Антон чехов палата 6 читать

Вернулся Мойсейка и, увидев доктора, протянул руку.

— Дай копеечку! — сказал он.

Андрей Ефимыч отошел к окну и посмотрел в поле. Уже становилось темно и на горизонте с правой стороны восходила холодная, багровая луна. Недалеко от больничного забора, в ста саженях, не больше, стоял высокий белый дом, обнесенный каменною стеной. Это была тюрьма.

«Вот она действительность!» — подумал Андрей Ефимыч, и ему стало страшно.

Были страшны и луна, и тюрьма, и гвозди на заборе, и далекий пламень в костопальном заводе. Сзади послышался вздох. Андрей Ефимыч оглянулся и увидел человека с блестящими звездами и с орденами на груди, который улыбался и лукаво подмигивал глазом. И это показалось страшным.

Андрей Ефимыч уверял себя, что в луне и в тюрьме нет ничего особенного, что и психически здоровые люди носят ордена и что все со временем сгниет и обратится в глину, но отчаяние вдруг овладело им, он ухватился обеими руками за решетку и изо всей силы потряс ее. Крепкая решетка не поддалась.

Потом, чтобы не так было страшно, он пошел к постели Ивана Дмитрича и сел.

— Я пал духом, дорогой мой, — пробормотал он, дрожа и утирая холодный пот. — Пал духом.

— А вы пофилософствуйте, — сказал насмешливо Иван Дмитрич.

— Боже мой, боже мой. Да, да. Вы как-то изволили говорить, что в России нет философии, но философствуют все, даже мелюзга. Но ведь от философствования мелюзги никому нет вреда, — сказал Андрей Ефимыч таким тоном, как будто хотел заплакать и разжалобить. — Зачем же, дорогой мой, этот злорадный смех? И как не философствовать этой мелюзге, если она не удовлетворена? Умному, образованному, гордому, свободолюбивому человеку, подобию божию, нет другого выхода, как идти лекарем в грязный, глупый городишко, и всю жизнь банки, пиявки, горчишники! Шарлатанство, узкость, пошлость! О боже мой!

— Вы болтаете глупости. Если в лекаря противно, шли бы в министры.

— Никуда, никуда нельзя. Слабы мы, дорогой. Был я равнодушен, бодро и здраво рассуждал, а стоило только жизни грубо прикоснуться ко мне, как я пал духом. прострация. Слабы мы, дрянные мы. И вы тоже, дорогой мой. Вы умны, благородны, с молоком матери всосали благие порывы, но едва вступили в жизнь, как утомились и заболели. Слабы, слабы!

Что-то еще неотвязчивое, кроме страха и чувства обиды, томило Андрея Ефимыча все время с наступления вечера. Наконец он сообразил, что это ему хочется пива и курить.

— Я выйду отсюда, дорогой мой, — сказал он. — Скажу, чтобы сюда огня дали. Не могу так. не в состоянии.

Андрей Ефимыч пошел к двери и отворил ее, но тотчас же Никита вскочил и загородил ему дорогу.

— Куда вы? Нельзя, нельзя! — сказал он. — Пора спать!

— Но я только на минуту, по двору пройтись! — оторопел Андрей Ефимыч.

— Нельзя, нельзя, не приказано. Сами знаете.

Никита захлопнул дверь и прислонился к ней спиной.

— Но если я выйду отсюда, что кому сделается от этого? — спросил Андрей Ефимыч, пожимая плечами. — Не понимаю! Никита, я должен выйти! — сказал он дрогнувшим голосом. — Мне нужно!

— Не заводите беспорядков, нехорошо! — сказал наставительно Никита.

— Это черт знает что такое! — вскрикнул вдруг Иван Дмитрич и вскочил. — Какое он имеет право не пускать? Как они смеют держать нас здесь? В законе, кажется, ясно сказано, что никто не может быть лишен свободы без суда! Это насилие! Произвол!

— Конечно, произвол! — сказал Андрей Ефимыч, подбодряемый криком Ивана Дмитрича. — Мне нужно, я должен выйти. Он не имеет права! Отпусти, тебе говорят!

— Слышишь, тупая скотина? — крикнул Иван Дмитрич и постучал кулаком в дверь. — Отвори, а то я дверь выломаю! Живодер!

— Отвори! — крикнул Андрей Ефимыч, дрожа всем телом. — Я требую!

— Поговори еще! — ответил за дверью Никита. — Поговори!

— По крайней мере, поди позови сюда Евгения Федорыча! Скажи, что я прошу его пожаловать. на минуту!

— Завтра они сами придут.

— Никогда нас не выпустят! — продолжал между тем Иван Дмитрич. — Сгноят нас здесь! О господи, неужели же в самом деле на том свете нет ада и эти негодяи будут прощены? Где же справедливость? Отвори, негодяй, я задыхаюсь! — крикнул он сиплым голосом и навалился на дверь. — Я размозжу себе голову! Убийцы!

Никита быстро отворил дверь, грубо, обеими руками и коленом отпихнул Андрея Ефимыча, потом размахнулся и ударил его кулаком по лицу. Андрею Ефимычу показалось, что громадная соленая волна накрыла его с головой и платила к кровати; в самом деле, во рту было солоно: вероятно, из зубов пошла кровь. Он, точно желая выплыть, замахал руками и ухватился за чью-то кровать, и в это время почувствовал, что Никита два раза ударил его в спину.

Громко вскрикнул Иван Дмитрич. Должно быть, и его били.

Затем все стихло. Жидкий лунный свет шел сквозь решетки, и на полу лежала тень, похожая на сеть. Было страшно. Андрей Ефимыч лег и притаил дыхание; он с ужасом ждал, что его ударят еще раз. Точно кто взял серп, воткнул в него и несколько раз повернул в груди и в кишках. От боли он укусил подушку и стиснул зубы, и вдруг в голове его, среди хаоса, ясно мелькнула страшная, невыносимая мысль, что такую же точно боль должны были испытывать годами, изо дня в день эти люди, казавшиеся теперь при лунном свете черными тенями. Как могло случиться, что в продолжение больше чем двадцати лет он не знал и не хотел знать этого? Он не знал, не имел понятия о боли, значит, он не виноват, но совесть, такая же несговорчивая и грубая, как Никита, заставила его похолодеть от затылка до пят. Он вскочил, хотел, крикнуть изо всех сил и бежать скорее, чтоб убить Никиту, потом Хобвтова, смотрителя и фельдшера, потом себя, но из груди не вышло ни одною звука и ноги не повиновались; задыхаясь, он рванул на груди халат и рубаху, порвал и без чувств повалился на кровать.

Утром на другой день у него болела голова, гудело в ушах и во всем теле чувствовалось недомогание. Вспоминать о вчерашней своей слабости ему не было стыдно. Он был вчера малодушен, боялся даже луны, искренно высказывал чувства и мысли, каких раньше и не подозревал у себя. Например, мысли о неудовлетворенности философствующей мелюзги. Но теперь ему было все равно.

Он не ел, не пил, лежал неподвижно и молчал.

«Мне все равно, — думал он, когда ему задавали вопросы. — Отвечать не стану. Мне все равно».

После обеда пришел Михаил Аверьяныч и принес четвертку чаю и фунт мармеладу. Дарьюшка тоже приходила и целый час стояла около кровати с выражением тупой скорби на лице. Посетил его и доктор Хоботов. Он принес склянку с бромистым калием и приказал Никите покурить в палате чем-нибудь.

Под вечер Андрей Ефимыч умер от апоплексического удара. Сначала он почувствовал потрясающий озноб и тошноту; что-то отвратительное, как казалось, проникая во все тело, даже в пальцы, потянуло от желудка к голове и залило глаза и уши. Поледенело в глазах. Андрей Ефимыч понял, что ему пришел конец, и вспомнил, что Иван Дмитрич, Михаил Аверьяныч и миллионы людей верят в бессмертие. А вдруг оно есть? Но бессмертия ему не хотелось, и он думал о нем только одно мгновение. Стадо оленей, необыкновенно красивых и грациозных, о которых он читал вчера, пробежало мимо него; потом баба протянула к нему руку с заказным письмом. Сказан что-то Михаил Аверьяныч. Потом все исчезло, и Андрей Ефимыч забылся навеки.

Пришли мужики, взяли его за руки и за ноги и отнесли в часовню. Там он лежал на столе с открытыми глазами, и лупа ночью освещала его. Утром пришел Сергей Сергеич, набожно помолился на распятие и закрыл своему бывшему начальнику глаза.

Через день Андрея Ефимыча хоронили. На похоронах были только Михаил Аверьяныч и Дарьюшка.

Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© — мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись
Если ты уже один из нас, то вход тут.

Интересно

Согласно формулировке Комиссии по лесному хозяйству Великобритании, Лондон – «крупнейший городской лес в мире».

Палата № 6 (Чехов Антон)

«Палата №6» – история доктора, который сам становится пациентом. Опыт работы земским врачом позволил писателю предельно достоверно описать быт больницы, взаимоотношения врачей и больных. Рассказ проникнут горькой иронией и ощущением безнадежности, но, возможно, именно бессилие чеховских героев заставит кого-то впервые в жизни совершить Поступок – чтобы доказать самому себе, что он-то не находится в этой палате.

Палата № 6 (Чехов)

← Соседи Палата № 6
автор Антон Павлович Чехов (1860—1904)
Глава I →
Опубл.: 1892 [1] . Источник: ФЭБ со ссылкой на книгу А. П. Чехов . Сочинения в 18 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1977. — Т. 8. [Рассказы. Повести], 1892—1894. — С. 72—126.

Оглавление [ править ]

Примечания [ править ]

  1. ↑ Впервые — в журнале «Русская мысль», 1892, № 11, с. 76—123 с подписью Антон Чехов. Повесть была с исправлениями опубликована в сборнике «Палата №6» (изд. А. С. Суворина, 1893; с незначительными изменениями повторено во 2—7 изданиях того же сборника 1893—1899), а также вышла в серии «Для интеллигентных читателей», изд. «Посредник», М., 1893 (изд. 2 и 3—1894 и 1899).
Палата № 6 Текст

С этой книгой читают

«Палата №6» – история доктора, который сам становится пациентом. Опыт работы земским врачом позволил писателю предельно достоверно описать быт больницы, взаимоотношения врачей и больных. Рассказ проникнут горькой иронией и ощущением безнадежности, но, возможно, именно бессилие чеховских героев заставит кого-то впервые в жизни совершить Поступок – чтобы доказать самому себе, что он-то не находится в этой палате.

  • Возрастное ограничение: 12+
  • Дата выхода на ЛитРес: 06 ноября 2008
  • Дата написания: 1892
  • Объем: 70 стр.
  • ISBN: 978-5-17-031957-2, 5-17-031957-6, 5-9713-0045-8
  • Правообладатель: Public Domain
  • Оглавление
  • Жанр:л итература 19 века, р усская классика, с писок школьной литературы 10-11 класс
  • Теги:п овести, с оциальная проза

Пьянствовать глупо, неприлично, но пить – умирать, и не пить – умирать.

Так же вот бывают люди, которые всегда говорят одни только умные и хорошие слова, но чувствуешь, что они тупые люди».

На земле нет ничего такого хорошего, что в своем первоисточнике не имело бы гадости.

подлецы сыты и одеты, а честные питаются крохами;

Покой и довольство человека не вне его, а в нем самом.

Хочу выделить одну цитату, она наиболее яркая на мой взгляд : «Так вот же бывают люди, которые всегда говорят одни только умные и хорошие слова, но чувствуешь, что они тупые люди.»

Читал в школе, ничего не понял. Потом читал когда было лет 20, показалось очень скучно. Сейчас мне 30 и я поражен этим произведением. Всем советую, даже если уже читали.

Очень необычное произведение, которое показывает ситуацию «перевертыша»: врач Андрей Ефимыч оказывается в ситуации пациента своей же больницы, да еще психиатрической специализации. Причем, Чехов, как врач, очень достоверно описывает этот процесс. Повесть много лет волнует умы множества людей, заинтриговывает читателя с самого начала. У меня первое прочтение вызвало шок, я никак не могла понять, как такое может случиться. Но потом от некоторых врачей приходилось слышать, что может быть такое.

Интересно Чехов описывает больных. Возникает мысль – а чем пациенты отличаются от здоровых?

И еще меня поразило резкое изменение отношения к доктору со стороны сторожа Никиты после водворения доктора в палату №6 в качестве пациента. И так в жизни тоже бывает.

В общем, это всё – о жизни.

Отличная книга. Меня не удивила судьба главного героя. Все вполне логично: прожил в равнодушии ко всем и такое же отношение получил в ответ. Давайте будем добрее друг к другу, и добро вернется нам.

На мой взгляд, эта книга есть замечательная иллюстрация относительности и субъективности взглядов и убеждений.

Ведь по своей сути Иван Дмитриевич не нуждался в опеке врачей и изоляции от общества, даже с учетом его мании преследования. А Андрей Ефимович и вовсе больным не был, но общество не может быть объективно к личности, и все, что не способно понять, в силу своей «узколобости» или же невежества называет не нормальным, а то и вовсе опасным.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: