Анализ стихотворения Пастернака — Заместительница

Стихотворение «Заместительница» Бориса Пастернака очень своеобразное. Оно включает в себя общекультурные традиции семантики и авангардизм. Поэт смог объединить абсолютно несовместимые вещи, душевные порывы и материальные предметы. И граница между ними практически стерта. Особенно удивляет, то, что, читая стихотворение, кажется, будто знаешь продолжение, но никогда его не угадываешь.

В главной роли героиня, чей портрет изображен на карточке. С первых строк мы видим ее веселый и жизнерадостный образ. Потом автор дает понять, что в жизни

С одной стороны складывается ощущение некоего праздника жизни, но это только внешнее проявление. Автор пытается передать, то, что чувствует его героиня. Этот праздник жизни ей не приносит радость, а несет муку.

Провальсировать к славе, шутя, полушалок
Закусивши, как муку, и еле дыша.

В этих строчках Пастернак проводит параллель между душевными муками и физическими действиями. Показывает порыв души, который заставляет

Потом оказывается, что окружающий мир не может заставить прогнуться и очевидные вещи не влияют на поступки и мысли. На них может оказать влияние только что-то особенное, сокровенное:

Но только то, но только то,
Что – стянута платком.

Читая стихотворение складывается ощущение какого-то движения. Причем движутся все и предметы и мысли. Начинается все как будто на месте, с каких-то мелких движений тела, перебора пальцами по костяшкам пианино, потом переходит в вальс, а после вихрем мчится на лихом скакуне. Мечты летят с шумом. И в конце все останавливается.

Борис Пастернак в течение нескольких минут меняет настроение от очень веселого к грустному: «До слез – до слез!». Но эта грусть такая, которой могут позавидовать. Потому что жизнь у героини кипит, не стоит на месте, не затухает как у большинства людей, особенно благополучных.

«Июль» Б. Пастернак

По дому бродит привиденье.
Весь день шаги над головой.
На чердаке мелькают тени.
По дому бродит домовой.

Везде болтается некстати,
Мешается во все дела,
В халате крадется к кровати,
Срывает скатерть со стола.

Ног у порога не обтерши,
Вбегает в вихре сквозняка
И с занавеской, как с танцоршей,
Взвивается до потолка.

Кто этот баловник-невежа
И этот призрак и двойник?
Да это наш жилец приезжий,
Наш летний дачник-отпускник.

На весь его недолгий роздых
Мы целый дом ему сдаем.
Июль с грозой, июльский воздух
Снял комнаты у нас внаем.

Июль, таскающий в одёже
Пух одуванчиков, лопух,
Июль, домой сквозь окна вхожий,
Всё громко говорящий вслух.

Степной нечесаный растрепа,
Пропахший липой и травой,
Ботвой и запахом укропа,
Июльский воздух луговой.

Анализ стихотворения Пастернака «Июль»

Несмотря на то, что с годами Борис Пастернак пересмотрел свое отношение к литературе и отказался от применения приемов футуризма в своем творчестве, в его произведениях позднего периода все же иногда проступают черты этого направления. Поэт отверг концепцию, согласно которой форма в поэзии играет гораздо более важную роль, чем содержание, но, тем не менее, остался верен идее одушевления неживых предметов и явлений, благодаря чему его стихи приобрели особую образность и метафоричность.

В подобном ключе выдержано произведение «Июль», написанное поэтом летом 1956 года во время отдыха на даче в Переделкино. С первых строк поэт интригует читателя, описывая явления из потустороннего мира и утверждая, что «по дому бродит домовой», который сует свой нос во все дела, «срывает скатерть со стола», «вбегает в вихре сквозняка» и танцует с оконной занавеской. Однако во второй части стихотворения поэт раскрывает карты и отмечает, что виновником всех проказ является июль – самый жаркие и непредсказуемый летний месяц.

Несмотря на то, что интриги больше нет, Пастернак продолжает отождествлять июль с живым существом, которые свойственны обычному человеку. Так, в восприятии автора июль – это «дачник-отпускник», которому сдается внаем целый дом, где он, а не поэт, является теперь полноправным хозяином. Поэтому гость ведет себя соответствующим образом, проказничает и пугает обитателей особняка непонятными звуками на чердаке, хлопаньем дверей и окон, вешает на одежду «пух одуванчиков, лопух» и при этом не считает нужным соблюдать хоть какие-то приличия. Июль поэт сравнивает со степным нечесаным растрепой, который может позволить себе самые глупые и непредсказуемые выходки. Но при этом наполняет дом запахом липы, укропа и луговых трав. Поэт отмечает, что незваный гость, вихрем ворвавшийся в его дом, очень скоро становится милым и желанным. Жаль только, что его визит недолог, и вскоре на смену июлю придет августовский зной – первый признак надвигающейся осени.

Пастернака совсем не смущает подобное соседство. Более того, поэт отзывается о своем постояльце с легкой иронией и нежностью, за которыми скрывается неподдельная любовь к этой поре года, наполненной радостью и безмятежным счастьем. Природа словно бы располагает к тому, чтобы на время отложить все важные дела и составить компанию шалуну-июню в его безобидных забавах.

О поэтах и поэзии. Анализ поэтического текста. Статьи. Исследования. Заметки | Лотман Юрий Михайлович, Гаспаров Михаил Леонович

О книге

Описание

В книге впервые собраны все работы Ю.М.Лотмана, посвященные русской поэзии и творчеству поэтов XVIII-XX столетий. Том состоит из трех разделов: первый — монография `Анализ поэтического текста`, ставшая настольной книгой молодых филологов; второй — статьи и исследования историко-литературного характера, дающие панораму поэзии от М.Ломоносова до И.Бродского; третий — рецензии, заметки, тезисы докладов. Раздел `Приложение` составили фрагменты `Книги для учителя`.

Вступительная статья крупнейшего филолога М.Л.Гаспарова рассказывает о вкладе Ю.М.Лотмана в теорию стиха.

Книга адресована специалистам-филологам, педагогам и учащимся вузов и школ, а также всем интересующимся поэзией.

Анализ стихотворения Б. Пастернака «Февраль. Достать чернил и плакать!» (1912)

Б.Л. Пастернак – крупнейший русский поэт XX века, художник глубокого интеллектуального и художественного напряжения. Им написано множество удивительных, великих произведений. Язык его поэзии настолько современный, что никогда не будет подвержен коррозии лет. Он создал в своих книгах мир со всеми обыденными реалиями и высоким небом, с его радостями и печалями, он запечатлел на века саму жизнь.
Поэзия Б. Пастернака аналитична и музыкальна. Своеобразие большинства его произведений определяется решением необычных философских проблем, мировоззренческих вопросов. Мысль о единстве человека с природой, о слиянии человека со вселенной представляет концепцию жизни поэта.
Б. Пастернак сумел глубоко пережить дух своего удивительного времени, затем передать его атмосферу, несбывшиеся исторические надежды и судьбы своих современников. Его лирические работы по преимуществу стали воплощением трагического счастья существования человека, одаренного разумным словом, способностью плодотворно, радостно и самостоятельно использовать данное ему время.
В стихотворении лирический герой передает свое предощущение весны как всемирной жажды обновления жизни. В картине «февраля» вступают во взаимодействие детали окружающего мира («слякоть», «клик колес» пролетки, «деревья») с воспоминаниями и одновременно мечтами лирического героя о весне (пасхальном «благовесте», «ливне», «лужах», «тысячах грачей»), а также с приметами его эмоционального состояния («плакать», «навзрыд», слезы», «грусть», «крики»). Это явления различных уровней реальности, но в стихотворении они оказываются взаимопроницаемы. Между ними возникают «случайные» сближения, рождающие образы, основанные не на сходстве или противоположности, а на смежности, – не метафоры, а метонимии. Каждый из уровней воспринимается в неразрывной связи с другими, а весь мир – нерасторжимым целым.
В образе, заканчивающем первую строфу («Пока грохочущая слякоть Весною черною горит»), автор находит неожиданное сочетание звука (грохот колес пролетки), зрительного впечатления (черная слякоть), лирического ощущения (щемящего ожидания прихода весны – «весною. горит»). «Черная» весна воспринимается не как эмоциональная оценка, заключающаяся в метафоре, а как метонимия двух уровней восприятия времени года – реального представления о цвете освобождающейся от снега земли и силы воображения, позволяющего в первой оттепели почувствовать побуждение природы.
В образе, начинающем вторую строфу («достать пролетку. перенестись туда, где ливень. »), сополагаются реальность движения «пролетки» в пространстве и метафора полета воображения. В четвертой строфе «проталины чернеют» в самой глубине сознания («на дне очей»), а весенний «ветер» «изрыт» внутренним наплывом чувств, «криками» души. Границы явлений размываются, их качества переносятся друг на друга. Однако художественная цель стихотворения не ограничивается изображением этой необычной картины.
В первой же строфе, наряду с другими, появляется еще один уровень реальности: творческое стремление поэта «достать чернил и плакать», «писать о феврале навзрыд». Внутреннее напряжение передается обилием глаголов («достать чернил», «плакать», «писать», «достать пролетку», «перенестись туда. »). Все они стоят в неопределенной форме, что помогает выйти за рамки лирического ощущения, придать ему обобщенный характер.
Благодаря метонимическому строению образов, творчество предстает неотделимой частью не только духовной жизни лирического героя, но и всей природы. Поэт творит новые звуки и краски, сравнимые с вечными явлениями внешнего и внутреннего мира («. ливень еще шумней чернил и слез»). В то же время жизнь составляет главное содержание произведения искусства. Она не просто отражается в нем, а врывается в художественную ткань «тысячами» «случайных» впечатлений. Интенсивность процесса творческого отображения действительности передает образ, созданный в третьей строфе.
Мечта о весне уносит лирического героя в мир, похожий на обыденность (грачи отражаются в лужах). Но каждая художественная деталь придает ему необыкновенную экспрессивность: грачей «тысячи», они, похожие на «обугленные груши», срываются с деревьев, поднимая, как при падении, фонтан брызг – ощущений. Антитезы подчеркивают игру между образами двух уровней – природным и психологическим (взлетевшие грачи «обрушат грусть на дно очей», «сорвутся в лужи», вызывая «сухую грусть»). Воображение поэта, пишущего «о феврале», создает новую реальность. Но строится она не по субъективному произволу автора, а по законам самой жизни, при этом не заслоняя ее, а вступая с ней во взаимодействие («И чем случайней, тем вернее Слагаются стихи. »). В стремлении «верно» отразить внутреннюю и внешнюю действительность поэт схватывает впечатления на лету, пытаясь успеть за движением жизни, на ходу выкрикивая свои открытия («и ветер криками изрыт. »), «плача» от напряжения. Такие стихи «навзрыд» и предстают в стихотворении истинным искусством.
Классический размер стихотворения (четырехстопный ямб) сочетается с нарушением традиции в самых разных областях. Сдвиг присутствует и в изломанном синтаксисе, и в неточных рифмах («гривен» – «ливень»), и в надрывной, восходящей интонации исповеди, обрывающейся неожиданным выводом. Фоническое свое6разие стихотворения связано с внутренними рифмами (благодаря им перекликаются строчки разных строф, например, последняя с двумя первыми, между которыми существуют смысловые пересечения), ассонансами («сорвутся в лужи и обрушат. » и др.), звуковыми повторами с сонорными («чрез благовест, чрез клик колес. » и др.). В богатой и разнообразной инструментовке стихотворения не прослеживается закономерности. Как и в содержании, в каждом стилистическом уровне содержится мысль о «случайности» найденных слов и образов, позволивших создать «верный» слепок текучей жизни.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пастернак Б.Л. / Стихотворения / Анализ стихотворения Б. Пастернака «Февраль. Достать чернил и плакать!» (1912)

Смотрите также по произведению «Стихотворения»:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector