Автобиографическое начало в «Мертвых душах»

Первый том поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» была начата в 1842 году. Она мыслилась автором как огромное эпическое произведение, имеющее своею целью «объять всю Русь». До нас дошел только первый том этого произведения и отдельные главы второго. О значении поэмы Гоголь писал А. О. Смирновой в 1845 году: «Вовсе не губерния, и не несколько уродливых помещиков, и не то, что им приписывают, есть предмет «Мертвых душ». Это пока еще тайна, которая должна быть вдруг, к изумлению всех (ибо ни одна душа из читателей не догадалась), раскрыться в последующих томах» (т. 6, с. 78).

В поэме Гоголь сумел выставить наружу всю пошлость пошлого человека, а в последующих томах он хотел изобразить духовное возрождение своих героев. В «Четырех письмах по поводу «Мертвых душ» он писал, что «русского человека испугала его ничтожность более, чем все его пороки и недостатки» (т. 6, с. 78). Автор хотел, чтобы его поэма была полезна и для читателей, и для него самого. Изображая пошлость и убожество своих героев, он хотел, чтобы читатели обратились бы на самих себя и увидели бы собственные недостатки. О себе он писал: «Никто из читателей моих не знал того, что, смеясь над моими героями, он смеялся надо мной» (т. 6, с. 78). И далее: «Я уже от многих своих гадостей избавился тем, что передал их своим героям» (т. 6, с. 81).

Однако Гоголь передал своим героям «Мертвых душ не только свои пороки и недостатки. Несмотря на эпичность и широту этого произведения, в нем отразилось множество личных черт автора.

В «Мертвых душах» ярко выразилось автобиографическое начало. В «Четырех письмах по поводу «Мертвых душ» Гоголь так писал об этом произведении: « ‹…› герои мои потому близки душе, что они из души; все мои последние сочинения — история моей собственной души» (т. 8, с. 77). Замысел «Мертвых душ» тоже связан с биографией писателя — по мнению Б. Н. Скворцова , история с покупкой мертвых душ, описанная в поэме, произошла на родине Гоголя. Дальний его родственник Пивинский устроил такую аферу. Гоголь писал в «Авторской исповеди», что сюжет «Мертвых душ» дал ему Пушкин, но случай с Пивинским был ему также, наверное, известен.

Б. Н. Скворцов в своей брошюре «Личные источники «Мертвых душ», написанной на нашу тему указывает четыре вида «личных источников»: собственно автобиографические, наблюдения над характерами близких и знакомых ( в третьем письме по поводу «Мертвых душ» Гоголь писал:

«Тут, кроме моих собственных, есть даже черты многих моих приятелей, есть и твои» (т. 6, с. 79).

Третий источник — это черты быта, подмеченные автором, и четвертый — материал, сообщенный другими. Об автобиографичности своих героев автор писал в «Четырех письмах по поводу «Мертвых душ» — «С этих пор я стал наделять своих героев сверх их собственных гадостей моей собственной дрянью. Вот как это делалось: взявши дурное свойство мое, я преследовал его в другом званье и на другом поприще, старался себе изобразить его в виде смертельного врага» (т. 6, с. 78). В письме к А. О. Россет от 15 апреля 1847 года Гоголь писал о том, что если у него не найдется достаточно материала, то в «Мертвых душах» на место людейи высунется его собственный нос» . На основании слов самого автора, Б. Н. Скворцов писал: «… Мы не ограничимся установлением наличности в героях «Мертвых душ» одной лишь «дряни» и «гадости» автора, а вообще — всех его черт, какие только возможно установить. Было в характере Гоголя что-то и маниловское, и чичиковское, и даже ноздревское»

Образцом маниловщины с ея «именинами сердца» Скворцов считал ранние письма Гоголя, особенно — письмо от 1 октября 1824 года, где он поздравляет мать с днем Ангела (Позвольте, дражайшая маминька! Позвольте поздравить вас с днем Ангела вашего, с сим блаженнейшим днем для каждого нежного и благодарного сына. Ваша родительская любовь и нежность, ваши благодеяния, ваши о мне попечения, — все сие побуждает меня приняться за перо, чтоб изъявить вам свою благодарность» (т. 9, с. 9). Скворцов отмечал, что Чичиков, как и Гоголь, имел страсть к приобретению чернильниц, вазочек, пресс-папье… . Эту черту отмечал в своих воспоминаниях о писателе Л. Арнольди: «Гоголь очень любил и ценил хорошие вещи и в молодости, как сам он мне говорил, имел страстишку к приобретению разных ненужных вещиц: чернильниц, вазочек, пресс-папье и проч.» . В «Мертвых душах» отразилась также привычка Гоголя, переданная героям многих его произведений, узнавать многое через слуг. Л. Арнольди вспоминал об этом: « Покуда мы обедали, он все время разговаривал с половым, расспрашивая его, откуда он, сколько получает жалованья, где его родители, кто чаще других заходит к ним в трактир, какое кушанье больше любят чиновники в Малоярославце и какую водку употребляют, хорош ли у них городничий и тому подобное. Расспросил о всех живущих в городе и близ города …» . Прием разузнавать все нужное среди слуг использовался в «Ревизоре», в «Игроках». Чиновники города NN узнавали о Чичикове «посредством лакейских знакомств».

Б. Н. Скворцов считал, что физиологический облик Чичикова — совершенно противоположный Гоголю. Гоголь писал в поэме: «Автор должен признаться, что весьма завидует аппетиту и желудку такого рода людей» (т.5, с. 59). По воспоминаниям П. А. Анненкова, Гоголь страдал бессонницей, приступами слабости, и никогда не отличался особенным здоровьем. В поэме отразилось и душевное состояние автора. Б. Н Скворцов писал: «Проследим теперь, как отразилось в «Мертвых душах» душевное состояние Гоголя, какой след передуманное им и пережитое оставило на страницах знаменитой поэмы» . Преобладающее настроение первой части — грустное, одна из причин которого — боязнь наступающей преждевременной старости. Об этом Гоголь писал в письме к А. С. Данилевскому от 5 февраля 1839 года нового стиля: «Мы приближаемся с тобою с (Высшие Силы! Какая это тоска!) к тем летам, когда уходят на дно глубже наши живые впечатления и когда наши ослабевающие силы, увы, часто не в силах вызвать их наружу … . Пусть мы будем иметь хотя несколько минут, в которые будем свежи и молоды» (т. 9, с. 122-123). Начало шестой главы поэмы перекликается со строками этого письма — «Прежде, давно в лета моей юности…» (т. 5, с.103).

Душевное состояние после разлуки с Жуковским отразилось в одиннадцатой главе первого тома поэмы. В письме к Жуковскому Гоголь описывал опустевшую комнату: «Мне все кажется, что из нее кто-то на минуту выехал или выезжает, что наполовину уложенный чемодан стоит посередине, по всем углам клоки обверточной бумаги, веревочек…» . Эти минуты перед отъездом Гоголь описал в поэме: «В продолжение этого времени он ‹Чичиков› имел удовольствие испытать приятные минут, известных каждому путешественнику, когда в чемодан все уложено и в комнате валяются только веревочки, бумажки да разный сор…» (т. 5, с.199).

При описании дома Собакевича Гоголь изображал то, что было близко и ему самому: «Было заметно, что при постройке его зодчий беспрестанно боролся со вкусом хозяина. Зодчий был педант и хотел симметрии, хозяин — удобства…» (т. 5, с.88). В 1830 году Гоголь был вовлечен в хлопоты по поводу дома в Васильевке, он заботился о том, чтобы было соблюдено как можно больше экономии и вместе с тем, чтобы дать постройкам лучший вид.

Третий вид источников — детские воспоминания Гоголя. Так, пруд в деревнях Манилова и Петуха напоминают пруд в Васильевке посреди сада. В «Мертвых душах» нашли отражение те случаи, которые происходили в жизни Гоголя и были замечены им и некоторыми из его современников. Так, в первой главе поэмы в описании города, который отправился посмотреть недавно приехавший Павел Иванович Чичиков, есть следующая деталь: «Кое-где просто на улице стояли столы с орехами, мылом и пряниками, похожими на мыло…» (т.5, с.14).

С. Т. Аксаков вспоминал случай, произшедший с Гоголем: «не помню, где-то предлагали нам купить пряников. Гоголь, взявши один из них, начал с самым простодушным видом и серьезным голосом уверять продавца, что это не пряники; что он ошибся и захватил как-нибудь куски мыла вместо пряников, что и по белому их цвету это видно, да и пахнут они мылом, что пусть он сам отведает и что мыло стоит гораздо дороже, чем пряники. Продавец сначала очень серьезно и убедительно доказывал, что это точно пряники, а не мыло, и, наконец, рассердился» .

Большое значение для «Мертвых душ» имеют детские воспоминания Гоголя. В описании сада, окружавшего дом Манилова, отразились пейзажи Васильевки, близкие Гоголю с детства. Василий Афанасьевич Гоголь, отец писателя, разбил в парке аллеи и клумбы, у него были беседки и грот. Некоторым из них он давал названия: аллея «Долина спокойствия», беседка «Мечта»…

Гоголь описывал усадьбу Манилова: «…были разбросаны по-английски две-три клумбы с кустами сиреней и желтых акаций; пять-шесть берез небольшими купами кое-где возносили свои мелколистные жиденькие вершины. Под двумя из них видна была беседка с плоским зеленом куполом, деревянными голубыми колоннами и надписью: «Храм уединенного размышления» (т. 9, с. 124). По мнению исследователя творчества Гоголя В. И. Шенрока , в основу изображений дорог, по которым путешествовал Чичиков, и дорожных впечатлений легли путевые впечатления автора во время поездок в Нежин, где учился Гоголь, и обратно в Васильевку. Шенрок так писал об этом: «Искренние, в высшей степени прочувствованные воспоминания Гоголя о детстве в начале шестой главы «Мертвых душ» и особенно о поездках и о дороге имеют, несомненно весьма важное автобиографическое значение. Всего важнее в этом смысле следующие слова его после длинного перечисления предметов и людей, привлекавших его внимание: «я уносился мысленно за ними, в бедную жизнь их». В поэме Гоголь говорил о дороге: «А сколько родилось в тебе чудных замыслов, поэтических грез, сколько перечувствовалось дивных впечатлений !» (т. 5, с. 203). Шенрок считал, что «известная доля этих впечатлений накопилась в чутком детском возрасте и несомненно, т гда развивалась восприимчивостьлк ним, а равно «странное созвучие впечатлениям длинной дороги зародилось, наверное, еще очень рано» .

В 1821 году Гоголь был принят в Нежинскую гимназию высших наук. Многое из того, что он видел там и слышал, оставило глубокий отпечаток в его душе, многое отразилось потом в его произведениях. П. А. Кулиш писал о Гоголе того периода: « Маленькие злые, ребяческие проказы были в его духе, и то, что он рассказывает в «Мертвых душах» о гусаре, списано с натуры» . В поэме Гоголь сравнивал положение чиновников, приведенных в замешательство дамами губернского города, с положением школьника, «которому сонному товарищи, вставшие пораньше, сунули в нос гусара, то есть бумажку, наполненную табаком.

Потянувши впросонках весь табак к себе со всем усердием спящего, он пробуждается вскакивает ‹…›и потом уже различает озаренные косвенным лучом солнца стены, смех товарищей, скрывшихся по углам, и глядящее в окно наступившее утро, с проснувшимся лесом, звучащим тысячами птичьих голосов, и с осветившеюся рекою, там и там пропадающею блещущими загогулинами тонких тростников …» (т. 9, с. 173). П. А Кулиш. в своем «Опыте биографии Н. В. Гоголя» писал, что эти «блестящие загогулины между тонких тростников» живо напоминают тому, кто знает местность Нежинского Лицея, протекающую мимо него тихую, поросшую камышами речку, а проснувшийся лес, звучащий тысячами птичьих голосов, есть не что иное, как тенистый обширный сад Лицея, похожий на лес.» . В конце шестой главы, Чичиков, возвращаясь от Плюшкина в гостиницу, слышит «те слова, которые вдруг обдадут, как варом, какого-нибудь замечтавшегося двадцатилетнего юношу» (т. 5, с. 122), автор в образе «замечтавшегося двадцатилетнего юноши», который «в небесах и к Шиллеру заехал в гости» (т. 5, с. 122), изобразил своего нежинского приятеля Н. В. Кукольника . Кукольник увлекался тогда шиллеровскими драмами, и Гоголь прозвал его «Возвышенным». В то время увлекался Шиллером и Гоголь. В апреле 1827 года он писал матери из Нежина, что за «Шиллера» заплатил немалые то тем временам деньги — сорок рублей. В начале седьмой главы поэмы он рассуждает о двух разных писателях. В первом, который «из великого омута ежедневно вращающихся образов избрал одни немногие исключения, который не изменял ни разу возвышенного строя своей лиры ‹…› и, не касаясь земли весь повергался в свои далеко отторгнутые от нее и возвеличенные образы» (т. 5, с. 123), угадывается образ Шиллера. Однако в поэме звучит уже критическое к нему отношение: «Он окурил упоительным куревом людские очи; он чудно польстил им, сокрыв печальное в жизни, показав им прекрасного человека» (т. 5, с. 123). Ему противопоставляется «судьба писателя, дерзнувшего вызвать наружу все, что ежеминутно перед очами и чего не зрят равнодушные очи, — всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных повседневных характеров, которыми кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога…» (т. 5, с. 123). Скорее всего, говоря об этом писателе, Гоголь думал о себе.

Души «мертвые и живые» в поэме Н. В. Гоголя

Осенью 1835 года Гоголь принимается за работу над “Мертвыми душами”, сюжет которых, как и сюжет “Ревизора”, был ему подсказан Пушкиным. “Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь”, — пишет он Пушкину. Объясняя замысел “Мертвых душ”, Гоголь писал, что образы поэмы — “ничуть не портреты с ничтожных людей, напротив, в них собраны черты тех, которые считают себя лучше других”. Наверное, именно поэтому понятие “мертвые души” в гоголевской поэме постоянно меняет свой смысл, переходя из одного в другой: это не только умершие крепостные крестьяне, купить которых решил аферист Чичиков, но и духовно омертвевшие помещики и чиновники.
Центральное место в первом томе занимают пять “портретных” глав (со второй по шестую). Эти главы, построенные по одинаковому плану, показывают, как на почве крепостничества складывались разные типы крепостников и как крепостное право в 20—30-х годах XIX века, в связи с ростом капиталистических сил, приводило помещичий класс к экономическому упадку. Гоголь дает эти главы в определенном порядке. Бесхозяйственного помещика Манилова (2 глава) сменяет мелочная Коробочка (3 глава), безалаберного прожигателя жизни Ноздрева (4 глава) — прижимистый Собакевич (5 глава). Завершает эту галерею помещиков Плюшкин — скряга, доведший свое имение и крестьян до полного разорения.
С большой выразительностью в “портретных” главах дана картина упадка помещичьего класса. От праздного мечтателя, живущего в мире своих грез, Манилова, к “дубинноголовой” Коробочке, от нее — к бесшабашному моту, вралю и шулеру Ноздреву, далее — к оскотинившемуся кулаку Плюшкину ведет нас Гоголь, показывая все большее моральное падение и разложение представителей помещичьего мира. Поэма превращается в гениальное обличение крепостничества, того класса, который является вершителем судеб государства.
Галерея портретов помещиков открывается образом Манилова. “На взгляд он был человек видный; черты лица его не были лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару; в приемах и оборотах его было что-то заискивающее расположения и знакомства. Он улыбался заманчиво, был белокур, с голубыми глазами”. Раньше он “служил в армии, где считался скромнейшим, деликатнейшим и образованнейшим офицером”. Живя в поместье, он “иногда приезжает в город. чтобы увидеться с образованнейшими людьми”. На фоне обитателей города и поместий он кажется “весьма обходительным и учтивым помещиком”, на котором лежит какой-то отпечаток “полупросвещенной” среды. Однако, раскрывая внутренний облик Манилова, его характер, рассказывая о его отношении к хозяйству и времяпрепровождении, рисуя прием Маниловым Чичикова, Гоголь показывает полнейшую пустоту и никчемность этого “существователя ”.
Писатель подчеркивает в характере Манилова его слащавую, бессмысленную мечтательность. У Манилова не было никаких живых интересов. Он не занимался хозяйством, передоверив его приказчику. Он даже не знал, умирали ли у него крестьяне со времени последней ревизии. Вместо тенистого сада, обычно окружавшего барский дом, у Манилова “только пять-шесть берез. ” с жидкими вершинами.
Свою жизнь Манилов проводит в праздности. Он отошел от всякого труда, даже не читает ничего: два года в его кабинете лежит книга, заложенная все на той же 14-й странице. Свое безделье Манилов скрашивает беспочвенными мечтами и бессмысленными “прожектами” (проектами), вроде постройки подземного хода в доме, каменного моста через пруд. Вместо настоящего чувства — у Манилова “приятная улыбка”, вместо мысли — какие-то бессвязные, глупые рассуждения, вместо деятельности — пустые мечты.
Другим представителем “мертвых душ” в поэме мы назовем Плюшкина. Это “прореха на человечестве”. Все человеческое умерло в нем, в полном смысле слова это мертвая душа. К такому выводу ведет нас Гоголь, развивая и углубляя тему духовной гибели человека. Деревенские избы села Плюшкина имеют вид “особенной ветхости”, барский дом выглядит “инвалидом”, бревенчатая мостовая пришла в негодность. А каков хозяин? На фоне жалкой деревушки перед Чичиковым предстала странная фигура: не то мужик, не то баба, в “неопределенном платье, похожем на женский капот”, таком рваном, замасленном и заношенном, что “если бы Чичиков встретил его, так принаряженного, где-нибудь у церковных дверей, то, вероятно, дал бы ему медный грош”.
Но не нищий стоял перед Чичиковым, а богатый помещик, владелец тысячи душ, у которого кладовые, амбары и сушильни полны были всякого добра. Однако все это добро гнило, портилось, превращалось в труху. Отношения Плюшкина к покупщикам, его хождения по селу за сбором всякой дряни, знаменитые кучи хлама на его столе и на бюро выразительно говорят о том, как скряжничество приводит Плюшкина к бессмысленному накопительству, приносящему его хозяйству одно разорение. Все пришло в полный упадок, крестьяне “мрут, как мухи”, десятками числятся в бегах. Бессмысленная скупость, царящая в душе Плюшкина, порождает в нем подозрительность к людям, недоверие и враждебность ко всему окружающему, жестокость и несправедливость по отношению к крепостным.
У Плюшкина нет никаких человеческих чувств, даже отцовских. Вещи для него дороже людей, в которых он видит только мошенников и воров. “И до такой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек!” — восклицает Гоголь.
Вся галерея образов, данная в первом томе “Мертвых душ”, убедительно раскрывает внутреннее убожество и косный, затхлый вид крепостников-душевладельцев. Герои Гоголя — не Онегины и Печорины, а то поместное дворянство, которое представлено на балу у Лариных.
“Мертвым душам” поэмы противопоставлены “живые” — народ талантливый, трудолюбивый, многострадальный. С глубоким чувством патриота и верой в .великое будущее своего народа пишет о нем Гоголь. Он видел бесправие крестьянства, его приниженное положение и то отупение и одичание крестьян, которые явились результатом крепостного права. Таковы дядя Митяй и дядя Миняй, крепостная девочка Пелагея, не отличавшая, где право, а где лево, плюшкинские Прошка и Мавра, забитые до крайности.
Но и в этой социальной подавленности Гоголь видел живую душу “бойкого народа” и расторопность ярославского мужика. Он с восхищением и любовью говорит о трудолюбии народа, смелости и удали, выносливости и жажде свободы. Крепостной богатырь, плотник Пробка “в гвардию годился бы”. Он исходил с топором за поясом и сапогами на плечах все губернии. Каретник Михей создавал экипажи необыкновенной прочности и красоты. Печник Милушкин мог поставить печь в любом доме. Талантливый сапожник Максим Телятников — “что шилом кольнет, то и сапоги, что сапоги, то и спасибо”. А Еремей Сорокоплехин “одного оброку приносил по пятьсот рублей!”.
Вот беглый крепостной Плюшкина Абакум Фыров. Не выдержала его душа гнета неволи, потянуло его на широкий волжский простор, он “гуляет шумно и весело на хлебной пристани, порядившись с купцами”. Но нелегко ему ходить с бурлаками, “таща лямку под одну бесконечную, как Русь, песню”. В песнях бурлаков Гоголь слышал выражение тоски и стремление народа к другой жизни, к прекрасному будущему.
Горячая вера в скрытые до времени, но необъятные силы всего народа, любовь к родине, дают Гоголю силы верить в ее великое будущее.

12323 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Мертвые души / Души «мертвые и живые» в поэме Н. В. Гоголя

Смотрите также по произведению «Мертвые души»:

Изображение помещиков в поэме «Мёртвые души» Николая Гоголя

Мечта о будущем эпическом произведении, посвященном России, привела Гоголя к замыслу поэмы «Мёртвые души». Работа над произведением началась в 1835 году. сюжет поэмы подсказанный Пушкиным, определил первоначальную схему произведения: показать Русь с одного боку», т. е. с её отрицательной стороны. Однако конечной целью своего труда Гоголь планировал «выставить на всенародные очи» всё то хорошее, что таилось в русской жизни и что давало надежду на возможность её обновления. Широта замысла определила обращение писателя

По законам эпоса Гоголь воссоздает в поэме картину жизни, стремясь к максимальной широте охвата. Мир этот уродлив. Мир этот страшен. Это мир перевернутых ценностей, духовные ориентиры в нем извращены, законы, по которым он существует, — аморальны. Но живя внутри этого мира, родившись в нем и восприняв его законы, практически невозможно оценить степень его аморальности, увидеть пропасть, отделяющую его от мира истинных ценностей. Более того, невозможно понять причину, вызывающую духовную деградацию, нравственный распад общества. В этом миру живут Плюшкин, Ноздрев, Манилов, прокурор, полицмейстер

Показывая все уродство и духовное убожество своих героев, он все время переживает утрату в них человеческого начала. Это «смех сквозь слезы», как определил писатель своеобразие своего творческого метода. Поэму восторженно приветствовал Белинский, увидевший в ней «творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни, столько же истинное, сколько и патриотическое, беспощадно сдергивающее покров с действительности и дышащее страстною, кровною любовию к плодовитому зерну русской жизни: творение необъятно художественное…».

Internal Server Error

The server encountered an internal error or misconfiguration and was unable to complete your request.

Please contact the server administrator to inform them of the time this error occurred, and the actions you performed just before this error.

More information about this error may be available in the server error log.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: