База стихотворений

Авторы стихов

Наша группа

Чуть живые, в ночь осеннюю

Мы с охоты возвращаемся,

До ночлега прошлогоднего,

Слава богу, добираемся.

— Вот и мы! Здорово, старая!

Что насупилась ты, кумушка!

Не о смерти ли задумалась?

Брось! Пустая эта думушка!

Посетила ли кручинушка?

Молви — может, и размыкаю.-

И поведала Оринушка

Мне печаль свою великую.

«Восемь лет сынка не видела,

Жив ли, нет — не откликается,

Уж и свидеться не чаяла,

Вдруг сыночек возвращается.

Вышло молодцу в бессрочные.

Истопила жарко банюшку,

Напекла блинов Оринушка,

Не насмотрится на Ванюшку!

Да недолги были радости.

Воротился сын больнехонек,

Ночью кашель бьет солдатика,

Белый плат в крови мокрехонек!

Говорит: «Поправлюсь, матушка!»

Да ошибся — не поправился,

Девять дней хворал Иванушка,

На десятый день преставился. «

Замолчала — не прибавила

Ни словечка, бесталанная.

— Да с чего же привязалася

К парню хворость окаянная?

Хилый, что ли, был с рождения. —

Здоровенный был детинушка!

Подивился сам из Питера

Генерал на парня этого,

Как в рекрутское присутствие

Привели его раздетого.

На избенку эту бревнышки

Он один таскал сосновые.

И вилися у Иванушки

Русы кудри, как шелковые. «

И опять молчит несчастная.

— Не молчи — развей кручинушку!

Что сгубило сына милого —

Чай, спросила ты детинушку?-

«Не любил, сударь, рассказывать

Он про жизнь свою военную,

Грех мирянам-то показывать

Душу — богу обреченную!

Говорить — гневить всевышнего,

Окаянных бесов радовать.

Чтоб не молвить слова лишнего,

На врагов не подосадовать,

Немота перед кончиною

Знает бог, какие тягости

Сокрушили силу Ванину!

Я узнать не добивалася.

Никого не осуждаючи,

Он одни слова утешные

Говорил мне, умираючи.

Тихо по двору похаживал

Да постукивал топориком,

Избу ветхую обхаживал,

Огород обнес забориком;

Перекрыть сарай задумывал,

Не сбылись его желания:

Слег — и встал на ноги резвые

Только за день до скончания!

Поглядеть на солнце красное

Пожелал,- пошла я с Ванею:

Попрощался со скотинкою,

Попрощался с ригой, с банею.

Сенокосом шел — задумался,

— Ты прости, прости, полянушка!

Я косил тебя во младости!-

И заплакал мой Иванушка!

Песня вдруг с дороги грянула,

Подхватил, что было голосу,

«Не белы снежки», закашлялся,

Задышался — пал на полосу!

Не стояли ноги резвые,

Не держалася головушка!

С час домой мы возвращалися.

Было время — пел соловушка!

Страшно в эту ночь последнюю

Было: память потерялася,

Всё ему перед кончиною

Служба эта представлялася.

Ходит, чистит амуницию,

Набелил ремни солдатские,

Языком играл сигналики,

Песни пел — такие хватские!

Артикул ружьем выкидывал

Так, что весь домишка вздрагивал:

Как журавль стоял на ноженьке

На одной — носок вытягивал.

Вдруг метнулся. смотрит жалобно.

Повалился — плачет, кается,

Крикнул: «Ваше благородие!

Ваше. «- вижу — задыхается;

Я к нему. Утих, послушался —

Лег на лавку. Я молилася:

Не пошлет ли бог спасение.

К утру память воротилася,

Прошептал: «Прощай, родимая!

Ты опять одна осталася. «

Я над Ваней наклонилася,

И погас он, словно свеченька

Мало слов, а горя реченька,

Горя реченька бездонная.

Мы с охоты возвращаемся,

До ночлега прошлогоднего,

Слава богу, добираемся.

Обсуждение стихотворения «Орина, мать солдатская»

Анализ стихотворения Некрасова — Орина, мать солдатская

НЕКРАСОВ ПОЭТ КРЕСТЬЯНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

Главный герой творчества Некрасова — крестьянство. С исчерпывающей полнотой и ясностью в революционной образах и картинах, поражающих своей правдивостью и силон, отобразил Некрасов думы и чувства, труд и борьбу, каждодневные страдания и редкие радости крестьянства. Некрасовские стихи поражают глубиной проникновения в психологию крестьянина, удивительным знанием деревенского быта, любовью к народу и неостывающей ненавистью к его угнетателям.

Ещё в то время, когда русская литература не знала героев-крестьян, за несколько лет до появления повести Григоровича «Антон Горемыка» и рассказов Тургенева из «Записок охотника», Некрасов в ряде стихотворений рассказал о полной страданий жизни крестьянства.

Постоянное внимание поэта к жизии крестьянина отразилось даже в названиях некрасовских стихотворений: «В деревне», «Забытая деревня», «Деревенские новости», «Крестьянские дети», «В полном разгаре страда деревенская» и т. д. Крестьянству в основном посвящены и такие крупнейшие произведения Некрасова, как поэма «Мороз — Красный нос», «Кому на Руси жить хорошо», «Коробейники», и такие лирические шедевры, как «Размышления у парадного подъезда», «Орина, мать солдатская», «Калистрат» и множество других.

«На уме у тебя мужики»,- говорил Некрасов о своей музе. И когда в стихотворении «Балет» он даёт сатирическое изображение светского и чиновного общества, восхищающегося сусальным, лживым исполнением на сцене «народных» песен и плясок, его угрюмая муза рисует настоящий народ: пустынный просёлок, покрытый белым саваном снега, и мужицкий обоз, возвращающийся из города после сдачи рекрутов:

Снежно — холодно — мгла и туман.

И по этой унылой равнине

Шаг за шагом идёт караван

С седоками в промёрзлой овчине,

Как немые, молчат мужики.

Даже песня никем не поётся,

— Бабы спрятали лица в платки,

Только вздох иногда проиесётея

Или крик: «Ну! чего отстаёшь?

— Седоком одним меньше везёшь.

Быть сданным в солдаты в to время было всё равно, что быть вычеркнутым из списка живых. Вот почему

Ужас народа при слове «набор»

Подобен был ужасу казни.

То, что так ужасало народ, не могло не ужасать Некрасова — народного поэта. Вот почему, описывая гордую красоту Петербурга, роскошь его дворцов, он помнит про тех, кто создал все богатства города. Он видит на площадях прекрасного города сотни крестьянских дровней, привезших рекрутов, слышит причитания жён и матерей:

Чу, рыдание баб истеричное!

Сдали парня. Жалей, не жалей,

Перемелется — дело привычное!

Нет ни одной стороны крестьянской жизни, которая была бы обойдена Некрасовым. Всем сердцем и сознанием он переживал крестьянское горе, и картинами этого горя полны его произведения. Особенно сильно взволновала поэта судьба угнетённой крестьянки.

Ты вся — воплощённый испуг,

— Ты вся — вековая истома! —

говорил Некрасов, обращаясь к крестьянке. В стихотворении «В деревне» — перед нами старуха-крестьянка, потерявшая единственного сына-кормильца. Она вынуждена под старость идти по миру, жизнь её беспросветно тяжела, и, «кабы только не грех», старуха-мать покончила бы жизнь самоубийством. Та же тема — горе матери-крестьянки — поставлена в стихотворении «Орина, мать солдатская». В основе стихотворения — не выдумка, а быль. «Орина, мать солдатская, сама рассказывала мне свою жизнь,- вспоминал Некрасов.- Я несколько раз делал крюк, чтобы поговорить с ней, а то боялся сфальшивить». Орина рассказывает про «печаль свою великую»: единственный её сын, замученный солдатчиной, «больнёхонек» вернулся домой и умер:

Девять дней хворал Иванушка,

На десятый день преставился.

Здоровенный был детинушка!

Но жестокая казарменная муштра сгубила, довела до чахотки этого богатыря. Так страшна была царская солдатчина, что даже в последнюю ночь перед смертью, в бреду

Всё ему перед кончиною

Служба эта представлялася.

Бред умирающего раскрывает ужас положения крестьянина, сданного в солдаты, бесчеловечное обращение с ним:

Вдруг метнулся. смотрит жалобно.

Повалился — плачет, кается,

Крикнул: «Ваше благородие! Ваше. »

Мало слов, а горя реченька,

Горя реченька бездонная.

Такими словами заключает автор рассказ Орины.

В произведениях Некрасова возникает согретый авторской любовью образ женщины-крестьянки, чистой сердцем, светлой умом, сильной духом. Именно такова Дарья, героиня поэмы «Мороз — Красный нос», по духу — сестра некрасовских декабристок. Когда-то в молодости она «красотою дивила, была и ловка и сильна», но ей, как и всякой женщине-крестьянке, выпала на долю такая жизнь, трудней которой «вряд ли сыскать». Нельзя равнодушно видеть, как страдает раздавленная рабством и непосильным трудом бесправная русская женщина. И поэт говорит, обращаясь к крестьянке:

Тот сердца в груди не носил,

Кто слёз над тобою не лил!

Много стихотворений Некрасов посвятил жизни пореформенной деревни. Как и Чернышевский, он понимал грабительский характер «освобождения» и то, что изменились только формы угнетения народа.

Некрасов с горечью отмечал, что положение народа после «освобождения» не улучшилось:

В жизни крестьянина, ныне свободного.

Бедность, невежество, мрак.

В поэме «Дедушка», написанной в 1870 г., он нарисовал такой образ «свободного» крестьянина:

Вот он, наш пахарь угрюмый,

С тёмным, убитым лицом;

Лапти, лохмотья, шапчонка.

Голоден труженик вечной.»

Некрасов не видел «следов обновления», перемен к лучшему в жизни народа, но от этого его страдальческая поэзия не становилась пессимистической. Некрасов верил в богатырские силы народа, в то, что народ проснётся, «исполненный сил», разорвёт сковавшие его цепи и в борьбе с угнетателями завоюет себе счастливую жизнь.

Стихотворения Некрасова, героем которых был народ, становились крупнейшими политическими и литературными событиями: запрещаемые цензурой, они ходили по рукам в многочисленных списках, заучивались и распевались передовой молодёжью, печатались в революционных органах. Так, когда цензура запретила «Размышления у парадного подъезда», стихотворение это было напечатано в «Колоколе» и снабжено таким примечанием Герцена: «Мы очень редко помещаем стихи, но такого рода стихотворение нет возможности не поместить».

Поэзия Некрасова учила соединять слово с делом, воспитывала настоящих революционеров, вызывала восхищение таких великих современников Некрасова, как Чернышевский и Добролюбов. Поэзия Некрасова была поэзией революционной борьбы.

maxsochinenie.ru

2020 Copyright. All Rights Reserved.

The Sponsored Listings displayed above are served automatically by a third party. Neither the service provider nor the domain owner maintain any relationship with the advertisers. In case of trademark issues please contact the domain owner directly (contact information can be found in whois).

Стихотворение Некрасова «Тройка»

Стихотворение Некрасова «Тройка», написанное в 1846 году и вскоре напечатанное, стало одним из первых произведений поэта, в котором его яркий и самобытный талан проявился в полную силу. Оно посвящено главной теме некрасовского творчества – народной доле, – которая находит отражение и в его стихотворениях, и в поэмах.

Но, пожалуй, среди стихотворений Некрасова о народе самыми вдохновенными, удивительными по своей силе и выразительности были стихи о русской женщине. В разные годы Некрасов размышлял о женской доле в поэмах «Мороз, Красный

В «Тройке» поэт впервые создает образ крестьянской девушки во всей ее первозданной красоте, но здесь же он начинает свои размышления о той тяжкой судьбе, которая выпадает на долю русской женщины. Это двойственность определяет композицию и развитие художественной мысли стихотворения.

Сюжетную основу его составляет рассказ о молодой крепостной крестьянке, которая, выйдя на дорогу, провожает взглядом бешено мчащуюся тройку. Но содержание стихотворения

При этом характерно, что поэт как бы обращается на «ты» к своей героине и ведет разговор именно с ней, а она же не слышит его и, видимо, не услышит и потом:

Что ты жадно глядишь на дорогу

В стороне от веселых подруг?

Знать, забило сердечко тревогу –

Все лицо твое вспыхнуло вдруг.

Эта ситуация много позже будет одной из болезненных проблем некрасовского творчества:

Но тот, о ком пою в вечерней тишине,

Кому посвящены мечтания поэта, –

Увы! Не внемлет он – и не дает ответа, –

скажет поэт на закате своей жизни в стихотворении «Элегия». Но, понимая всю остроту этой ситуации, он никогда не изменял своей главной теме: «Я лиру посвятил народу своему», – с полным правом мог сказать о себе Некрасов. Так происходит и в стихотворении «Тройка».

Композиционно оно делится на две части: первая часть (1 – 5 строфы) – это рассказ о настоящем, описание девушки, ее красоты, чистоты и свежести, вторая часть (6 – 12 строфы) – размышления о ее возможном будущем, резко противостоящие как по настроению, так и по содержанию первой части.

В первой части стихотворения образ крестьянской девушки предстает в традициях устной народной поэзии, как воплощение жизни, любви, красоты и радости: «алая лента», «волосы черные, как ночь»; «румянец щеки», «лукавый глазок». Такой подбор красочных эпитетов создает яркий, запоминающийся облик красавицы.

Образ ее необыкновенно динамичен благодаря насыщенности текста глагольными формами (бежишь торопливо, промчавшаяся тройка, пробивается), подбору слов (бойко, зажигающих кровь, раззадорит). Поэт подчеркивает не только красоту девушки, но и ее оживленность, которая так свойственна молодости.

Казалось бы, жизнь должна улыбнуться ей в ответ:

Поживешь и попразднуешь вволю,

Будет жизнь и полна и легка…

В первой части даже пара для девушки как будто находится. Сравним 2-ю и 3-ю строфы:

И зачем ты бежишь торопливо На тебя заглядеться не диво

За промчавшейся тройкой во след? Полюбить тебя всякий не прочь:

На тебя, подбоченясь красиво, Вьется алая лента игриво

Загляделся проезжий корнет. В волосах твоих черных, как ночь.

Рифмы нечетных строк 3-ей строфы перекликаются с рифмами четных строк 2-ой строфы: торопливо – красиво – диво – игриво. Получается четверное созвучие: красота девушки словно бы созвучна красоте юноши. Кажется, славная вышла бы пара!

Но в середине 6-ой строфы происходит резкий слом:

Да не то тебе пало на долю:

За неряху пойдешь мужика.

Будущее девушки, которое предвидит – не героиня! – поэт, темно и безотрадно. После замужества ее ждут одни тяготы и заботы, преждевременная старость и смерть. О таком будущем лучше и не знать! И, быть может, самое страшное то, что такое будущее типично для русской крестьянки – оно потом будет подробно описано в поэмах Некрасова «Мороз, Красный нос», «Кому на Руси жить хорошо», во многих его лирических стихах. Здесь же в нескольких точных и ярких образах поэт воссоздает картину жизни замужней крестьянки.

Недаром в этой картине присутствуют традиционные образы семейно-обрядовой поэзии: муж-привередник, злая свекровь. Они подчеркивают обобщенный смысл, заложенный в рассказе о судьбе девушки.

Вместе с рассказом о ее жизни меняется и сам ее образ: жену неряхи мужика красавицей никак не назовешь! В описании ее внешности на смену красочным, ярким и поэтичным эпитетам приходят прозаические детали, связанные с крестьянским бытом:

Завязавши под мышки передник,

Перетянешь уродливо грудь…

Так на смену красавицы, «чернобровой дикарки» приходит уродливая, замученная «работой и черной и трудной», забитая мужем-привередником и свекровью женщина. Жизнь ее похожа на тяжкий беспробудный сон, даже дети не скрашивают ее горького существования: «Погрузишься ты в сон непробудный, / Будешь нянчить, работать и есть».

Если раньше образ стремительной, порывистой девушки, весь устремленный вперед, в будущее, был необыкновенно динамичен, то во второй части стихотворения в ее портрете господствует статика:

И в лице твоем, полном движенья,

Полном жизни, – появится вдруг

Выраженье тупого терпенья

И бессмысленный, вечный испуг.

Такая перемена не удивительна – ведь это путь от жизни к смерти, то есть вечному покою. 10-я строфа звучит как похоронный плач:

И схоронят в сырую могилу,

Как пройдешь ты тяжелый свой путь,

Бесполезно угасшую силу

И ничем не согретую грудь.

Недаром здесь вновь появляются фольклорные мотивы, связанные с образом «сырой могилы» – ассоциативно он перекликается с образом матери-земли: «мать-сыра земля». Так в стихотворении начинает звучать и мотив, связанный с темой родины, ее тяжкая судьба перекликается с трагической участью русской женщины-крестьянки, тема нереализованных возможностей народа в дальнейшем станет для Некрасова одним из главных аспектов народной темы.

Мотив несбывшихся надежд и мечтаний, невозможности найти счастье для русской крестьянки звучит в последних двух строфах стихотворения, которые по смыслу связаны с двумя первыми и содержат ответ на поставленный в начале стихотворения вопрос – «Что ты жадно глядишь на дорогу. », «И зачем ты бежишь торопливо. »:

Не гляди же с тоской на дорогу

И за тройкой вослед не спеши,

И тоскливую в сердце тревогу

Поскорей навсегда заглуши!

Не нагнать тебе бешеной тройки,

Кони крепки, и сыты, и бойки,

И ямщик под хмельком, и к другой

Мчится вихрем корнет молодой.

Развернутый ответ на вопрос о женском счастье Некрасов даст много позже – в главе «Крестьянка» из поэмы «Кому на Руси жить хорошо»:

В стихотворении «Тройка», как и подобает лирическому произведению, мысль поэта получает, скорее, эмоциональное выражение. Трагична и безнадежна концовка стихотворения не только по содержанию, но и по общему звучанию этих строк. Если во всех предыдущих строфах рифмовка была перекрестной, то здесь – в последней строфе – даются две смежные рифмы: тройки – бойки – к другой – молодой. При этом женские (первые две) рифмы созвучны мужским (в 3–4 строках), так что вся строфа пронизана четырехкратным возгласом-стоном: ой… – ой… – ой… – ой… Именно такая рифмовка заключительной строфы передает трагические, надрывные ноты, звучащие в авторском голосе, а певучесть его излюбленного размера – трехстопного анапеста – придает лирическому всплеску особую музыкальную выразительность.

Недаром это стихотворение, сразу ставшее очень популярным, не раз было положено на музыку. И до сих пор известный романс на стихи некрасовской «Тройки» звучит со сцены концертных залов и в радио – и телепередачах, его слушают в записях и поют дома в кругу друзей. Может быть, некрасовская девушка, казалось бы, такая далекая от нас, все же чем-то схожа с нашими современницами, которые, как и все девушки в мире во все времена, мечтают найти свою любовь, обрести счастье, наконец-то догнать эту бешено мчащуюся тройку?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector