Анализ стихотворения Некрасова «Тройка»

Стихотворение Н.А. Некрасова «Тройка» посвящено теме тяжелой судьбы русской женщины. В 1847 году оно опубли­ковано в журнале «Современник». Им же открывался неболь­шой поэтический сборник Н.А. Некрасова. Все это свидетель­ствует о том, что поэт придавал произведению большое значение. Тема нелегкой судьбы русской женщины звучит в поэмах «Кому на Руси жить хорошо», «Мороз, Красный нос», а также в ряде стихотворений Н.А. Некрасова.

«Тройка» — наиболее задушевное и поэтическое из них. Не случайно эти стихи были положены на музыку различни

ми композиторами, а в некоторых поэтических сборниках они даже публиковались с примечанием: «русская народная песня».

Стихотворение имеет кольцевую композицию: его обрам­ляет поэтичный образ промчавшейся тройки с молодым кор­нетом. Это и символический образ мечты девушки о счастье, концептуально важный в образной структуре произведения. Серединные строфы «Тройки» противопоставлены по прин­ципу контраста. В 3, 4-й и 5-й рисуется картина возможной лишь в мечтах счастливой и беззаботной жизни, которой дос­тойна прекрасная крестьянка. Она хороша собой, молода и очаровательна: «Вьется алая лента игриво В волосах твоих, черных, как ночь; Сквозь румянец щеки твоей смуглой Про­бивается легкий пушок, Из-под брови твоей полукруглой Смотрит бойко лукавый глазок». Поэт не жалеет красивых слов, чтобы подчеркнуть очарование русской женщины.

6-я строфа является переломной в рассказе о будущем лирической героини: «Поживешь и попразднуешь вволю. Будет жизнь и полна и легка… Да не то тебе пало на долю: За неряху пойдешь мужика». Многоточие после первых двух строк словно отделяет мечту от реальности. В 7, 8, 9-й и 10-й строфах описывается реальная жизнь — типичная доля рус­ской женщины: «Завязавши под мышки передник, Перетя­нешь уродливо грудь, Будет бить тебя муж-привередник И свекровь в три погибели гнуть». Увы, крестьянку ждет бес­просветная жизнь в трудах, побоях и заботах. Примитивное существование, однообразие неизбежно скажутся на ее внешности: красота увянет и на смену очаровательному взгляду, наполненному жизненными силами и энергией, придет выражение тупого терпенья и бессмысленный, веч­ный испуг. Таким образом, жизнь потеряет смысл и радость. Она пройдет без любви.

Анализ стихотворения Некрасова “Тройка”

Великий русский поэт Николай Алексеевич Некрасов является истинным певцом женской доли. На эту тему было написано достаточно много произведений, в которых он описывал горькую долю женщины, в частности простой крестьянки.

Стихи, написанные Некрасовым о русской матери, сестре, наполнены глубокой душевностью. Поэту удалось через всю жизнь пронести трепетное чувство большой благодарности и любви к несчастной женщине, которой, порой, довольно часто приходилось скрывать свои страдания и слезы.

Произведение “Тройка” было написано

В те времена судьба крестьян была на самом деле давно предрешена. И, к сожалению, нечасто можно было что-нибудь изменить.

Некрасов в своем произведении нарисовал вполне типичную картину будущей жизни молодой крестьянки. Автор с тяжелой грустью понимает, что, несмотря на то, что время неумолимо движется вперед, порядки, к сожалению,

После прочтения произведения поэта можно словить себя на мысли, что хорошо известна каждому русскому человеку тройка лошадей, является ничем иным, как красивой метафорой, выступающей символом быстротечной человеческой жизни. Также молниеносно она проносится мимо, и человек даже не успевает осознать смысл жизни, а тем более что-либо в ней кардинальным образом изменить.

Произведение написано в пессимистически-философском ключе, который предрасполагает к мыслям относительно цели нашего существования на земле. Поэт, в отличии от других лирических поэтов, не летает в облаках. Он твердо стоит на земле и возвращает всех читателей к ее довольно суровым реалиям, которые были характерны эпохе крепостничества в Российской Империи.

Анализ стихотворения Н. Некрасова “Тройка”

Николай Алексеевич Некрасов — певец женской доли. Пронзительной болью отдаются в сердце его стихи о женской судьбе вообще и крестьянки в частности. Душевностью веет от его лирических стихотворений, посвященных русской женщине, сестре, матери. На всю жизнь поэт сохранил это трепетное и теплое чувство к несчастной, молча страдающей, скрывающей свои слезы женщине. Он и Музу свою наделил чертами страдалицы — избитой кнутом крестьянки.

Стихотворение 1846 года «Тройка» — это пророчество и предостережение крепостной девушке, по молодости ещё мечтающей о счастье, на минуту забывшей, что она «крещеная собственность» и счастья ей «не положено».
Стихотворение открывается риторическими вопросами, обращенными к деревенской красавице.

Что ты с жадностью глядишь на дорогу

В стороне от веселых подруг.

И для чего ты бежишь торопливо

За промчавшейся тройкой вослед.

Любуясь красотой девушки, поэт с горьким сарказмом замечает:

Поживешь и попразднуешь вволю,

жизнь и полна, и легка.

Да не то тебе пало на долю:

За неряху пойдешь мужика.

У любой русской крестьянки судьба давнехонько предрешена более, и никакая красота не в силах ее изменить.

Поэт рисует типичную картину ее будущей жизни, до боли знакомой и неизменной. Автору тяжело сознавать, что пора проходит, но не изменяется тот самый странный порядок вещей, настолько привычный, что не обращают на него внимания не только посторонние, но и сами участники событий. Крепостная леди научилась терпеливо переносить жизнь как небесную кару.

И в лице твоем, полном движенья,

Полном жизни, — появится вдруг

Выраженье тупого терпенья

И бессмысленный, вечный испуг.

Неожиданно ловишь себя на мысли, что совершенно конкретная тройка воспринимается как красивая авторская метафора, символизирующая быстротечность земной жизни. Она проносится так молниеносно, что человек не успевает осознать смысл своего существования, а тем более что-либо изменить в нем. А потому поэт возвращает нас к конкретной реальности с ее суровыми реалиями:

Не нагнать тебе бешеной тройки:

Кони крепки, и сыты, и бойки, —

И ямщик под хмельком, и к другой

Мчится вихрем корнет молодой.

Последняя строфа резко контрастирует с остальным стихотворением, потому что Некрасов сменил перекрестную рифму на парную. Так поэт подводит безжалостный результат, выносит приговор ещё почти и не жившей молодой крестьянке.

Художественный анализ стихотворения Некрасова «Тройка»

«Тройка» — первая у Некрасова обобщенная картина крестьянской женской «доли» и первый эскиз народного женского образа. Это произведение стало русской песней, вошло в фольклор, что свидетельствует о его глубокой народности. Однако за исключением одной этнографической детали («алая лента. в волосах») и одного фразеологического клише («сырая могила») в стихотворении нет предметных и словесных примет устной народной поэзии. Соответствия фольклорным канонам обнаруживаются скорее в сюжетно-композиционном рисунке «Тройки», основой которого стало противопоставление девичества и замужества.

В поисках способов изображения народной жизни Некрасов не мог, и тем более поначалу, не опираться на ее фольклорные образы и в данном случае использовал устно-поэтический мотив в качестве одного из средств типизации своей картины. Фольклорные истоки сюжетно-композиционного плана «Тройки» подчеркивались и традиционно-народными образами «веселых подруг» героини (здесь характерно уже произошедшее отделение героини от своего девического круга), а затем нелюбимого мужа и злой свекрови.

Тема дороги, ямщика, тройки восходит к народным дорожным и ямщицким песням. О стереотипности поэтического образа тройки Некрасов хорошо знал. Между тем поэт вновь обратился к уже исчерпанному, казалось бы, мотиву, рассчитывая на заложенные в нем национально-демократические оттенки, а также на возможности его обновления социальной темой: близость традиционной поэтичности способствовала поэтическому освоению таких областей действительности, которые раньше поэтизации не поддавались и были лирике недоступны. Образно-стилистический ряд стихотворения позволяет воспринимать его как песенно-романсовое произведение; однако романсом стала лишь первая часть стихотворения, лирический эпизод встречи героини с «проезжим корнетом» и ее сердечной «тревоги». Романтические мотивы народной лирики переплетались здесь с любовной темой, также решенной Некрасовым в традициях романтизма, но только сложившихся на поздних этапах его литературной истории, во второй половине 1830-х гг.

В центре первой — романсовой — части стихотворения — портретное описание героини:

  • . Вьется алая лента игриво
  • В волосах твоих, черных, как ночь;
  • Сквозь румянец щеки твоей смуглой
  • Пробивается легкий пушок,
  • Из-под брови твоей полукруглой
  • Смотрит бойко лукавый глазок.
  • Взгляд один чернобровой дикарки,
  • Полный чар, зажигающих кровь.

Данный фрагмент всецело воспроизводит стилевую атмосферу позднеромантической лирики. Экзотичность образа, его яркая, «жгучая» цветовая живописность, своеобразный максимализм словесных приемов — все эти художественные черты выдавали в авторе «Тройки» поэта, прошедшего школу романтизма 1830-х гг.; в дальнейшем они были чужды главным тенденциям его поэтики и даже уже чужды поэтике второй части самой «Тройки».

Стихотворение «Тройка» монологично, и все романтические элементы его стиля принадлежат одному голосу автора. Задумав создать женский народный образ, Некрасов еще не знал иных возможностей его поэтического оформления, кроме приемов любовной лирики, а это повлекло за собой и всю ее новейшую поэтику. Поэтика приведенных нами строк стихотворения — это романтическое наследство, воспринятое Некрасовым в годы его вступления в литературу: с одной стороны, патетическое — «Взгляд один чернобровой дикарки, Полный чар, зажигающих кровь»; с другой — почти «галантерейное»: «Вьется алая лента игриво» и «Смотрит бойко лукавый глазок».

Романтическая литература создала устойчивую и повторяющуюся у разных авторов типологию женских характеров и обликов: различались два типа идеальной красавицы: восточная женщина с черными глазами и прекрасная христианка, голубоглазая и светловолосая. Оба этих образа осуществляли видение безусловной красоты и женственности. В высокой литературной культуре раннего романтизма восточный и европейский женские типы выступали зачастую равноправно, отражая трагическую неразрешимость романтического философского конфликта, сохраняя в себе, как Зарема и Мария в «Бахчисарайском фонтане» Пушкина, все большое содержание этого конфликта.

Женский образ «Тройки» был обязан своим поэтическим оформлением именно этой позднеромантической ориенталистике. (Ориентальный — восточный.)

Черные, «как ночь», волосы, черные брови, смуглое лицо — все это характерные черты романтического портрета восточной красавицы, и добавление в этот экзотический облик «алой ленты» также не противоречит литературным обычаям романтизма: поэзия 1820-1830-х гг. не раз использовала наружные приметы восточного женского типа в качестве портретных характеристик русских или украинских героинь (Мария в пушкинской «Полтаве»). В поэтическом описании некрасовской крестьянки мелькнул даже отголосок философского контекста, окружавшего некогда у романтиков образ восточной женщины и со временем утраченного: «дикарка».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector