Анализ стихотворения вского

Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» написано в 1926 году. Оно является примером гражданской лирики. Лирическое чувство и штатский пафос в нем нераздельны. Конкретный случай – саммит с пароходом, носящим имя героически погибшего чекиста, которого лично знал Маяковский, — побуждает поэта к размышлениям о подвиге и героизме, об ответственности человека за судьбы революции. Со свойственной поэтическому стилю Маяковского конкретностью запечатлены детали этой неожиданной встречи: как неторопливо пароход «разворачивался и выходил» в порт после дальнего, нелегкого перехода – «От Батума, чай, котлами покипел»; дымящиеся его трубы, остающийся на глади залива продолжительный пенящийся след. Лирические воспоминания поэта о дружеских встречах с Нетте, позволяющие проворно представить героя с его человеческим увлечениями и в то же час почувствовать его беззаветную преданность революции, перерастают в большой разговор о жизни.

Образ Нетте с его внешней медлительностью то как бы проступает сквозь очертания медленно входящего в залив парохода «в блюдечках-очках спасательных кругов»; то создается в прямых зарисовках картин сохранившейся в память совместной поездки – «Помнишь, Нетте, — в бытность человеком ты пивал чаи со мною в дип-купе?». Случайный, казалось бы, повод – встречу с «пароходом-человеком» поэт использует не только для того. Чтобы несколькими штрихами возродить, вернуть путь к жизни образ замечательного человека, стойкого бойца революции, но и оказать весомые поэтические слова о самой революционной эпохе.

Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» строится по той же схеме, что и многие другие стихотворение, например, «Сергею Есенину». Сначала возникает впечатляющая картина встречи с человеком, который спал пароходом; следующий за этим разговор с человеком и пароходом одновременно, не снижая образа героя, пишет ему подлинную откровенность. «А дальше – стих обретает патетическое звучание: речь идет о самом главном для поэта и его читателя, о том, что наполняет их жизнь высоким смыслом. Но и этого мало – в концовке поэтическая мысль предельно концентрируется, выражается с предельной четкостью, когда вероятность недомолвок исключается напрочь» (А.С.Карпов).

У такого стиха есть свои достоинства: ясность мысли, напористость интонации, непосредственность обращения к аудитории.

Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» пронизано мыслью о революции. Настоящее освещено в нем мечтой о коммунистическом будущем, когда весь мир станет «единым человечьим общежитием», — той мечтой, которая зародилась как глубокое народное стремление в прошлом и нашла свое выражение у классиков, например, у Пушкина и польского поэта Мицкевича («Когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся»).

«Надоело» В. Маяковский

«Надоело» Владимир Маяковский

Не высидел дома.
Анненский, Тютчев, Фет.
Опять,
тоскою к людям ведомый,
иду
в кинематографы, в трактиры, в кафе.

За столиком.
Сияние.
Надежда сияет сердцу глупому.
А если за неделю
так изменился россиянин,
что щеки сожгу огнями губ ему.

Осторожно поднимаю глаза,
роюсь в пиджачной куче.
«Назад,
наз-зад,
назад!»
Страх орет из сердца.
Мечется по лицу, безнадежен и скучен.

Не слушаюсь.
Вижу,
вправо немножко,
неведомое ни на суше, ни в пучинах вод,
старательно работает над телячьей ножкой
загадочнейшее существо.

Глядишь и не знаешь: ест или не ест он.
Глядишь и не знаешь: дышит или не дышит он.
Два аршина безлицого розоватого теста!
хоть бы метка была в уголочке вышита.

Только колышутся спадающие на плечи
мягкие складки лоснящихся щек.
Сердце в исступлении,
рвет и мечет.
«Назад же!
Чего еще?»

Влево смотрю.
Рот разинул.
Обернулся к первому, и стало иначе:
для увидевшего вторую образину
первый —
воскресший Леонардо да Винчи.

Нет людей.
Понимаете
крик тысячедневных мук?
Душа не хочет немая идти,
а сказать кому?

Брошусь на землю,
камня корою
в кровь лицо изотру, слезами асфальт омывая.
Истомившимися по ласке губами
тысячью поцелуев покрою
умную морду трамвая.

В дом уйду.
Прилипну к обоям.
Где роза есть нежнее и чайнее?
Хочешь —
тебе
рябое
прочту «Простое как мычание»?

Для истории

Когда все расселятся в раю и в аду,
земля итогами подведена будет —
помните:
в 1916 году
из Петрограда исчезли красивые люди.

Анализ стихотворения Маяковского «Надоело»

Тема одиночества очень ярко прослеживается в творчестве Владимира Маяковского, который считал себя гением и при этом был убежден, что его творчество недоступно для понимания окружающих. Однако поэт искал не столько соратников, сколько людей, которые бы сочувствовали ему и проявляли самое обыкновенное человеческое внимание. В многотысячной толпе Маяковский мог ощущать себя неприкаянным и никому не нужным. Это чувство он пронес с собою через всю жизнь, сожалея о том, что во всем мире не нашлось ни одного человека, который бы смог принять поэта таким, каков он есть.

Жить в одиночестве и при этом быть публичным человеком – довольно сложно. Это противоречивое ощущение Маяковский попытался выразить в стихотворении «Надоело», написанном в 1916 году. Автор, нуждающийся в моральной поддержке и ободрении, «тоскою к людям ведомы», отправляется в очередную прогулку по городу, выбирая места наибольшего скопления людей. Он ищет тех, кто мог бы стать ему близок духовно, каждый раз ловя себя на мысли, что «надежда сияет сердцу глупому». Следует учесть, что к моменту написания стихотворения «Надоело» общество уже настолько пропитано революционными идеями, что между сословиями стерты практически все грани. И по внешнему виду трудно определить, кто перед тобой – вчерашний крестьянин, разбогатевший на торговле пшеницей, или же обнищавший аристократ, спившийся и опустившийся. Поэтому при виде разномастной толпы в ресторане у поэта «страх орет из сердца. Мечется по лицу, безнадежен и скучен». Взгляд Маяковского выхватывает отдельных людей, лица которых представляют собой «два аршина безлицего розоватого теста». Поэту трудно проникнуть под эту маску безразличия и равнодушия, которой свои истинные чувства завешивают окружающие. Поэтому автор с горечью заявляет: «Нет людей», И осознание этого настолько шокирует Маяковского, что он готов в кровь истереть лицо об мостовую, «слезами асфальт омывая» и искать сочувствия у проезжающего трамвая, у которого, в отличие от людей, «умная морда», а также у обоев с нежными чайными розами, которыми оклеены стены его комнаты.

У поэта нет претензий к несовершенному миру, который так несправедлив к тем, кто нуждается в любви и заботе. Однако автор ставит обществу неутешительный диагноз, утверждая, что «в 1916 году из Петрограда исчезли красивые люди». Причем, речь идет не о внешности, а о душевных качествах, которыми славились россияне, обладающие отзывчивостью, терпимостью, чуткостью и природной добротой.

Анализ стихотворения Маяковского «Хорошее отношение к лошадям»

В сложное для России время, в период политического перелома, в сложных социально-бытовых условиях, русские поэты обращаются в своих произведениях к подлинным духовным ценностям, пишут о нравственности, морали, милосердии и сострадании.

В.В. Маяковский в стихотворении «Хорошее отношение к лошадям» размышляет о пороках современного общества, недостатках людей. Как и многие произведения поэта, это стихотворение имеет сюжет: люди, увидев упавшую лошадь, продолжают заниматься своими делами, и исчезло сострадание, милосердное отношение к беззащитному

Чего вы думаете, что вы их плоше.

Знаменитая фраза из поэтического произведения: «…все мы немножко лошади», стала фразеологизмом. В жизни каждого человека наступает такой период, когда он нуждается в сочувствии, сострадании, поддержке. Стихотворение учит доброте, милосердию, человечности. Атмосферу трагического одиночества создают различные поэтические приемы. Самый распространенный среди них: прием звукописи (описание предмета передано через его звуковое сопровождение).

Нетрадиционное сочетание слов используется поэтом для передачи изображаемого конфликта: «улица опрокинулась», «смеялся Кузнецкий», «улица скользила». Особая рифмовка поэтического стихотворения также способствует нагнетанию тягостной атмосферы одиночества живого существа – лошади в толпе зевак:

За зевакой зевака,

Штаны пришедшие Кузнецким клешить

Смех зазвенел и зазвякал:

В.В. Маяковский использует в стихотворении различные художественно-выразительные средства, которые создают особую атмосферу, делают изображаемую поэтическую картину более яркой, выразительной.

Например, метафора «льдом обута» передает восприятие лошади: скользит улица, а не лошадь. Инверсия «штаны пришедшие Кузнецким клешить» раскрывает место и время действия стихотворения: торговые ряды Кузнецкого моста, особенно модным в то время было носить брюки-клеш.

Описываемое потом происшествие оставляет тягостное впечатление у читателя, но финал стихотворения оптимистичен, так как в образе лирического героя лошадь нашла сопереживающего человека:

и не нуждалась в няньке,

может быть, и мысль ей моя казалось пошла,

Финал стихотворения символичен: лошадь вспоминает детство – самую беззаботную пору жизни, когда каждый мечтает о счастливом будущем, надеется на лучшую жизнь:

И все ей казалось –

И работать стоило.

В основе произведения реальный факт, которому автор был очевидцем.

Стихотворение начинается с топота копыт лошади («Били копыта, // Пели будто: //- Гриб. // Грабь. // Гроб. // Груб»). Песня копыт довольна грустна: она о грабежах, гробах и грубости. Если бы «гриб» можно было заменить на «грипп», то есть на голод, разруху, эпидемии, то картина того времени была бы еще более полной. Улица, то есть люди этого города, питается воздухом («ветром опита»), плохо одета («льдом обута»). Но есть и другая улица, другие люди, те, кто пришел «штаны…Кузнецким клешить», зеваки. Равномерный топот сменяется звоном, звяканьем, воем, криками после уличного происшествия, виновницей которого стала поскользнувшаяся на льду и упавшая лошадь. Голос улицы изменился: от привычной монотонности не осталось и следа.

Многие смеются над упавшим, поскользнувшимся, оступившимся. Причем чем сильнее ушибся упавший, тем смешнее. Это низкий смех, на котором основаны комедии положений. Попробуйте представить себя на месте упавшего – вам будет не до смеха, но в том-то и дело, что упал не ты, ты избежал этой неприятности и смеешься над неудачником. И только герой произведения не смеялся, а вглядывался в глаза лошадиные, наполненные слезами. Эти вполне осмысленные, полные боли и унижения глаза лошади, заставили человека обратиться к ней, как к человеку, попытаться успокоить, приободрить.

все мы немножко лошади,

каждый из нас по-своему лошадь.

Герой стихотворения смог поставить себя на место этой упавшей лошади, посочувствовать ей и осудить смеющихся. Слово сочувствия сделало чудо: оно придало сил лошади, которая что-то сказала по-своему, рванулась и смогла встать на ноги. Рыжая лошадь вновь ощутила себя на какое-то время жеребенком, ребенком, услышавшим доброе слово, ощутившим радость жизни, желание действовать, делать добро. Не только досадное происшествие, но и давно надоевший быт позабылись: «и стоило жить, // и работать стоило».

«Надоело», анализ стихотворения Маяковского

ХХ век в России стал временем двух мировых войн, трех революций, Гражданской войны, целого ряда побед, оказавших влияние на мировую историю, и едва ли не меньшего количества трагедий, принесших народу неисчислимые страдания. Однако наша страна вынесла все эти испытания, во многом благодаря той духовной культуре, которая веками формировалась в недрах народных и нашла свое воплощение в национальном фольклоре, православии, русской философии, литературе, музыке, живописи.

Золотой век русской литературы оказался в далеком прошлом, а в начале ХХ века на смену ему пришел уже Серебряный век. Спецификой данного периода можно считать активное взаимодействие разных искусств, однако футуризм, к которому относится творчество Владимира Маяковского, претендовал на рождение сверхискусства, способного преобразить мир. Новое искусство требовало новых способов выражения. Основным способом стало эпатирование. Это и хлесткие названия, и резкие оценки, и побуждения к действию.

Но главное – футуризм делал установку на изменение языка. Футуристы не церемонились со словом: оно опредмечивалось, его можно было дробить, переиначивать, создавать новые комбинации из этих раздробленных, разрушенных слов. Некоторые футуристы ушли в этот эксперимент «с головой», но только не Владимир Маяковский. Создав принципиально новый тонический стих, он не отказался от истинного смысла слова. Поэтому его стихотворения полны ярких образов, необычных средств, но больше всего — идей.

В 1916 году, когда Россия находилась в состоянии неоконченной войны, Маяковский пишет стихотворение «Надоело». Судя по названию и дате написания, произведение явно должно быть связано с войной. Что может надоесть во время войны? Гибель людей, ранения, голод, разруха… Однако первые строки стихотворения неожиданно обращают читателя к именам великих классиков: «Анненский, Тютчев, Фет». Очевидно, начитавшись нетленных произведений этих поэтов, герой, «тоскою к людям ведомый», идет в кинематографы, трактиры, кафе. Но разве можно найти в этих местах человека? В надежде все-таки увидеть его, лирический герой смотрит по сторонам, хотя «страх орет из сердца» и «мечется по лицу, безнадежен и скучен».

Но герой не прислушивается к голосу страха и видит:

… неведомое ни на суше, ни в пучинах вод,
старательно работает над телячьей ножкой
загадочнейшее существо.

В процессе бесконечного поглощения еды (это в то время, когда миллионы солдат на фронте голодали) это существо превращается в «два аршина безлицого розового теста». Самое страшное, что все вокруг просто кишит подобными экземплярами, и это приводит героя к неутешительному выводу: «Нет людей». Наверное, эта фраза и может считаться главной идеей стихотворения. Но герой идет дальше в своих рассуждениях. В отчаянье от чувства одиночества, в тоске по человечности и красоте герой обращается ко всему городу. Он готов не просто броситься на землю, истирая в кровь лицо «корою камня», «слезами асфальт омывая». Герою хочется сбежать из этой толпы, где не понимают «крика тысячедневных мук».

Увиденную за столиком в кафе «образину» трудно назвать человеком, который должен быть наделен разумом, а не вечным желанием набить свою утробу. И вот тогда в стремлении найти хоть какую-то живую душу «истомившимися по ласке губами» герой готов «тысячью поцелуев» покрыть «умную морду трамвая».

Спасение он находит в доме, ведь, как известно, мой дом – моя крепость:

Там даже чайная роза на обоях комнаты кажется более подходящим слушателем и собеседником, чем увиденные им человекообразные существа, и ей, а не им, он готов читать свои стихи.

В качестве некоего вывода он публикует заключительные строки, что называется, «для истории»:

Когда все расселятся в раю и в аду,
земля итогами подведена будет —
помните:
в 1916 году
из Петрограда исчезли красивые люди.

Печально сознавать, что в самые тяжелые годы суровых испытаний поэт Владимир Маяковский не нашел вокруг красивых, прежде всего, душою людей. И тогда становится до конца понятным название стихотворения: «надоело» призывать к совести, надоело стучаться в открытую дверь, надоело искать настоящих людей!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: