Анализ стихотворения Пушкина Деревня

Написанное в 1819 г стихотворение описывает конкретные впечатления от поездки Пушкина в Михайловское между 10 и 15 июля 1819 г. :

«Деревня» как художественное произведение отражает традиции русской и западноевропейской просветительской литературы и современные идеи декабризма:

Тем не менее, «Деревня» — это рассказ о реальной деревне и о реальных страданиях крестьян — явное влияние радищевского «Путешествия из Петербурга в Москву», полемика с державинским посланием «Евгению. Жизнь Званская», с его идиллическими картинами сельской жизни.

Композиция «Деревни» не только двухчастная, но и двуплановая, сочетающая элегию и сатиру, соответственно, первая — элегическая — часть (кончая стихом «В душевной зреют глубине. «) была напечатана, а вторая распространялась только в списках.

Стихотворение построено на антитезе: «Но мысль ужасная здесь душу омрачает. » — начинается вторая часть, и с этих строк начинается обличение «барства дикого».

Отстаивая цельность и единство поэтического текста пушкинского стихотворения, Е. А. Маймин пишет: «Вторая часть «Деревни» и продолжает первую и противостоит ей по мысли и характеру картин. Элегия у Пушкина незаметно переходит в сатиру, сливается с ней. Вторая часть — это элегия, пронизанная высокими гражданскими чувствами, раздумья, родившиеся в «уединении величавом», и это сатира, которая вызвана к жизни и неповторимо-личным взглядом на вещи, и пафосом общественного, гражданского служения».

Риторические интонации отражают гневный возглас поэта-гражданина:

Сравнительный анализ стихотворений А. С. Пушкина «Деревня» и «. вновь я посетил. »

анализ стихотворения пушкина деревня

В одном и другом стихотворениях описывается тот же пейзаж, и в обоих стихотворениях этот пейзаж рождает глубокие размышления у лирического героя.
Стихотворение “Деревня” изобилует яркими эпитетами (“пустынный, невидимый, лазурный, свободный”). Сравним их с многочисленными эпитетами из “. Вновь я посетил. ” (“лесистый, незаметный, убогий, изрытый, угрюмый”). Метафоры в стихотворении “Деревня” также говорят об особом пафосе поэта (“идейные оковы”, “оракулы веков”, “нивы тощие”, “девы юные цветут”). Метафоры во “. Вновь я посетил. ” менее пафосны по окраске, но более философичны, чем метафоры в “Деревне” (“зеленая семья”, “племя младое, незнакомое”, “минувшее меня объемлет живо”). Художественные средства, использованные при написании “Деревни”, скажем, более затерты, они тяготеют еще к классицистической традиции. Изобразительные средства во “. Вновь я посетил. ” свежи, они уже являются как бы порождением реалистического метода А. С. Пушкина.
Сравним: “Где парус рыбаря белет иногда” — “Плывет рыбак и тянет за собой Убогий невод”; “Озер лазурные равнины” — “я сиживал недвижно и глядел на озеро. ”; “Мельницы крылаты” — “скривилась мельница, насилу крылья Ворочая при ветре”.
Уже по варьированию одних и тех же образов, появляющихся в разных стихотворениях, видно, как изменилось представление автора о мире.
В “Деревне” много восклицаний, обращений, риторических вопросов (“Оракулы веков, здесь вопрошаю вас!”, “Взойдет ли наконец прекрасная заря?”). Обилие этих синтаксических оборотов приближает стихотворение скорее к образцам ораторского искусства. В нем слышны отголоски стихотворных виршей конца XVIII века. Недаром во второй части стихотворения звучит отчетливо обличительный пафос.
В стихотворении 1835 года перед нами философское размышление. Здесь лишь одно восклицание, но оно не служит для создания в стихотворении особого пафоса.
В стихотворении “. Вновь я посетил. ” границы фразы часто не совпадают с границей стиха. Дробя строку, А. С. Пушкин одновременно сохраняет целостность мысли. Таким образом, стихотворная речь во “. Вновь я посетил. ” максимально приближена к прозаической.
Стихотворение нельзя прочитать без особой расстановки пауз.

Зеленая семья; кусты теснятся
Под сенью их, как дети. А вдали
Стоит угрюмый их товарищ,
Как старый холостяк, и вкруг него
По-прежнему все пусто.

В стихотворении “Деревня” фраза практически всегда совпадает с границей стиха, практически отсутствуют инверсии. Мысли поэта четки, они следуют друг за другом в строгом порядке. Вот почему “Деревня” — это, скорее, речь оратора, а не философские размышления. Вполне лирический пейзаж рождает у лирического героя размышления на общественные темы.
Беспорядочное вкрапление четырехстопных строк в строки с шестью стопами в “Деревне” лишний раз говорит о пафосе стихотворения. Особенно много четырехстопных строк во второй части стихотворения.
В стихотворении “. Вновь я посетил. ” лишь первая и последняя строфы отличаются размером.
Так, мысль, находящаяся в первой строфе в силу того, что последняя строка разделяется между первой и второй строфами, имеет логическое продолжение во второй строфе.
При сравнении ритмики двух стихотворений обнаруживается, что в стихотворении 1835 года гораздо больше перихиев. В сочетании с белым стихом они приближают ритм стихотворения к прозаическому.
Именно на примере этих двух стихотворений можно проследить движение А. С. Пушкина как поэта от романтических традиций к реалистическому методу в лирике.

  • Идейно-художественный анализ стихотворения «Деревня» А. С. Пушкина сочинение
  • Стихотворение А. С. Пушкина «Деревня» сочинение

Жанровое своеобразие стихотворения А.С.Пушкина «Деревня»

Стихотворение «Деревня» написано А.С.Пушкиным в 1819 году в имении своего отца и относится к петербургскому периоду творчества.
«Деревня» представляет собой социально-политический монолог и затрагивает глубоко волнующие автора проблемы настоящего и будущего России. Будучи по своим убеждениям сторонником конституционной монархии, Пушкин обличает господствующее в стране крепостное право, считает, что избавление крестьян от тяжкого бремени должно произойти «сверху», «по манию царя».

Интересной особенностью стихотворения является использование автором приёма жанрового смешения. Композиция, лексика, изобразительные средства создаёт постепенно нарастающий эмоциональный подъём.

Первая часть произведения наполнена созерцательно-элегическими размышлениями поэта о русской деревне, композиционное ядро здесь составляет лирический пейзаж Михайловского, схожий с картинами природы из стихотворения «Вновь я посетил».

Сентиментальный деревенский пейзаж с его «светлыми ручьями», «лазурными равнинами» озёр и «влажными берегами» создаёт ощущение спокойствия и благостности. Безграничность и просторность горизонта – это словно естественный символ освобождения поэта от «суетных оков», обретение желанного покоя «на лоне счастья и забвенья» и возможности предаться духовным исканиям.

В отличие от первой части стихотворения, жанр которой ближе всего к сентиментальной пасторали, вторая часть больше всего напоминает политический памфлет, то есть произведение обличительного характера.

Поэтические красоты родной природы не скрывают от взора лирического героя иные картины русской деревни:

«невежества убийственный позор», убогие «хижины», «дворовые толпы измученных рабов».

Автор скорбит о тяжёлой доле крестьянства, обвиняя в страданиях народа«неумолимого Владельца», «Барство дикое», которое

без чувства, без закона
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.

Поэт полон решимости обратить взор власть имущих на то, какое тяжёлое и униженное существование влачит «рабство тощее», мечтает увидеть «народ неугнетенный», всей душой сожалеет о недостаточности своего призыва.

Поэтому совсем не утверждением, а настойчивым вопросом завершается стихотворение «Деревня»:

Увижу ль, о, друзья, народ неугнетенный
И Рабство, падшее по манию царя,
И над отечеством Свободы просвещенной
Взойдёт ли наконец прекрасная Заря?

Такой финал не случаен. Пушкин и ждёт ответа, и не находит его.
Таким образом, контрастное противопоставление красоты природы и реальной жизни поддерживается жанровым контрастом стихотворения – идиллия и памфлет.

Поэт использует средства поэтической выразительности, благодаря которым достигается задуманный поэтом эффект.

Огромную роль играют антонимические образы и противопоставления:

«праздность вольная» — «тягостный ярем»,

«творческие думы» — «мысль ужасная»,

«везде следы довольства и труда» — «везде Невежества убийственный Позор»,

«я здесь, от суетных оков освобожденный…» — «дворов толпы измученных рабов»,

«порочный двор Цирцей» — «мирный шум дубрав».

Пушкин включает в стихотворение «Деревня» свойственные для одического жанра восклицания:

«Оракулы веков, здесь вопрошаю вас!», «О, если б голос мой умел сердца тревожить!»,

а также риторические вопросы:

«Почто в груди моей горит бесплодный жар?», «Увижу ль, о, друзья! народ неугнетенный?»

Кстати, подобные обращения свойственны и публицистическому стилю памфлета. Звучание собой торжественности придаёт произведению и стихотворный размер – шестистопный ямб, так называемый александрийский стих, свойственный одическому жанру.
При жизни Пушкина печаталась лишь первая часть стихотворения. Вторая же распространялась только в списках. Полностью «Деревня» была издана Герценом за границей в 1856 году, а в России лишь в 1870-м.

«Деревня» А. Пушкин

Дата создания: июль 1819 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Деревня»

В 1819 году 20-летний Пушкин приехал ненадолго их Санкт-Петербурга в свое родовое поместье Михайловское. Именно здесь было написано его знаменитое стихотворение «Деревня», в котором автор анализирует не только собственную жизнь, но и дает оценку общественно-политическим событиям, которые происходят в России.

Стихотворение «Деревня» создано в форме элегии, однако его размеренный ритм, настраивающий на философский лад, весьма обманчив. Если в первой части произведения поэт признается в любви к своей родине, подчеркивая, что именно в Михайловском он был когда-то безмятежно счастлив, то во второй части «мысль ужасная здесь душу омрачает».

Столь пессимистичное настроение Пушкина объясняется достаточно просто. Еще подростком поэт неоднократно задумывался над тем, как несовершенно и несправедливо устроен мир. Люди, которые вынуждены с утра до ночи трудиться на земле, влачат нищенское существование. А те, кто привык проводить свои дни в праздном увеселении, ни в чем себе не отказывают. Однако более четко эти мысли сформировались у поэта несколько позже, когда в Санкт-Петербурге он довольно близко сошелся с будущими декабристами, проникнувшись их передовыми на то время идеями братства и равенства. Именно поэтому в первых строчках стихотворения «Деревня» поэт как бы невзначай упоминает о том, что он «променял порочный двор цирцей» на «мирный шум дубров, на тишину полей». Это противопоставление используется автором отнюдь не случайно. Пушкин, обращаясь к родной земле, признается: «Я твой». Он отождествляет себя не с высшим светом, от которого, по сути, зависит его судьба и блестящее будущее, а с обычными крестьянами, которые по духу поэту гораздо ближе и понятнее, чем графы и князья, считающие, что миром правят исключительно деньги. Поэтому, вернувшись в Михайловское, Пушкин отмечает, что «я здесь, от суетных оков освобожденный, учуся в истине блаженство находить».

Тем не менее, деятельная и бурная натура поэта не может долго наслаждаться тишиной и спокойствием сельской жизни в то время, как мир катится в пропасть. Поэта угнетает тот факт, что люди его круга предпочитает не замечать нищету и убогость быта крепостных крестьян и не считают их за людей. На фоне слез и страданий тысяч угнетенных царит «барство дикое, без чувства, без закона», благодаря которому труд рабов присваивают себе другие. И при этом считают, что это вполне справедливо, потому как они – почти боги, которые пришли в эту жизнь исключительно для того, чтобы получать все мыслимые и немыслимые наслаждения.

В противовес «хозяевам жизни» поэт очень образно и емко воспроизводит быт тех, кто тащит на себе «тягостный ярем до гроба». Этим людям чужды такие понятия, как справедливость и свобода, так как они не знают, что подобное, в принципе, возможно. Ведь испокон веков «здесь девы юные цвету для прихоти бесчувственной злодеев», а юноши, которые должны стать надежной опорой своих отцов, «идут собой умножить дворовые толпы измученных рабов».

Обращаясь к своему народу, забитому и угнетенному, поэт мечтает о том, чтобы его голос «умел сердца тревожить». Тогда бы автор смог своими стихами изменить мир к лучшему и восстановить справедливость. Однако Пушкин понимает, что сделать это, даже обладая огромным поэтическим даром, практически невозможно. Поэтому в последних строчках стихотворения поэт задается вопросом, доведется ли ему увидеть «рабство, павшее по манию царя». Пушкин пока еще верит в нерушимость самодержавия и надеется, что здравомыслие августейшей особы сможет положить конец страданиям сотен тысяч русских крепостных, которые по воле судьбы родились рабами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector