюбленного». Первое появление Лермонтова в печати относится к 1835, когда один из его товарищей, без его ведома, отдал повесть «Хаджи-Абрек» в «Библиотеку для Чтения». Повесть имела успех. Когда разнеслась весть о смерти Пушкина, некоторые, «особенно дамы, оправдывали противника Пушкина», находя, что «Пушкин не имел права требовать любви от жены своей, потому что был ревнив, дурен собою». Негодование охватило поэта и появилось стихотворение, оканчивавшееся словами: «И на устах его печать». Когда Столыпин стал при Лермонтове порицать Пушкина, тот в порыве гнева написал страстный вызов «надменным потомкам» (последние 16 стихов). Стихотворение было понято как «воззвание к революции». Началось дело, и уже через несколько дней (25 февраля), по Высочайшему повелению, Лермонтов был переведен в Нижегородский драгунский полк, действовавший на Кавказе. Благодаря связям бабушки, 11 октября 1837 его переводят в лейб-гвард и Гродненский гусарский полк, в Новгород, а 9 апреля 1838 — в свой прежний лейб-гвардии Гусарский полк. Лермонтов возвращается в «большой свет», где снова играет роль «льва». 16 февраля 1840, на балу у графини Лаваль, произошла ссора с Барантом, сыном французского посланника. В результате — дуэль, окончившаяся благополучно, но повлекшая перевод в Тенгинский пехотный полк на Кавказе. В двух походах — в Малую и Большую Чечни — Лермонтов обратил на себя внимание начальника отряда «расторопностью, верностью взгляда, пылким мужеством» и был представлен к награде золотою саблею с надписью: «за храбрость». В январе 1841 получил отпуск и уехал в Санкт-Петербург, а возвращаясь, остановился в Пятигорске, где и произошла роковая ссора с отставным майором Мартыновым, закончившаяся дуэлью. Похороны Лермонтова, несмотря на все хлопоты друзей, не могли быть совершены по церковному обряду. Официальное сообщение о его смерти гласило: «15 июня, около 5 часов вечера, разразилась ужасная буря с громом и молнией; в это самое время между горами Машуком и Бештау скончался лечившийся в Пятигорске М.Ю. Лермонтов». По словам князя Васильчикова, в Петербурге, в высшем обществе, смерть поэта встретили словами: «туда ему и дорога». Весною 1842 прах Лермонтова был перевезен в Тарханы, а в 1899 в Пятигорске открыт памятник Лермонтову, воздвигнутый по всероссийской подписке.

Среди произведений Михаила Юрьевича Лермонтова — поэмы, драмы, стихи, романы: «Индианка» (1828, поэма), «Кавказский пленник» (1828, поэма, впервые опубликована в 1859, полностью — 1891), «Корсар» (1828, поэма, впервые опубликована в 1859, полностью — 1891), «Демон» (1829-1834, 1837-1838, поэма), «Странный человек» (1831, драма), «Ангел смерти» (1831, поэма), «Измаил-Бей» (1832, поэма), «Хаджи-Абрек» (1834, поэма), «Панорама Москвы» (1834), «Боярин Орша» (1835, поэма), «Маскарад» (1835-1836, драма), «Княгиня Лиговская» (1836, роман), «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» (1937?, поэма), «Бородино» (1837), «Смерть поэта» (1837), «Герой нашего времени» (1838-1839, роман), «Мцыри» (1839, поэма), «Завещание» (1840), «Родина» (1841), «Прощай, немытая Россия» (1841), «Тамара» (1841).

Бабушка Лермонтова

Бабушку Лермонтова звали Елизавета Алексеевна. Урожденная Столыпина перенесла много испытаний в жизни. Все удары судьбы нашли отражение во властном и твердом характере женщины. Кроме того бабушка Лермонтова унаследовала гордость, решительность и смелость от рода Столыпиных.

Фамилия бабушки Лермонтова – Арсеньева – принадлежит ее мужу, Михаилу Васильевичу Арсеньеву. Ее муж был поручиком гвардии. После свадьбы женщина умело взялась за хозяйство в имении Тарханы в Пензенской губернии, купленном ее мужем. Хозяйские качества позволили ей в будущем создать приличное состояние для своей семьи.

Неудачное замужество

Однако замужество Елизаветы Алексеевны оказалось не слишком удачным. Михаил Васильевич очень отличался от своей приземленной жены. К тому же после рождения дочери Марии у Лизы появились серьезные проблемы со здоровьем. Муж стал изменять ей с соседкой-помещицей.

Затем женщине пришлось пережить не только неверность, но и самоубийство своего супруга. Накануне принятия решения уйти из жизни Михаил Васильевич узнал о возвращении мужа своей любовницы из действующей армии. Кроме того произошла очередная ссора с супругой. 1 января 1810 года он отравился.

Дочь Мария – мать М.Ю. Лермонтова

После смерти мужа смыслом жизни Арсеньевой стала дочь Маша. Но в 17 лет девушка влюбилась и вышла замуж за Юрия Петровича Лермонтова. Возлюбленный Маши был знатного рода, однако, к сожалению матери Маши, Юрий Лермонтов был вовсе не богат.

Таким образом, средства молодой семьи принадлежали в основном Маше Арсеньевой. Но, так как наследство своего мужа Елизавета Алексеевна оформила на себя, она имела возможность управлять дочерью с помощью угроз оставить ее и ее мужа без средств к существованию. Жила молодая семья в доме матери Маши.

В 1814 году Маша родила сына – будущего поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. В семье родителей поэта не все было гладко. Елизавета Арсеньева вмешивалась во все семейные дела. К этому времени ярко проявился конфликт мужа Марии с ее матерью. Этот факт или болезненность Марии повлияли на охлаждение мужа к ней, но существуют свидетельства о том, что у Юрия были связи на стороне. Молодая женщина серьезно переживала по этому поводу, что ухудшило ее и без того болезненное состояние. Вне зависимости от отношения мужа к ней, Мария горячо любила мужа до конца дней. В 22 года мать Михаила Лермонтова умерла от чахотки.

Уход отца Лермонтова из дома

После смерти дочери бабушка Михаила Лермонтова посвятила свою жизнь внуку. Ссоры между Елизаветой Алексеевной и ее зятем продолжались. Вскоре она выгнала Юрия из дома, не позволив ему воспитывать собственного ребенка. Если бы зять пошел теще наперекор, она оставила бы его и внука без денег и обеспечила бы им нищенское существование. Угрожая Юрию лишением наследства собственного внука, властная женщина добилась своего и стала заниматься воспитанием Михаила одна. Безусловно, отношения в семье оказали существенное влияние на формирование характера русского поэта, а также эта ситуация нашла отражение в его творчестве. Мальчик, несмотря на конфликты бабушки с отцом, любил их обоих. В 1830 году Лермонтов чуть не ушел к отцу, но любовь бабушки остановила его. После смерти Юрия Лермонтова в 1831 году Михаил и его бабушка стали друг для друга самыми близкими на свете людьми.

Взаимоотношения с внуком Михаилом Лермонтовым

Лермонтов доставлял немало хлопот как Елизавете Алексеевне, так и своим учителям. Он, хоть и был очень умен, рос избалованным мальчиком. Бабушка, воспитывавшая Лермонтова, безмерно любила Михаила, не жалея на его воспитание и образование ни сил, ни денежных средств. Сам Мишель, как она его называла, также души не чаял в своей бабушке. Чтобы дать хорошее образование внуку, Арсеньева даже переехала с ним в Москву. Когда Лермонтов поступил в юнкерскую школу, бабушка и в Петербурге была рядом с любимым внуком. Они совершенно не могли долго находиться друг без друга.

Елизавета Арсеньева всегда была поклонником литературного творчества Лермонтова: «Стихи твои я больше десяти раз читала», – писала бабушка поэту в 1835 году. К тому же Лермонтов всегда мог смело положиться на нее в издательских и других книжных делах.

В 1837 году Лермонтова за его поэзию должна была ждать каторга. Но бабушка Лермонтова добилась через влиятельных родственников более мягкого наказания – ссылки на Кавказ. Затем она ходатайствовала за внука перед великим князем Михаилом Павловичем. Елизавета Алексеевна добилась того, чтобы Лермонтова перевели в Гродненский полк. Затем она беседовала с Бенкендорфом, шефом жандармов, о еще одном переводе внука – в Гусарский полк. Здесь в 1838 году Лермонтов снова подвергся наказанию за свой характер. Он явился на парад ради шутки с чересчур короткой саблей, и его отправили на гауптвахту. Однако, благодаря просьбам и мольбам бабушки офицера, Лермонтова выпустили. В 1840 году, во время следствия по делу о дуэли с Барантом, Елизавета Алексеевна снова облегчила жизнь находящемуся под стражей внуку тем, что добилась разрешения пускать к Лермонтову родственников. Во время второй ссылки Михаила на Кавказ, в 1841 году, бабушка также пыталась добиться помилования для внука. Ей даже удалось устроить отпуск Лермонтова с Кавказа в Петербург. Но на встречу с Михаилом бабушка русского поэта приехать из Тархан не смогла из-за весенних дорог, о чем потом горько жалела, ведь вскоре Лермонтова убили на дуэли.

Последние годы жизни Елизаветы Арсеньевой

Со смертью внука жизнь Елизаветы Арсеньевой лишилась всякого смысла. Сил придавали только последние хлопоты о внуке: она добивалась разрешения перезахоронить Михаила Лермонтова в Тарханах. После этого у женщины отнялись ноги, она, полностью парализованная, в течение еще четырех лет могла только оплакивать невзгоды, выпавшие на ее долю. Умерла Елизавета Алексеевна Арсеньева в 1845 году.

Семья

Юрий Петрович Лермонтов (1787-1831)

Отец поэта. Окончил Первый кадетский корпус в Петербурге, в 1804г. в чине прапорщика выпущен в Кексгольмский пехотный полк, служил в том же корпусе воспитателем; в 1811г. по болезни вышел в отставку в чине капитана; в 1812г. вступил в тульское дворянское ополчение; в 1813г. находился на излечении в Витебске. Бывая в с.Васильевском, родовом имении Арсеньевых, познакомился с М.М.Арсеньевой и женился на ней. После свадьбы жил в Тарханах. Семейная жизнь родителей поэта не была счастливой. После смерти юной жены в 1817г. отношения Юрия Петровича с тещей обострились. Он уехал в свое имение Кропотово (Тульской губ.), а сына оставил на воспитание бабушке согласно условию, поставленному ею в завещании.

С сыном Юрий Петрович виделся в Кропотове в 1827г., а также в Москве. Переписка Лермонтова с отцом не сохранилась. Известно завещание Юрия Петровича, в котором он впервые отметил поэтический талант сына: «. ты одарен способностями ума, — не пренебрегай ими и всего более страшись употреблять оные на что-либо вредное или бесполезное: это талант, в котором ты должен будешь дать отчет Бory! .. Ты имеешь, любезнейший сын мой, доброе сердце . «

Лермонтов выразил свои чувства к отцу в стихотворениях «Ужасная судьба отца и сына», «Эпитафия» («Прости! Увидимся ль мы снова?»), «Я видел тень блаженства; но вполне . «, » Пусть я кого-нибудь люблю. «.

Умер Ю.П.Лермонтов 1 октября 1831 года, был похоронен в с.Шипово Тульской губернии. В 1974г. Его прах был перевезен в Тарханы и перезахоронен рядом с церковью Михаила Архистратига.

Мария Михайловна Лермонтова (1795-1817)

Мать поэта. Единственная дочь Михаила Васильевича и Елизаветы Алексеевны Арсеньевых. Получила домашнее образование и воспитание.

Мария Михайловна, родилась «ребенком слабым и болезненным, и взрослою все еще глядела хрупким, нервным созданием. Была одарена душою музыкальною». Познакомившись у родственников в с.Васильевском с Юрием Петровичем Лермонтовым, Мария Михайловна горячо полюбила его и вышла замуж, несмотря на неодобрение матери. После свадьбы жила с мужем и матерью в Тарханах, но на время рождения сына уезжала с мужем в Москву. Семейные отношения сложились неблагополучно.

Современники рассказывали о доброте Марии Михайловны, лечившей крестьян, вспоминали, что нередко она играла на фортепьяно и пела, взяв на колени сына. «Когда я был трех лет, — вспоминал Лермонтов, — то была песня, от которой я плакал. Ее певала мне покойная мать». Нежность к матери и тоска по ней нашли отражение во многих произведениях поэта.

Мария Михайловна умерла от чахотки в феврале 1817г. Похоронена в Тарханах. На ее надгробном камне высечено: «Под камнем сим лежит тело М.М.Лермонтовой, урожденной Арсеньевой. Скончавшейся 1817 года февраля 24 дня в субботу. Житие ей было 21 год 11 месяцев и 7 дней».

Арсеньева Елизавета Алексеевна (1773-1845)

Бабушка Лермонтова по матери. Урожденная Столыпина. Обладала способностями и природным умом, развитию которых благоприятствовали культурные интересы семьи. Пользовалась уважением многочисленных родственников и знакомых. В 1794г. вышла замуж за Михаила Васильевича Арсеньева. Получила домашнее образование.

От брака с М.В.Арсеньевым имела единственную дочь, которая умерла в 1817г. С этого времени всю свою любовь Арсеньева перенесла на внука, в чем признавалась: «. он один свет очей моих, все мое блаженство в нем». Любовь к внуку была одновременно самоотверженной и властной; ради Лермонтова бабушка готова была на любые жертвы, но с тем, чтобы распоряжаться судьбой внука безраздельно. По завещанию 1817г. внук остался у нее.

Арсеньева не жалела средств для воспитания и образования Лермонтова, постоянно заботилась о его здоровье: несколько раз возила его на Кавказ. В конце лета 1827г. Арсеньева переехала с внуком в Москву для подготовки его к поступлению в Пансион и до 1832г. жила с ним в Москве.

В июле — начале августа 1832г. Арсеньева с внуком переехала в Петербург, где Лермонтов поступил в Школу юнкеров. После ареста Лермонтова за стихотворение «Смерть поэта» и за дуэль с Э.Де Барантом хлопотала перед царскими особами о прощении его.

Известие о смерти внука застало Арсеньеву в Петербурге, и в конце августа 1841г. она вернулась в Тарханы. О ее состоянии в это время писала М.А.Лопухина: «Говорят, у нее отнялись ноги, и она не может двигаться. Никогда не произносит она имени Мишеля, и никто не решается произнести в ее присутствии имя какого бы то ни было поэта».

В 1842г. Арсеньева добилась права на перевоз тела Лермонтова из Пятигорска в Тарханы. После перезахоронения внука на фамильном кладбище по воле Арсеньевой была возведена часовня.

Через четыре года после смерти внука умерла Е.А.Арсеньева. Похоронена она в фамильном склепе, где и ее внук. Мраморная плита, установленная под окном часовни, гласит: «Елизавета Алексеевна Арсеньева, рожденная Столыпина, скончалась 16 ноября 1845 г .. 85 лет».

Бабушка Лермонтова

Когда великий русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов был маленьким, он часто говорил в рифму.

Привезут гости механическую заводную птичку, которая может махать крылышками и красиво петь, послушает маленький Лермонтов ее пение и скажет:

«Эта птичка хороша, У нее поет душа». Или уйдет мама из комнаты, а маленький Лермонтов сядет на ковер около двери и ждет ее, ждет, а потом скажет:

«Что же мама не идет? Ведь Мишель все ждет и ждет.» И взрослые гости и мама с бабушкой этому удивлялись и радовались.

– Какое дитя интересное! – говорили некоторые гости. – Еще и ходить не умеет как следует, на четвереньках ползает, а уже говорит, да все в рифму.

– Надо записывать за Мишелем его изреченья, – советовали другие гости. – Вырастет, быть может, знаменитым поэтом сделается.

Но так никто и не записывал, все только продолжали удивляться.

И получилось, что стихи, которые сочинял совсем маленький поэт Лермонтов, никто не запомнил, и мы их не знаем. А те, что вы прочитали, просто написаны для примера. Быть может, Михаил Юрьевич сочинял гораздо лучше, хотя ему было два или три года.

Маленького Михаила Юрьевича звали Мишелем. Он жил вместе с мамой и бабушкой в селе Тарханы, недалеко от города Пенза. Этим селом и всеми крестьянами владела бабушка, Елизавета Алексеевна Арсеньева. Папу Михаила Юрьевича звали Юрий Петрович, он был офицером, но поссорился и с мамой маленького Лермонтова, и с бабушкой. Поэтому он жил отдельно. И воспитывала Мишеля бабушка, потому что мама скоро умерла.

Первое воспоминание

Некоторые думают, что человек начинается с рождения. И они, может быть, правы. Но сам для себя человек начинается со своего первого воспоминания. Наше первое воспоминание – это и есть начало нашей сознательной жизни.

Первое воспоминание у маленького Лермонтова было такое.

Ему два с половиной, и он на постели играет в игрушки. А мама стоит у окна, смотрит на унылую осеннюю природу, на мелкий дождь, который растекается по стеклу, и поет печальную песню. А маленький Лермонтов слушает мамину песню, и так на душе его сладко, грустно и одиноко, что он тихо плачет. Если же мама перестает петь, он сразу просит:

– Мама, мамочка, голубчик, спой, пожалуйста, еще.

И мама поет снова.

Прошло немного времени, и однажды маленький Лермонтов долго звал маму, но каждый раз входила или бабушка или няня. Обе они были заплаканные, а маленький Михаил Юрьевич на них обижался.

– Ты, пожалуйста, уйди! Мама, мамочка, приди!

– Мамочка твоя больше не придет никогда, ее к себе на небо Боженька взял, – объясняли ему.

Но он не хотел слушать:

– Взял, так пусть вернет! – убеждал маленький Лермонтов. – Это моя мамочка.

Не скоро он привык, что мамы уже никогда больше не будет.

Няня Христина Осиповна

С самого рождения у маленького Михаила Юрьевича была няня. Сначала он не мог выговорить ее имени, но постепенно научился. Няню звали Христина Осиповна Ремер, и она была немкой. Няня была пожилая и щурилась, потому что плохо видела. Маленький Лермонтов часто болел. И няня сидела у его постели. Он проснется ночью, голове больно, дышать трудно, лежать неудобно, жарко, – и обязательно рядом няня. Она сразу положит на лоб влажную прохладную тряпочку, которая пахнет уксусом и водкой, даст попить кисленького, и ему становится легче.

А если он раскапризничается и скажет какому-нибудь крепостному пожилому крестьянину: «Ты плохой, уходи отсюда!» – то няня сразу огорчается.

– Все люди перед небом равны, и надо уважать каждого человека, нельзя говорить плохо с теми людьми, которые от тебя зависят.

Так учила няня маленького Лермонтова, и за это все ее уважали.

Рисунки на полу и на бумаге

Дом, в котором рос маленький Лермонтов, был большим, красивым. Ведь бабушка была богатой помещицей, из старинного рода, на нее работало шестьсот крестьянских семей. Мебель в доме тоже была красивой. А детская комната маленького Лермонтова помещалась на хорах. И пол там был застлан сукном.

Маленький Лермонтов любил ползать по нему, рисовать мелом.

Сначала няня хотела это запретить, а потом смотрит – у маленького Лермонтова лошадка получилась и собачка. Его еще никто никаким наукам не учил, и рисованию тоже, а он уже очень хорошо нарисовал.

И тогда бабушка с няней принесли ему акварельные краски и листы бумаги. Маленький Лермонтов как раз снова заболел, и ему нельзя было выходить из дома. Он сидел около большого подоконника и рисовал акварелью то, что видел в окно.

А в окне он видел сад, вдалеке на поле стога, еще дальше – лес. И все это маленький Лермонтов изображал разноцветными красками.

Гости к бабушке приехали, а бабушка им сразу рисунки маленького Лермонтова показывать.

– Какой одаренный ребенок! – удивлялись гости. – Ведь это подлинные пейзажи, и рисует он восхитительно! Эти его рисунки надо обязательно сохранить, а ну как он сделается знаменитым художником! – советовали гости.

И некоторые детские рисунки любимого внука бабушка сохранила.

Французский гувернер

В то время у маленьких детей из богатых семей были не только няни, а были еще и гувернеры. Они учили иностранным языкам и приличному поведению дома, в обществе. У Михаила Юрьевича Лермонтова тоже был гувернер. Его звали Жан Капе, и он был французом.

Когда-то он жил во Франции и вместе с войсками Наполеона пришел завоевывать Россию. А в России несчастный французский офицер Жан Капе во время отступления был ранен и попал в плен. Ему сильно повезло, что он попал в плен. Потому что кругом были глубокие снега, морозы, и, если бы его не подобрали на краю зимней дороги добрые люди, он бы просто замерз.

Они не понимали французского языка, но выхаживали невезучего завоевателя. Пришлось Жану Капе учиться говорить по-русски. И когда он выздоровел, то решил навсегда остаться в России, и стал служить гувернером. Так Россия стала для Жана Капе родиной, а он – поселился в доме у бабушки маленького Лермонтова.

Жан Капе говорил с маленьким Лермонтовым по-французски, няня – по-немецки, и маленький Лермонтов свободно разговаривал на этих языках с раннего детства.

Еще он, конечно, научился латыни, английскому и читал любимые книги на тех языках, на которых они и были написаны. Стихи поэта Байрона – из английской книги, стихи поэта Гейне – из немецкой.

Военные игры

Бабушка очень любила маленького Лермонтова. Во-первых, потому что был он у нее единственный внук. Своего мужа бабушка потеряла рано, дочка, мама Лермонтова, тоже умерла, и больше у бабушки никого не осталось. А во-вторых, любила она маленького Лермонтова, потому что просто любила. Ведь часто мы любим человека непонятно за что, просто потому, что он нам нравится, и все.

Бабушка старалась, чтобы маленькому Михаилу Юрьевичу было не скучно расти. Однажды она приказала, чтобы к дому для игры привели маленького олененка и лосенка.

Маленький Лермонтов с ними быстро подружился и кормил сеном, березовыми вениками и хлебом. Но через года полтора олень так стал лягаться во время игры, так бодать людей своими огромными рогами, что многие стали от него прятаться. Да и лось тоже стал опасным, и поэтому их отвели в лес. А Михаилу Юрьевичу бабушка выписала из Москвы крошечную черкесскую лошадку. Ему сделали детское седло, и он стал носиться верхом на ней по поместью, а бабушка смотрела в окно, очень переживала, постоянно крестилась, тихо повторяя слова молитвы, чтобы Бог поберег ее внука, но лошадку не отнимала.

А маленький Лермонтов полюбил военные игры. Бабушка поселила в доме несколько мальчиков, которым было столько же лет, и они вместе строили крепости, а потом, одетые в военную форму, брали их штурмом. Впереди, размахивая деревянной саблей, скакал Михаил Юрьевич верхом на своей лошадке, а рядом с ним с игрушечными ружьями бежали его соратники, его верные воины. И такие сражения были похожи на битвы Александра Македонского и Петра Великого.

Фигуры из снега и крашеного воска

Иногда среди зимы наступала оттепель. С крыши свисали тяжелые сосульки, с них, позванивая, падали хрустальные, сверкающие на солнце капли. А снег делался влажным, рыхлым.

Маленький Лермонтов любил лепить из него разные фигуры. Приятели помогали ему катать огромные снежные шары, ставили их один на другой, и Михаил Юрьевич находил палку и вырубал ею из снега свирепых великанов, всяческих зверей.

Бабушка часто удивлялась, какие они получались натуральные, как в жизни, или как в сказках. А потом маленькому Лермонтову привезли коробку цветного воска, и он несколько дней ни с кем не играл ни в какие игры, а все лепил на ровной широкой доске. Бабушка не выдержала, попробовала подсмотреть и ничего не поняла – какие-то там стояли маленькие слоники, мчались куда-то всадники.

Наконец, однажды он открыл дверь в свою комнату и объявил:

– Что же это? Или битва какая знаменитая? – удивилась бабушка. – Воинов-то сколько! И пешие, и конные, и на слонах!

– Сражение при Арабеллах, – торжественно сказал маленький Михаил Юрьевич, – Александр Македонский разбивает персидское войско.

– Такое надо бы в музей, это подлинное произведение искусства! – сказал кто-то из взрослых.

– А в следующий раз я вылеплю «Спасение Александра Великого Клитом при переходе через Граник».

Бабушка с гордостью показывала знакомым знаменитые сражения, которые вылепил ее внук. А для себя попросила другое:

– Ты ведь знаешь, я военное дело не очень люблю, вылепи для меня, пожалуйста, ну, например, охоту на зайца. Чтобы там и верховые были, и собаки. У меня как раз скоро день ангела, вот бы и подарил.

Через несколько недель бабушка получила в подарок «Охоту на зайца».

Эти лепные работы маленького Лермонтова бабушка долго хранила. А потом они куда-то исчезли. Их многие пытались найти, чтобы выставить в музее Михаила Юрьевича, в Тарханах. Но так пока и не нашли. Может быть, они пропали навсегда, а, может быть, где-то, в каком-нибудь доме хранятся до сих пор.

Рождение стихов

– Бабушка, послушай, как хорошо звучат стихи, – часто говорил маленький Лермонтов и читал бабушке стихотворения поэта Василия Андреевича Жуковского или Гаврилы Романовича Державина.

– А ведь и правда, красиво звучат! – удивлялась бабушка. – Раньше я не замечала, хотя и слышала их.

– Эти стихи, как музыка, – говорил маленький Лермонтов, – и немецкие есть тоже, как музыка, и английские. А то еще есть такой поэт Александр Пушкин. Я тоже хочу так писать.

– Так и напишешь, – отвечала уверенно бабушка, – ты вон у меня какой умный, раз хочешь – значит, напишешь.

И бабушка стала замечать, что ее внук все чаще вдруг делался печальным, тихо садился где-нибудь у окна и что-то быстро писал в свои тетради.

«Не заболел бы», – подумала бабушка и на всякий случай для поправки здоровья свозила его на Кавказ, в Пятигорск.

И маленький Лермонтов гулял вместе с бабушкой и гувернером по Пятигорску, смотрел на гору Машук, и никто не догадывался, что однажды через семнадцать лет на этом месте оборвется его жизнь. И только иногда маленькому Лермонтову становилось вдруг так печально, так одиноко, словно ему было суждено почувствовать одиночество и печаль всех людей на земле. И тогда он прятался от взрослых и торопливо записывал строчки стихов, которые приходили внезапно и неизвестно откуда.

– Надо тебя везти учиться, в Москву, – сказала бабушка, и когда Михаилу Юрьевичу исполнилось двенадцать лет, поехала с ним в старую столицу.

Великий русский поэт

А через несколько лет близкие знакомые читали стихи Михаила Лермонтова и удивлялись – стихи были удивительно красивые, умные и чаще печальные. И тем, кто их понимал, казалось, что Лермонтов написал про них, про мечты, печаль и тоску их души.

После учебы в Москве Лермонтов переехал в Санкт-Петербург и поступил в офицерскую школу. Тогда ее называли Школа гвардейских подпрапорщиков.

А в дни, когда вся Россия оплакивала гибель великого поэта Пушкина, в эти же дни Россия открыла стихи другого великого поэта – молодого офицера Лермонтова. Стихи назывались «На смерть поэта». Их переписывали, заучивали наизусть. А офицера Лермонтова за то, что он в этих своих стихах говорил правду про тех, кто правил страной, арестовали и сослали на Кавказ, на войну.

Михаил Юрьевич Лермонтов прожил совсем немного лет – двадцать семь. И все-таки он успел написать такие прекрасные стихи и поэмы, что и сегодня, если вы их прочитаете, вам может показаться, что он написал про вас. А все потому, что стихи эти – словно разговор души с душою, словно рассказ о жизни души вашей, моей и того человека, который жил до вас и будет жить после вас. И такие стихи всегда вечны.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: