Анализ стихотворения Цветаевой — Думали

Это стихотворение входит в цикл “Стихи к Блоку”, оно было написано в 1916 году, то есть, за пять лет до смерти Блока. В нем явственно присутствуют пророческие нотки касательно факта смерти поэта, однако, очевидно, что в произведении идет речь не столько о физической кончине, сколько о духовной погибели.

Действительно, Цветаева и Блок было чрезвычайно близки и очень похожи: мятежные скитания мысли, бунтарский дух, чувство безраздельного одиночества и, конечно же, энергия повествования. Марина Цветаева тонко чувствовала глубину его эмоционального

Интересно, что в стихотворении (как и во всем цикле) не звучит имя Блока. Во время чтения всем становится очевидно о ком идет речь, но нам показывают идеализированный образ. Образ, который должен быть портретом совершенно иного человека, а затем нас словно кто-то легонько хлопает по плечу и говорит: “Эй! Так ведь это он…”. На лицо еретическое имяславие. Разумеется,

Блок отождествляется со светозарным солнцем, его величие непоколебимо, и он априори воспринимается как священный пророк или, по крайней мере, что-то сакральное. Подобное впечатление создают все стихи цикла. Это вызвано тем, что Марина Цветаева не воспринимает Блока как человека, а скорее как явление литературы или культуры в целом.

Цветаева пишет о человеке, которого заставили умереть. Заставили обстоятельства, заставило беспрестанное ангажирование и неспособность выдержать давление. Его дух поник, и человек умер навеки. Нет надежды что он воскреснет — он похож на мертвеца, хоть и способен ходить.

Цветаева называет его талант светоносным, чьи лучи способны растопить фантасмагорический снег, лежащий вокруг. Обледенелые сознания обывателей и обыкновенных безразличных. Крылья героя поломаны, он укутан в саван, а вокруг топчутся праздные люди.

«Имя твое — птица в руке…» М. Цветаева

«Имя твое — птица в руке…» Марина Цветаева

Имя твое — птица в руке,
Имя твое — льдинка на языке.
Одно-единственное движенье губ.
Имя твое — пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту.

Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В легком щелканье ночных копыт
Громкое имя твое гремит.
И назовет его нам в висок
Звонко щелкающий курок.

Имя твое — ах, нельзя! —
Имя твое — поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век.
Имя твое — поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток…
С именем твоим — сон глубок.

Анализ стихотворения Цветаевой «Имя твое — птица в руке…»

Марина Цветаева весьма скептически относилась к творчеству знакомых ей поэтов Единственным человеком, которого она боготворила в прямом смысле этого слова, являлся Александр Блок. Цветаева признавалась, что его стихи не имеют ничего общего с земным и обыденным, они написаны не человеком, а неким возвышенным и мифическим существом.

Цветаева не была близко знакома с Блоком, хотя часто бывала на его литературных вечерах и каждый раз не переставала удивляться силе обаяния этого незаурядного человека. Неудивительно, что в него были влюблены многие женщины, среди которых оказались даже близкие подруги поэтессы. Тем не менее, о своих чувствах к Блоку Цветаева никогда не говорила, считая, что в данном случае и речи не может быть о любви. Ведь для нее поэт был недосягаем, и ничто не могло принизить этот образ, созданный в воображении женщины, так любящей мечтать.

Марина Цветаева посвятила этому поэту довольно много стихов, которые позже были оформлены в цикл «К Блоку». Часть из них поэтесса написала еще при жизни кумира, включая произведение под названием «Имя твое – птица в руке…», которое увидело свет в 1916 году. Это стихотворение в полной мере отражает то искреннее восхищение, которое Цветаева испытывает к Блоку, утверждая, что это чувство – одно из самых сильных, которое она испытывала когда-либо в своей жизни.

Имя Блока ассоциируется у поэтессы с птицей в руке и льдинкой на языке. «Одно-единственное движенье губ. Имя твое – пять букв», — утверждает автор. Здесь следует внести некоторую ясность, так как фамилия Блока действительно до революции писалась с ятью на конце, поэтому состояла из пяти букв. И произносилась на одном дыхании, что не преминула отметить поэтесса. Считая себя недостойной того, чтобы даже развивать тему возможных взаимоотношений с этим удивительным человеком, Цветаева словно бы пробует на язык его имя и записывает те ассоциации, которые у нее рождаются. «Мячик, пойманный на лету, серебряный бубенец во рту» — вот далеко не все эпитеты, которыми автор награждает своего героя. Его имя – это звук брошенного в воду камня, женский всхлип, цокот копыт и раскаты грома. «И назовет нам его в висок звонко щелкающий курок», — отмечает поэтесса.

Несмотря на свое трепетное отношение к Блоку Цветаева все же позволяет себе небольшую вольность и заявляет: «Имя твое – поцелуй в глаза». Но от него веет холодом потустороннего мира, ведь поэтесса до сих пор не верит в то, что такой человек может существовать в природе. Уже после смерти Блока она напишет о том, что ее удивляет не его трагическая картина, а то, что он вообще жил среди обычных людей, создавая при этом неземные стихи, глубокие и наполненные сокровенным смыслом. Для Цветаевой Блок так и остался поэтом-загадкой, в творчестве которого было очень много мистического. И именно это возводило его в ранг некоего божества, с которым Цветаева просто не решала себя сравнивать, считая, что недостойна даже находится рядом с этим необыкновенным человеком.

Обращаясь к нему, поэтесса подчеркивает: «С именем твоим – сон глубок». И в этой фразе нет наигранности, так как Цветаева действительно засыпает с томиком стихов Блока в руках. Ей грезятся удивительные миры и страны, а образ поэта становится настолько навязчивым, что автор даже ловит себя на мысли о некой духовной связи с этим человеком. Однако проверить, так ли это на самом деле, ей не удается. Цветаева живет в Москве, а Блок – в Санкт-Петербурге, их встречи носят редкий и случайный характер, в них нет романтики и высоких отношений. Но это не смущает Цветаеву, для которой стихи поэта являются лучшим доказательством бессмертия души.

Анализ стихотворения Цветаевой К блоку

Марина Цветаева в течение пяти лет работала над сборником произведений, посвященных Александру Блоку. Между этими двумя поэтами всегда была необъяснимая связь, словно общее горе или общая радость. Они оба были яркими, бесстрашными повествователями, которые не скрывали свой внутренний бунт. И так же они были одинаково, безраздельно одиноки. Для Цветаевой Блок казался больше чем человеком, она восхищалась его творчеством, не отделяя его как человека от литературы.

Произведение Цветаевой «Думали – человек!» посвящено Блоку и входит в цикл стихотворений в его честь. Однако здесь автор говорит о смерти поэта. Могла ли Цветаева знать, что через пять лет, после написания этого произведения Блок покинет этот мир, или она говорила о чем-то ином? Поэтесса не говорит, что речь идет о Блоке, но это становится ясно и без пояснений хотя бы от того, что лишь к нему могли применяться такие образы, лишь о нем Цветаева могла так говорить. Мы видим описание великого человека, светоча, реальное существование которого сложно представить, как вдруг понимаем – а ведь это Блок. «Думали – человек!» — пишет автор, с первых строк показывая свое отношение к поэту. Возможно, кто-то и считал его человеком, но только не она, почитавшая его, как и его творчество, необыкновенным литературным явлением, которое не могло умереть. Но смерть естественна для человека, и те, кто не считал Блока, прежде всего поэтом, но воспринимал его как обычного человека, могли «заставить его умереть».

Стихотворение написано в 1916 году, в то время, по словам Блока у него начался новый творческий период, когда все его идеалы остались позади, и он становился новым, теперь уже общественным человеком. По сути, речь идет о политической эксплуатации – предреволюционное и революционное время, в течение которого Блок изменился, требовало наличия сторонников новой «красной» власти. Революционерам нужны были поэты, которые бы восхваляли новый, кровавый режим. Многие принимали строительство нового общества с воодушевлением, но затем видели, что общество не строится, а рушится, и из людей делают животных, а потому многие поэты после начала сотрудничества отказывались от работы над пропагандой, за это над ними расправлялись, как с инакомыслящими и неугодными.

Для Цветаевой было неприемлемо писать «под диктовку». Поэт должен быть выше всего вокруг, чтобы показывать людям происходящее свысока. Как вдруг поэтесса замечает странные перемены в Блоке. Ранее он был для нее чем-то неземным, а теперь, когда поэт становится «общественным» он теряет свои «крылья». Фактически, Цветаева имела в виду не физическую кончину поэта, а кончину его как того литературного света, в который она верила и к которому стремилась. Больше никогда Блок не станет таким как во время его особенно яркого творческого периода 1905-1909 годов, когда монархия позволяла поэтам быть собой. Блок изменился под влиянием нового времени, новой и власти и словно уже умер.

Поминальные свечи, которые смешны на фоне внутреннего света Блока, сравнимы с тем, что получил Блок от новой власти. Александр Александрович переходил от поэта к человеку и гражданину, но для Цветаевой это было синонимом смерти. Поэт не был убит, его «умереть заставили».

Наряду с выражением своего отношения к Блоку, восхищения им и сожаления о произошедших с поэтом переменах поэтесса в своем произведении говорит о важности всегда оставаться собой, быть верным своим высоким идеалам и не опускаться на тот уровень, который удобен обществу или властям. Это относится не только к поэтам, но и к каждому отдельному человеку.

Единая коллекция
Цифровых образовательных ресурсов

Произведения русской литературы XVIII — начала XX в.

Цветаева М.И.

Стихотворение из цикла «Стихи к Пушкину» (см. прим. к «Бич жандармов, бог студентов. «).

Стихотворение из цикла «Стихи к Пушкину». Первое стихотворение Цветаева посвятила Пушкину в 1913 г.; много упоминала в прозе, переписке, в творческих тетрадях. Летом 1936 г. она перевела восемнадцать стихотворений Пушкина на французский язык. К столетию со дня гибели поэта она предложила в «Современные записки» «Стихи к Пушкину», около шести лет лежавшие без движения. Мало надеясь на напечатание своих стихов к Пушкину, Цветаева писала своей чешской приятельнице А. А. Тесковой 26 января 1937 г.: «Стихи к Пушкину. совершенно не представляю себе, чтобы кто-нибудь осмелился читать, кроме меня. Страшно резкие, страшно вольные, ничего общего с канонизированным Пушкиным не имеющие, и всё имеющие — обратное канону. Опасные стихи. Они внутренне — революционны. внутренне — мятежные, с вызовом каждой строки. они мой, поэта, единоличный вызов — лицемерам тогда и теперь. Написаны они в Медоне в 1931 г., летом — я как раз тогда читала Щеголева: «Дуэль и смерть Пушкина» — и задыхалась от негодования».

Обращено к поэту А.А.Тарковскому (1912-1989), с которым Цветаева познакомилась в 1940г. Это ответ на его стихотворение «Стол накрыт на шестерых. «.

Стихотворение из цикла «Две песни», созданного в 1940г. В 1920г. Цветаева работала над пьесой «Ученик», рукопись которой не уцелела, сохранилось лишь несколько песенок из неё.

Цикл из трёх стихотворений, посвящённый Белой гвардии и её последним дням на Дону.

Стихотворение написано10 мая 1918

Стихотворение из цикла «Ахматовой». С творчеством А.А.Ахматовой Цветаева познакомилась в 1912г., когда прочла её книгу «Вечер», и на долгие годы сохранила восторженное отношение к ней. Однако к концу жизни Цветаева несправедливо изменила своё к ней отношение. В 1940г. она пишет об ахматовском сборнике «Из Шести книг»: «Прочла, перечла почти всю книгу Ахматовой, и — старо, слабо. Часто. совсем слабые концы, сходящие (и сводящие) на нет. Но что она делала с 1917 по 1940 г.? Внутри себя. Жаль». Встреча Цветаевой и Ахматовой состоялась 6-8 июня 1941г. в Москве.

Стиховторение из цикла «Стихи к Блоку». Цветаева не была знакома с Блоком. Она видела его однажды во время его выступлений в Москве 9 и 14 мая 1920г. Своё преклонение перед поэтом, которого она называла «сплошной совестью», воплощённым «духом» и считала явлением, вышедшем за пределы литературы, Цветаева пронесла через всю жизнь. Она не раз упоминала Блока в своей прозе; доклад «Моя встреча с Блоком», прочитанный ею 2 февраля 1935г., не сохранился.

Стихотворение из цикла «Деревья», посвященного Анне Антоновне Тесковой (1872-1954), писательнице и переводчице, с которой Цветаева познакомилась в Праге, по-видимому, в конце 1924г. Дружба с Тесковой (после переезда Цветаевой во Францию эпистолярная) продолжалась вплоть до возвращения Цветаевой в СССР.

Полное название: Крысолов. Лирическая сатира. Поэма написана на сюжет средневековой немецкой легенды, широко использованной в европейской литературе. Легенда гласит, что летом 1284 г. в городе Гаммельне появился странствующий музыкант и предложил жителям избавить их от нашествия крыс. Повинуясь звукам его флейты, крысы вслед за музыкантом вышли из города, вошли в реку Везер и утонули. Не получив за содеянное добро обещанной платы. Крысолов жестоко отомстил жителям Гаммельна. В воскресный день, во время обедни, когда все взрослые были в церкви, он вновь заиграл на флейте, выманил из домов всех детей и отвел их на гору Коппенберг, которая разверзлась и поглотила их.

В рукописи 1920 года это стихотворение входит в большой цикл без названия из двадцами семи стихотворений. Марина (Marina) по-латыни значит — «морская».

Стихотворение было впервые опубликовано в 1961 году.

11 стихотворений под общим заглавием «Март» из цикла «Стихи к Чехии» (см. комментарий к «Сентябрь» «Цикл «Стихи к Чехии»)).

По словам А.С.Эфрон, Цветаева всю жизнь хранила к Маяковскому «высокую верность собрата». Маяковский же мало знал творчество Цветаевой, да и не интересовался им. Её реквием написан на кончину Маяковского, которая глубоко взволновала Цветаеву. Эпиграф к стихотворению «И полушки не поставишь. » — слова их четверостишия (которое, в свою очередь, составлено из двух стихотворений Маяковского 1928 и 1930гг.), включённого Маяковским в его предсмертную записку. Цветаева объясняет смерть поэта глубоко личными, «лирическими» причинами. Эпиграф к стихотворению «Советским вельможей. » — неточная цитата из романа Андрея Белого «Петербург» (у Белого: «Краски» в 1-й строке).

Стихотворение обращено к М.А.Минцу (1886-1917), впоследствии мужу А.И.Цветаевой.

Пушкин был любимым поэтом Цветаевой, её «лучшим другом».

Стихотворение написано в 1909 году.

Написана по мотивам народной сказки (собрание Афанасьева) «Упырь». Цветаева не только внесла изменения в сюжетную линию сказки, но полностью переосмыслила ее финал. Цветаевская сказка трагична, и трагична не благодаря сказочно-фатальному сцеплению тягостных обстоятельств, роковым случайностям, — хотя в поэме (как и в народной сказке) есть и мрачные чудеса, и жуткие подробности. Но суть не в них, не в фабуле, как она ни страшна, а в абсолютной и полной достоверности страстей, которые пронизывают историю Маруси и Молодца, их роковую любовь. Когда, спустя несколько лет, Цветаева перевела своего «Молодца» на французский (вернее, написала поэму заново по-французски), она предпослала ей вступление, где писала: «Это история юной смертной, которая предпочла потерять близких, саму себя, но не любовь. Это история проклятого, сделавшего все, чтобы спасти от себя ту, которую он должен был неминуемо потерять. О ней, человеческом существе, ставшей нечеловечной. История проклятого, ставшего человеком. И, наконец, история дв

Стихотворение из цикла «Стихи о Москве», созданного после поездки Цветаевой зимой 1915-16г. в Петербург.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: