Анализ стихотворения на Осень

Произведение написано Пушкиным в 1833 году. А.С. приехал в имение Болдино на обратном пути с Урала. Настал срок нового творческого подъема поэта: началась его вторая знаменитая «Болдинская осень». В короткое час А.С. написал множество первоклассных произведений.

Пушкин не раз и в прозе, и в стихах повторял, что осень – его любимое час года, поэтому поэт описывал «унылую пору, очей очарованье» с необычайной убедительностью и эмоциональностью. Он рассказывал о своем восхищении: «Люблю…в багрец и золото одетые леса». Поэт воспевает «прощальную красу», несмотря на скорое ее завершение. Он показывает, как рождается в его душе вдохновение, возникают поэтические образы, претворяясь в лирические создания.

Пушкин хотел заразить читателя своей особенной, небывалой любовью к осени, знамению вечного обновления жизни. Александр Сергеевич, обращаясь к «читателю дорогому», надеется, что публика сможет также понять всю красоту «улыбки на цветах увянувших» и насладиться чудесными описаниями «сладкой тишины».

Сходны в стихотворении образы осенней природы — лирического героя. В их описании передаются впечатления поэта, его чувства: «прощальная краса, природы увяданье, редкий солнца луч».

Жанр произведения – стихотворение, поэтому большое внимательность уделено лирическим переживаниям. Главную роль в описании осени играют эпитеты: «могильная пропасть», «свежее дыханье». Пушкин, словно кистью рисует картину последнего вздоха природы. Метафора «в багрец и золото одетые леса» позволяет мысленно представить почти сказочные лесные богатства болдинских мест осенью. Инверсия («Люблю я пышное природы увяданье») способствует поддержанию рифмы, из-за чего ритм стихотворения кажется более живым, динамичным. Обращение «Унылая пора!» частично олицетворяет осень, делая ее ещё более живописной. Пушкин использует прием аллитерации для описания шума ветра: «В их сенях ветра шум и свежее дыханье». Большое количество глухих согласных звукоподражательно описывает шелест листьев и прохладу. Размер стихотворения – ямб. Поэзия, написанная ямбом, обычно окрашена в оживленный, веселый тон, точно передающий светлое душевное состояние автора. Ритмический узор размера противоречит грустной тематике стихотворения. При этом не только не нарушается единство художественного впечатления от стихов, но, наоборот, аккурат этим создается особая прелесть и выразительность произведения.

В стихотворении не присутствует свойственное лирике Пушкина нарастающее движение, преобладают личные интонации. Особая выразительность создается использованием лексики старого стиля: «осенний хлад», «страждут озими», «мучишь». «Осень» любопытно рифмована: отдельными строфами, по восемь стихов в каждой. Первая, третья и пятая строчки рифмуются между собой («очарованье», «увяданье», «дыханье»); вторая – с четвертой и шестой («краса», «леса», «небеса»); последние две – приятель с другом («морозы», «угрозы»). Такая последовательность проведена через все стихотворение. Строфика произведения – октава, благодаря которой создается оттенок легкой грусти.

Наблюдается применение синтаксических приемов, усиливающих выразительность речи. В стихотворении присутствует перенос со строки «Так нелюбимое дитя в семье родной / К себе меня влечет». Пушкин неоднократно меняет порядок слов, использует инверсию: «к привычкам бытия ещё чувствую любовь». В стихотворении встречается синтаксический параллелизм: «Чредой слетает сон, чредой находит голод».

Красочность и пышность увядающей осени Пушкина поражает. Читая верное, точное и реалистическое изображение картин природы, невольно хочется лично увидеть рощу в Болдино, «последние лисы с нагих … ветвей», ощутить «осенний хлад». Кажется, что осень в стихотворении поэтически очеловечена, иносказательно, метафорически представлена в виде живого существа («чахоточная дева», «бедняжка клонится без ропота и гнева»), пышно наряжена «в багрец и золото». По-моему, данное творение – образец прекрасного лирического произведения, классика мировой поэзии.

Анализ стихотворения А.С.Пушкина «Осень»

Произведение написано Пушкиным в 1833 году. А.С. приехал в имение Болдино на обратном пути с Урала. Настал период нового творческого подъема поэта: началась его вторая знаменитая «Болдинская осень». В короткое время А.С. написал множество первоклассных произведений.
Пушкин не раз и в прозе, и в стихах повторял, что осень – его любимое время года, поэтому поэт описывал «унылую пору, очей очарованье» с необычайной убедительностью и эмоциональностью. Он рассказывал о своем восхищении: «Люблю…в багрец и золото одетые леса». Поэт воспевает «прощальную красу», несмотря на скорое ее завершение. Он показывает, как рождается в его душе вдохновение, возникают поэтические образы, претворяясь в лирические создания.
Пушкин хотел заразить читателя своей особенной, небывалой любовью к осени, знамению вечного обновления жизни. Александр Сергеевич, обращаясь к «читателю дорогому», надеется, что публика сможет также понять всю красоту «улыбки на цветах увянувших» и насладиться чудесными описаниями «сладкой тишины».
Сходны в стихотворении образы осенней природы — лирического героя. В их описании передаются впечатления поэта, его чувства: «прощальная краса, природы увяданье, редкий солнца луч».
Жанр произведения – стихотворение, поэтому большое внимание уделено лирическим переживаниям. Главную роль в описании осени играют эпитеты: «могильная пропасть», «свежее дыханье». Пушкин, словно кистью рисует картину последнего вздоха природы. Метафора «в багрец и золото одетые леса» позволяет мысленно представить почти сказочные лесные богатства болдинских мест осенью. Инверсия («Люблю я пышное природы увяданье») способствует поддержанию рифмы, из-за чего ритм стихотворения кажется более живым, динамичным. Обращение «Унылая пора!» частично олицетворяет осень, делая ее еще более живописной. Пушкин использует прием аллитерации для описания шума ветра: «В их сенях ветра шум и свежее дыханье». Большое количество глухих согласных звукоподражательно описывает шелест листьев и прохладу. Размер стихотворения – ямб. Поэзия, написанная ямбом, обычно окрашена в оживленный, веселый тон, точно передающий светлое душевное состояние автора. Ритмический узор размера противоречит грустной тематике стихотворения. При этом не только не нарушается единство художественного впечатления от стихов, но, наоборот, именно этим создается особая прелесть и выразительность произведения.
В стихотворении не присутствует свойственное лирике Пушкина нарастающее движение, преобладают личные интонации. Особая выразительность создается использованием лексики старого стиля: «осенний хлад», «страждут озими», «мучишь». «Осень» интересно рифмована: отдельными строфами, по восемь стихов в каждой. Первая, третья и пятая строчки рифмуются между собой («очарованье», «увяданье», «дыханье»); вторая – с четвертой и шестой («краса», «леса», «небеса»); последние две – друг с другом («морозы», «угрозы»). Такая последовательность проведена через все стихотворение. Строфика произведения – октава, благодаря которой создается оттенок легкой грусти.
Наблюдается использование синтаксических приемов, усиливающих выразительность речи. В стихотворении присутствует перенос со строки «Так нелюбимое дитя в семье родной / К себе меня влечет». Пушкин неоднократно меняет порядок слов, использует инверсию: «к привычкам бытия вновь чувствую любовь». В стихотворении встречается синтаксический параллелизм: «Чредой слетает сон, чредой находит голод».
Красочность и пышность увядающей осени Пушкина поражает. Читая верное, точное и реалистическое изображение картин природы, невольно хочется лично увидеть рощу в Болдино, «последние лисы с нагих … ветвей», ощутить «осенний хлад». Кажется, что осень в стихотворении поэтически очеловечена, иносказательно, метафорически представлена в виде живого существа («чахоточная дева», «бедняжка клонится без ропота и гнева»), пышно наряжена «в багрец и золото». По-моему, данное творение – образец прекрасного лирического произведения, классика мировой поэзии.

141658 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Анализ стихотворения А.С.Пушкина «Осень»

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Анализ жанра стихотворения Пушкина «Осень»

Процесс поэтического вызревания, дающий в итоге обильную «жатву», показан в «Осени» Пушкина как естественное преломление творческих сил природы в сознании поэта. Баратынский в своей «Осени» не пишет о вечно возрождающейся природе. Она дает лишь «плод годовых трудов» «досужему селянину»; поэт-мыслитель, «оратай жизненного поля», не сбирает никакой жатвы. Жизнь природы, в сущности, минусирована у Баратынского. «Мертвящий душу хлад» настолько жуток и всеобъемлющ, что сковывает ледяным отчаянием и самую природу:

  • Зима идет, и тощая земля
  • В широких лысинах бессилья,
  • И радостно блиставшие поля
  • Златыми класами обилья,
  • Со смертью жизнь, богатство с нищетой, —
  • Все образы годины бывшей
  • Сравняются под снежной пеленой,
  • Однообразно их покрывшей:
  • Перед тобой таков отныне свет,
  • Но в нем тебе грядущей жатвы нет!

Здесь даже «но» последнего стиха, кажется, не возбуждает ощущения контраста между человеком и природой. Удел их одинаков. Судьба поэта, по Баратынскому, — творческое одиночество, герметическая замкнутость в самом себе. Он уверен, что «внутренней своей. Не передашь земному звуку». Не то что читатели не поймут, просто нельзя выразить себя. Выхода нет, и ни гибель, ни возникновение далеких звезд — ничто «не поражает ухо мира». Человек беззащитен перед лицом космоса, и ему лишь остается, «отряхнув видения земли», увидеть невдалеке «цветущий брег за мглою черной». Восприимчивый к поэзии читатель будет поневоле поражен и пафосом творческой свободы у Пушкина, и пафосом одинокого отчаяния у Баратынского. Эти впечатления достигают предельной силы потому, что оба поэта не просто оформляют словами свои мысли, но создают свой мирообраз, возникающий на уровне стилевой структуры каждого стихотворения.

Стиль пушкинской «Осени», как известно, синтетичен и абсолютно соответствует творческому заданию. Не раз отмечался в стихотворении сплав слов высокого лексического ряда, изначально окруженных поэтическим ореолом, со словами-прозаизмами, привносящими из быта в поэзию богатейший спектр непредвидимых ассоциаций. На этой основе создано естественное и свободное, спокойное и патетическое, полное доверия к миру содержание пушкинского стихотворения.

Сложно разветвленная метафорическая система «Осени» Баратынского всегда сохраняет ощущение границы того или иного плана содержания. Там, где у Пушкина все взаимопроницаемо и границы между структурными элементами принципиально размыты, там Баратынский оставляет рядоположность смысловых линий, стараясь не смешивать эмоций. Образы как будто схвачены холодом слишком проясненной мысли, теряющей непосредственную поэтичность. Баратынский как истинный поэт счастливо избегает холодноватого пафоса рассудочности, постигшего даже Тютчева в его славянофильских стихах, но все-таки в нем не хватает внутренней свободы и всеотзывчивости. Он слишком возвышенно-отвлечен от мира, напоминая тип Андрея Болконского у Л. Толстого. Когда, подобно Пушкину, Баратынский в «Осени» смело объединяет слова и выражения самой высокой или трагической патетики с обыденной, прозаической лексикой и фразеологией, он все равно не достигает синтетичности. В сочетаниях типа «завоет роща», «житейские бразды», «ухо мира», «лысины бессилья» и вообще в поэтической системе стихотворения все эти прозаизмы, как справедливо замечено, «теряют свою бытовую окраску, свою обыденность, неизменно воспринимаются читателем в высоком трагическом ключе».

В итоге стилевая структура «Осени» Баратынского оказывается аналитичной и несколько жестковатой, в противоположность структурной эластичности «Осени» Пушкина. Следует заметить также, что структура пушкинской «Осени» открывается по-разному соотносительно со стихотворениями Державина и Баратынского.

Место «Осени» в системе лирики Пушкина определяется прежде всего оригинальным соединением в ней лирического и эпического начал. Это не означает, что стихотворение принадлежит к обычному лирико-эпическому жанру; например, оно похоже на балладу с сюжетом и авторской эмоциональной окраской. Сюжета в общепринятом смысле в «Осени» нет. В ней наличествует эпичность временных и пространственных масштабов и, главное, эпичность внутреннего состояния. Отсюда соприкосновение «Осени» в существенных чертах структуры и жанра не столько с лирикой, сколько с романом в стихах Пушкина. Родство «Онегина» с «Осенью» — не новость в пушкинистике. Его достаточно глубоко охарактеризовал в уже упомянутой здесь статье Н.Л. Степанов. Исследователь отметил и реалистическую насыщенность обоих произведений, и единство в них эпического и лирического начал, и перенос принципов прозы в поэзию, и общность авторской манеры обращения к читателю, и иронию. Особенно важным представляется утверждение Н.Л. Степанова, что, «как и в «Евгении Онегине», Пушкин здесь основывает лирическое повествование на отступлениях от основной темы, на объединении разнородного материала». Однако все эти черты родства «Онегина» и «Осени» зависят от решения самого главного и самого трудного вопроса: какова функция лирического «я» в значимой структуре стихотворения.

Вопрос этот не вполне прояснен. Н.Л. Степанов считает, что «автор здесь не лирический герой, не эмоциональный центр стихотворения, а повествователь, рассказывающий обо всем с эпической обстоятельностью и объективностью»; и далее, уже окончательно: «. поэт не выдвигает свое лирическое «я» на первое место» (8)*. В то же время Д.К. Мотольская и К.И. Соколова, говоря об «Осени», полагают, что «»Я» поэта эстетически господствует во всей структуре стихов». Столь взаимоисключающие суждения по вопросу, который, казалось бы, должен иметь однозначное решение, создают литературоведческий казус и позволяют заново обратиться к материалу. К тому же формы выражения авторского сознания в лирике стали сейчас предметом широкой научной полемики.

В лирическом стихотворении о природе всегда существуют структурные отношения между двумя главными зонами, двумя смысловыми сгущениями — автором (авторским сознанием) и природой. Эти отношения складываются по-разному, и в пушкинской «Осени» таковы, что автор и природа, с одной стороны, являются равноправно суверенными образами-центрами, а с другой — они же взаимоподчиняемы, поскольку находятся во встречном смысловом движении. Нечто подобное происходит и в «Евгении Онегине», где парадоксально соотносятся друг с другом структурные зоны автора и героев. Возникает «расщепленная двойная действительность», в которой автор приравнивается к своим героям как персонаж и в то же время находится в иной, высшей плоскости как создатель героев и романа в целом. В «Осени» автор творит художественный мир, свободно распоряжаясь в нем и окрашивая природу своими субъективными эмоциями. Но «Осень» написана о том, что именно природа в ее неистребимом круговороте творит самого художника и, пользуясь его вдохновением, создает свой удвоенный облик. Личность художника в момент наивысшего творческого выражения уже перестает быть только личностью, но переступает ее границы, замещая собой все сущее: явления природы, время и пространство, леса и моря, корабль, матросов и т. д. Таков автор «Осени».

«Осень», анализ стихотворения Александра Пушкина

История создания

Как и многие наиболее знаменитые творения поэта и писателя Александра Сергеевича Пушкина, стихотворение «Осень» было написано с осенние месяцы пребывания художника в Болдино. Осень была любимым временем года Пушкина, когда творческое вдохновение позволяло ему беспрестанно трудиться над будущими шедеврами. Именно период, именуемый болдинской осенью, был наиболее творчески плодотворен в жизни Александра Сергеевича. Тогда же появились знаменитейшие «Повести Белкина», ряд стихотворений, завоевавших наибольшую любовь читателей впоследствии. Написано стихотворение было в 1833 году.

Сюжетная линия, образы, тема

В строках произведения сразу чувствуется особенная любовь, нежность поэта к золотому времени года. Каждая из них (строк) преисполнена теплого чувства, восхищения, восторга печальным, но светлым состоянием всего живого вокруг в осеннюю пору. Необыкновенное обращение, восклицание «Унылая пора! Очей очарованье!», в основе которого лежит прием антитезы, дает читателю истинное представление об осени. Это время знаменуется погружением природы в сон, который закончится прекрасным обновлением и пробуждением. Понятным душе языком Пушкин пишет об осени и ее хрупкой красоте, преломляющейся в косых скулах дождя и ярких акварельных пятнах листопада.

Мотива печали и утраты в «Осени» нет. Напротив, поэтические строки заставляют восхититься, затаить дыхание от того, как прекрасна пышно увядающая природа, сверкающая багряными и золотыми красками. В «Осени» можно проследить несколько сюжетных мотивов. Пушкин не только искусно и с любовью говорить об осени, но и повествует о своем творческом процессе и судьбе художника в царской России. В стихотворении присутствуют зарисовки из жизни, пейзажи: помещичья охота, приносящая урон засеянным крестьянами полям, зимние праздничные гулянья, люди, томящиеся от летнего зноя. Упоминание о других временах года используется и как сравнение, ведь лучше осени для Александра Сергеевича нет ничего.
Он предлагает нам, читателям, насладиться сладостной тишиной, увидеть особенную прелесть, которой пронизаны улыбки увядших цветов,

Без изобилия средств художественной выразительности, но ясно и правдиво пишет поэт о деревенской осени:

Октябрь уж наступил; уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
осенний хлад, дорога промерзает;
урча ещё бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл.

Произведение завершается фразой «Куда ж нам плыть?», где воплощены мысли и умозаключения Александра Сергеевича о тягостном положении художника эпоху самодержавного строя, где давление и контроль только усилились после подавления восстания декабристов. Тон стихотворения периодически меняется: светлая и спокойная интонация, которой пронизана первая строфа, сменяется то на задушевно лирическую, то на ироническую, где присутствует авторское «я».

Композиция, тропы

Жанр «Осени» — обращение. Поэт словно ведет с читателем непринужденную беседу. Размер, которым исполнено произведение – шестистопный ямб, благодаря которому достигается впечатление размеренности, спокойствия речи. Ритмический узор стихотворения погружает нас в осеннюю негу вместе с Пушкиным. Союз такого стихотворного размера и объемной строфы, называемой октавой, придает каждой из строф завершенность и легкий налет светлой грусти. Пушкин использует такие средства художественной выразительности, как сравнения, метафоры («в багрец и золото одетые леса»), эпитеты («могильное дыханье»), инверсия. Выразительность поэтической речи особенно усиливают выражения старого стиля («хлад», «мучишь»).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Анализ стихотворения на «Осень»

Произведение написано Пушкиным в 1833 году. А.С. приехал в имение Болдино на обратном пути с Урала. Настал период нового творческого подъема поэта: началась его вторая знаменитая «Болдинская осень». В короткое время А.С. написал множество первоклассных произведений.
Пушкин не раз и в прозе, и в стихах повторял, что осень – его любимое время года, поэтому поэт описывал «унылую пору, очей очарованье» с необычайной убедительностью и эмоциональностью. Он рассказывал о своем восхищении: «Люблю…в багрец и золото одетые леса». Поэт воспевает «прощальную красу», несмотря на скорое ее завершение. Он показывает, как рождается в его душе вдохновение, возникают поэтические образы, претворяясь в лирические создания.
Пушкин хотел заразить читателя своей особенной, небывалой любовью к осени, знамению вечного обновления жизни. Александр Сергеевич, обращаясь к «читателю дорогому», надеется, что публика сможет также понять всю красоту «улыбки на цветах увянувших» и насладиться чудесными описаниями «сладкой тишины».
Сходны в стихотворении образы осенней природы — лирического героя. В их описании передаются впечатления поэта, его чувства: «прощальная краса, природы увяданье, редкий солнца луч».
Жанр произведения – стихотворение, поэтому большое внимание уделено лирическим переживаниям. Главную роль в описании осени играют эпитеты: «могильная пропасть», «свежее дыханье». Пушкин, словно кистью рисует картину последнего вздоха природы. Метафора «в багрец и золото одетые леса» позволяет мысленно представить почти сказочные лесные богатства болдинских мест осенью. Инверсия («Люблю я пышное природы увяданье») способствует поддержанию рифмы, из-за чего ритм стихотворения кажется более живым, динамичным. Обращение «Унылая пора!» частично олицетворяет осень, делая ее еще более живописной. Пушкин использует прием аллитерации для описания шума ветра: «В их сенях ветра шум и свежее дыханье». Большое количество глухих согласных звукоподражательно описывает шелест листьев и прохладу. Размер стихотворения – ямб. Поэзия, написанная ямбом, обычно окрашена в оживленный, веселый тон, точно передающий светлое душевное состояние автора. Ритмический узор размера противоречит грустной тематике стихотворения. При этом не только не нарушается единство художественного впечатления от стихов, но, наоборот, именно этим создается особая прелесть и выразительность произведения.
В стихотворении не присутствует свойственное лирике Пушкина нарастающее движение, преобладают личные интонации. Особая выразительность создается использованием лексики старого стиля: «осенний хлад», «страждут озими», «мучишь». «Осень» интересно рифмована: отдельными строфами, по восемь стихов в каждой. Первая, третья и пятая строчки рифмуются между собой («очарованье», «увяданье», «дыханье»); вторая – с четвертой и шестой («краса», «леса», «небеса»); последние две – друг с другом («морозы», «угрозы»). Такая последовательность проведена через все стихотворение. Строфика произведения – октава, благодаря которой создается оттенок легкой грусти.
Наблюдается использование синтаксических приемов, усиливающих выразительность речи. В стихотворении присутствует перенос со строки «Так нелюбимое дитя в семье родной / К себе меня влечет». Пушкин неоднократно меняет порядок слов, использует инверсию: «к привычкам бытия вновь чувствую любовь». В стихотворении встречается синтаксический параллелизм: «Чредой слетает сон, чредой находит голод».
Красочность и пышность увядающей осени Пушкина поражает. Читая верное, точное и реалистическое изображение картин природы, невольно хочется лично увидеть рощу в Болдино, «последние лисы с нагих … ветвей», ощутить «осенний хлад». Кажется, что осень в стихотворении поэтически очеловечена, иносказательно, метафорически представлена в виде живого существа («чахоточная дева», «бедняжка клонится без ропота и гнева»), пышно наряжена «в багрец и золото». По-моему, данное творение – образец прекрасного лирического произведения, классика мировой поэзии.

141644 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Анализ стихотворения А.С.Пушкина «Осень»

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

ПЕРЕВОД И ИЗУЧЕНИЕ ПУШКИНА В КИТАЕ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ

Александр Сергеевич Пушкин является одним из тех иностранных писателей, которых наиболее любит китайский народ. Его имя стало известно в Китае в 1900.-ом году; иными словами, этот великий русский поэт пришел в Китай в сопровождении нового двадцатого века. До образования Китайской Народной Республики многие его произведения уже появились у нас в китайском тексте и завоевали многочисленных читателей среди интеллигенции. После образования КНР большинство его произведении переведено с русского языка на китайский, а некоторые из них имеют уже несколько переводных вариантов. Например, до сих пор в свет вышло девять разных переводов «Евгения Онегина» А в 80-е годы новые переводы произведений Пушкина появились один за другим, как грибы после дождя, в частности «Полное собрание лирики Пушкина» под редакцией Гэ Баоцюаня и Ван Шоужэня, «Сборник стихов Пушкина» в переводе Гэ Баоцюаня, «Избранная лирика Пушкина», «Сборник романов и повестей Пушкина» и «Сборник литературных статей и заметок Пушкина» в переводе Фэн Чуня, «Сборник романов и повестей Пушкина» и «Сборник драматических произведений Пушкина» в переводе Дай Цихуана, «Избранная беллетристика Пушкина» в переводе Сяо Шаня, «Избранные поэмы Пушкина» в переводе Юй Чжэня, «Избранные лирические стихотворения Пушкина» в переводе Лю Чжаньцю, «Пушкин, избранные стихотворения о любви» в переводе Таи Юйцяна и Чэнь Хуаньпин, «Избранные стихи Пушкина» в переводе Ван Чжигэна, «Избранная проза Пушкина» в переводе ее Тяньчжэня, «Пушкин о литературе» в переводе Чжан Тэфу и Хуан Футуна и другие. Кроме того, у нас также переведены и изданы другие произведения о Пушкине (биографии, романы и воспоминания), написанные иностранными учеными и писателями, в частности «Александр Сергеевич Пушкин» Г. П. Гроссмана, «Пушкин» Анри Труайя (Henri Troyat, Pouchkine), «Пушкин в изгнании» И. А. Новикова, «. Я больше люблю твою душу» А. Кузнецовой. «Воспоминания о Пушкине» Н. В. Гоголя и других, «А. П. Керн: Воспоминания» и другие. Следует особенно упомянуть, что в 90-е годы произведения Пушкина стали переводиться и издаваться в Китае в сериях. Особое внимание обращают на себя два издания. Первое их них — это «Собрание сочинений Пушкина» (в 7-ми томах), вышедшее в издательстве «Народная литература» (в Пекине) в декабре 1995 года под редакцией Лу Юна. В пере воде этого собрания приняли участие 55 переводчика. Это самое полное и самое объемистое до сих пор собрание сочинений Пушкина, изданное в нашей стране. Второе — это «Собрание сочинений Пушкина» в переводе Фэн Чуня, изданное Шанхайским издательством переводов. По плану переводчика это издание содержит в себе 12 томов.

В течение более девяноста лет, в результате усердной работы нескольких поколений переводчиков, имя Пушкина уже глубоко проникло в сердца людей в нашей стране. Его стихи выпестовали поколение за поколением читателей и поэтов. Дух стремления к свободе, которым пропитаны его произведения, сильно вдохновил китайский народ, также стремившийся к свободе. Его художественный стиль, отличающийся искренностью, простотой, естественностью и ясностью, соответствует эстетическому вкусу китайских читателей, сформировавшемуся в течение нескольких тысяч лет. При своей жизни Пушкин в своих стихах и письмах неоднократно выражал желание посетить Китай, но не смог его исполнить из-за препятствий со стороны царского правительства. А сегодня, он свободно разъезжает на подаренном Музой коне по необъятной земле нашей страны. Его прижизненное желание уже претворилось в жизнь.

Наряду с непрерывным переводом и изданием произведений Пушкина, изучение Пушкина также вступило в новый этап. Если до 80-х годов изучение Пушкина оставалось лишь на этапе общего ознакомления, то, начиная с 80-х годов, такое изучение непрерывно идет вглубь. Вехой такого углубления послужил «Коллоквиум по изучению Пушкина», состоявшийся в мае 1981 года в городе Чанша провинции Хунань. На коллоквиум поступило 59 статей, на основе которых в 1985 году был издан издательством «Лицзян» «Сборник статей о творчестве Пушкина» под редакцией И Шуцюань и Ван Юаньцзэ. Сборник содержит в себе 22 статьи, затронувшие ряд вопросов; место Пушкина в русской литературе, его жизненный путь, некоторые важные вопросы в его идеях, его образцовые произведения разных стилей, а также отношение Пушкина к Китаю и т. д. После этого в газетах и журналах одна за другой появилось немало статей, представляющих более всестороннее и систематическое изучение жизни, идей, творческого пути и произведений разных жанров Пушки на. Такие труды, как «История русской и советской литературы» под редакцией Цао Цзинхуа, «История русской литературы» И Шуцюань и др., «История русской поэзии» Сюй Чжифан и «История русской лирики» Чжу Сяншэна, также посвящают Пушкину специальный раздел. А самое важное достижение в изучении Пушкина в Китае в последние годы представляют три монографии: «О Пушкине, Тургеневе и Толстом» Ван Чжиляна, «Женщины в лирике Пушкина» Чэнь Суньмина и «Жизнь и творчество Пушкина» Чжан Тэфу.

В монографию Ван Чжиляна входят три трактата о «Евгении Онегине»: «О художественных особенностях «Евгения Онегина»», «Дуэль Онегина с Ленским — о Главе шестой «Евгения Онегина»» и «Послесловие переводчика к «Евгению Онегину»». Эти трактаты дают тщательный анализ художественных особенностей «Евгения Онегина», включая образы персонажей, построение романа, художественные приемы и «онегинские строфы». Перу автора этой монографии принадлежит шестой перевод «Евгения Онегина», в котором переводчик с успехом осуществил цельное переложение «онегинских строф». Его монография отличается оригинальностью взглядов.

Монография Чэнь Сюньмина «Женщины в лирике Пушкина» посвящена изучению любовной жизни Пушкина. Во время обучения в Московском университете автор собрал много материалов. Его книга включает в себя 52 главы, рассказывающие о знакомстве Пушкина с более чем 50 женщинами, и показывающие с точки зрения любви одну из важных сторон жизни Пушкина, что весьма полезно для понимания творчества Пушкина. «Жизнь и творчество Пушкина»» Чжан Тэфу и др. представляет собой научную монографию, посвященную 200-летней годовщине со дня рождения Пушкина. Монография состоит из 12 глав. Автор проводит всестороннее, систематическое и комплексное изучение биографии, идей и творчества Пушкина по периодам. Вскрывая тесную связь жизненного пути поэта с его творческим путем, монография в полной мере показывает оригинальные достижения и особый вклад Пушкина как поэта, беллетриста, драматурга и критика. Следует особенно упомянуть о последней главе монографии: «Очерк по изучению Пушкина»», которая в первый раз в Китае подробно знакомит читателей с русским и советским пушкиноведением и с приемом творчества Пушкина за границей. Одним словом, эта монография представляет собой самый всесторонний, самый систематический, самый оригинальный и самый весомый до сих пор труд в области изучения Пушкина в нашей стране, знаменующий собой новый этап изучения Пушкина в Китае. Шестого июня 1999 года будет 200-ая годовщина со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. Это будет праздник не только для русского, но и для китайского народа и народов всего мира. В настоящее время переводчики, издатели и ученые в Китае ведут напряженную работу, что бы достойно, с еще большими и лучшими достижениями встретить этот великий праздник. Пушкин принадлежит всему миру.

© Чжан Тефу, Цзэн Цулинь. Текст, 1999.
© Денис Яцутко. Оформление, 2000.

IX Произведения Пушкина в алфавитном порядке

Тема: произведения Пушкина в классической орфографии

Последние произведения Пушкина принято относить к вершинам его творчества. Но не следует при этом забывать, что произведения Пушкина в своей массе достаточно не ровные. Ранние произведения Пушкина несут на себе явные черты державинского влияния, от которого поэт освоободился далеко не сразу. В то же время, ввиду исключительной значимости самого предмета, все без исключения произведения Пушкина попадают в поле пристального внимания соответствующих специалистов.

Биография

Смертельная любовь

Весной 1829 года к Пушкину, 29, пришло большое, настоящее чувство. Позднее и последнее. Произошло это на ежегодном маскараде в доме Трубецких. Поэт в маске Олоферна танцевал котильон с Елизаветой Ушаковой (в костюме Тыквы) — и тут он увидел у колонны свою Любовь. То, что это Любовь, Пушкин понял мгновенно. Ноги перестали его слушаться, в глазах всё поплыло.

Карты, деньги, два ствола

В конце 1835 — начале 1836 Пушкин чуть не стреляется с Соллогубом. Здравомыслящий Владимир Александрович в дуэли участвовать совсем не рвётся и всячески увиливает, однако Пушкин буквально преследует его своими картелями в течение чуть не полугода. И, главное, совершенно непонятно — с чего? Формальный предлог просто смехотворен. .

Книга Исайи

Во всей этой истории есть одно тёмное место: почему Пушкин столь решительно пресёк развитие отношений в самом начале, когда счастье само плыло ему в руки? Чтобы это понять, нам придётся вернуться в 1826 год. Мы помним, что в конце лета 1826 в жизни поэта имело место некое Откровение.

Три простые истины

Так Пушкину, 27, открылась механика мироздания — в виде Трёх Простых Истин. Мир, как единое целое, существует исключительно благодаря присутствию в нём гениев. Таким образом, никаких “алмазных гвоздей” нет. Точнее, гений — он сам и есть “алмазный гвоздь», и такого “гвоздя” достаточно одного, чтобы мир вращался.

Персия

После известного происшествия Пушкин на следующий день уезжает на Кавказ, и дальше — в святую Персию, землю Ахурамазды и Заратустры. Ему нужно много что обдумать. Когда приходит чёткое понимание, что нужно делать, Пушкин возвращается в Москву (осень 1829). Его план таков. Он лично проследит за появлением своего внука-гения, вырастит его и в положенный час посвятит в тайну передачи «линии».

Как женятся гении

Со временем Пушкин начинает понимать, что в его возрасте и с его средствами найти хоть какую невесту чрезвычайно сложно. Даже промотавшиеся провинциалы из неблагополучной семьи с плохой наследственностью — и те выделываются, как могут. То согласятся, то передумают. То условие какое изобретут. Так проходит пол года, затем — ещё пол года, тянуть больше некуда.

Раздел «Произведения Пушкина», страница девятая

Биография

Произведения

Некоторые произведения Пушкина, положенные на музыку

Александр Сергеевич Пушкин

19 октября 1827 («Бог помочь вам, друзья мои. »)

19 октября 1828 («Усердно помолившись богу. »)

19 октября («Роняет лес багряный свой убор. »)

27 мая 1819 («Веселый вечер в жизни нашей. »)

Couplets («Quand un poète en son extase. »)

Ex ungue leonem («Недавно я стихами как-то свистнул. »)

Mon portrait («Vous me demandez mon portrait. »)

NN («Я ускользнул от Эскулапа. »)

Stances («Avez-vous vu la tendre rose. »)

To Dawe, Esqr («Зачем твой дивный карандаш. »)

Аквилон («Зачем ты, грозный аквилон. »)

Алексееву («Мой милый, как несправедливы. »)

Ангел («В дверях эдема ангел нежный. »)

Андрей Шенье («Меж тем, как изумленный мир. »)

Анне Н. Вульф («Увы! напрасно деве гордой. »)

Анчар («В пустыне чахлой и скупой. »)

Арион («Нас было много на челне. »)

Бакуниной («Напрасно воспевать мне ваши именины. »)

Баллада («Что ты, девица, грустна. »)

Баратынскому («Я жду обещанной тетради. »)

Безверие («О вы, которые с язвительным упреком. »)

Бесы («Мчатся тучи, вьются тучи. »)

Блаженство («В роще сумрачной, тенистой. »)

Будрыс и его сыновья («Три у Будрыса сына, как и он, три литвина. »)

Буря («Ты видел деву на скале. »)

В. Л. Давыдову («Меж тем как генерал Орлов. »)

В. Л. Пушкину («Любезнейший наш друг, о ты, Василий Львович. »)

В. Л. Пушкину («Что восхитительней, живей. »)

В. Ф. Раевскому («Не тем горжусь я, мой певец. »)

В. Ф. Раевскому («Недаром ты ко мне воззвал. »)

В. Ф. Раевскому («Ты прав, мой друг — напрасно я презрел. »)

В альбом А. О. Смирновой («В тревоге пестрой и бесплодной. »)

В альбом («Гонимый рока самовластьем. »)

В альбом («Долго сих листов заветных. »)

В альбом («Когда погаснут дни мечтанья. »)

В альбом Пущину («Взглянув когда-нибудь на верный сей листок. »)

В альбом Сосницкой («Вы съединить могли с холодностью сердечной. »)

Вакхическая песня («Что смолкнул веселия глас. »)

«Вам музы, милые старушки. » (В. С. Филимонову при получении поэмы его «Дурацкий колпак»)

Веселый пир («Я люблю вечерний пир. »)

Вино (Ион Хиосский) («Злое дитя, старик молодой, властелин добронравный. »)

Виноград («Не стану я жалеть о розах. »)

Вода и вино («Люблю я в полдень воспаленный. »)

Воевода («Поздно ночью из похода. »)

Возрождение («Художник-варвар кистью сонной. »)

Война («Война! Подъяты наконец. »)

Вольность («Беги, сокройся от очей. ») Ода

Воспоминание («Когда для смертного умолкнет шумный день. »)

Всеволожскому («Прости, счастливый сын пиров. »)

Второе послание к цензору («На скользком поприще Тимковского наследник. »)

Выздоровление («Тебя ль я видел, милый друг. »)

Вяземскому («Язвительный поэт, остряк замысловатый. »)

Гараль и Гальвина («Взошла луна над дремлющим заливом. »)

Генералу Пущину («В дыму, в крови, сквозь тучи стрел. »)

Герой («Да, слава в прихотях вольна. »)

Гнедичу («С Гомером долго ты беседовал один. »)

Графу Олизару («Певец! издревле меж собою. »)

Гречанке («Ты рождена воспламенять. »)

Гроб Анакреона («Все в таинственном молчанье. »)

Гусар («Скребницей чистил он коня. »)

Давыдову («Нельзя, мой толстый Аристип. »)

Движение («Движенья нет, сказал мудрец брадатый. »)

Дева («Я говорил тебе: страшися девы милой. »)

Делибаш («Перестрелка за холмами. »)

Делия («Ты ль передо мною. »)

Дельвигу («Друг Дельвиг, мой парнасский брат. »)

Дельвигу («Любовью, дружеством и ленью. »)

Дельвигу («Мы рождены, мой брат названый. »)

Демон («В те дни, когда мне были новы. »)

Деревня («Приветствую тебя, пустынный уголок. »)

Дионея («Хромид в тебя влюблен; он молод, и не раз. »)

Добрый совет («Давайте пить и веселиться. »)

Добрый человек («Ты прав — несносен Фирс ученый. »)

Домовому («Поместья мирного незримый покровитель. »)

Дон («Блеща средь полей широких. »)

Дорида («В Дориде нравятся и локоны златые. »)

Дориде («Я верю: я любим; для сердца нужно верить. »)

Дорожные жалобы («Долго ль мне гулять на свете. »)

Дружба («Что дружба? Легкий пыл похмелья. »)

Друзьям («Богами вам еще даны. »)

Друзьям («Вчера был день разлуки шумной. »)

Друзьям («Нет, я не льстец, когда царю. »)

«Душа моя Павел. » (В альбом Павлу Вяземскому)

Е. Н. Ушаковой («Вы избалованы природой. »)

Ее глаза («Она мила — скажу меж нами. »)

Жалоба («Ваш дед портной, ваш дядя повар. »)

Желание («Я слезы лью; мне слезы утешенье. »)

Желание славы («Когда, любовию и негой упоенный. »)

Жених («Три дня купеческая дочь. »)

Жив, жив курилка! («Как! жив еще Курилка журналист. »)

Жуковскому («Когда, к мечтательному миру. »)

Заклинание («О, если правда, что в ночи. »)

«Земли достигнув наконец. » (Акафист Екатерине Николаевне Карамзиной)

Земля и море («Когда по синеве морей. »)

Зимнее утро («Мороз и солнце; день чудесный. »)

Зимний вечер («Буря мглою небо кроет. »)

Зимняя дорога («Сквозь волнистые туманы. »)

И. В. Слёнину («Я не люблю альбомов модных. »)

И. И. Пущину («Мой первый друг, мой друг бесценный. »)

Из Alfieri («Сомненье, страх, порочную надежду. »)

Из А. Шенье («Покров, упитанный язвительною кровью. »)

(Из Афенея) («Славная флейта, Феон, здесь лежит. Предводителя хоров. »)

Из Байрона («Нет ветра — синяя волна. »)

Из Гафиза («Не пленяйся бранной славой. »)

(Из Ксенофана Колофонского) («Чистый лоснится пол; стеклянные чаши блистают. »)

(Из Пиндемонти) («Не дорого ценю я громкие права. »)

Из письма к А. О. Россет («От вас узнал я плен Варшавы. »)

Из письма к Алексееву («Прощай, отшельник бессарабской. »)

Из письма к Великопольскому («С тобой мне вновь считаться довелось. »)

Из письма к Вульфу («Здравствуй, Вульф, приятель мой. »)

Из письма к Вяземскому («В глуши, измучась жизнью постной. »)

Из письма к Вяземскому («Любезный Вяземский, поэт и камергер. »)

Из письма к Гнедичу («В стране, где Юлией венчанный. »)

Из письма к Яковлеву («Смирдин меня в беду поверг. »)

Именины («Умножайте шум и радость. »)

Иностранке («На языке, тебе невнятном. »)

Истина («Издавна мудрые искали. »)

К *** («Зачем безвременную скуку. »)

К *** («Не спрашивай, зачем унылой думой. »)

К *** («Нет, нет, не должен я, не смею, не могу. »)

К *** («Счастлив, кто близ тебя, любовник упоенный. »)

К А. Б*** («Что можем наскоро стихами молвить ей. »)

К. А. Тимашевой («Я видел вас, я их читал. »)

К Баратынскому («Стих каждый в повести твоей. »)

К Батюшкову («Философ резвый и пиит. »)

К Вяземскому («Так море, древний душегубец. »)

К Галичу («Когда печальный стихотвор. »)

К Е. Н. Вульф («Вот, Зина, вам совет: играйте. »)

К Жуковскому («Благослови, поэт. В тиши парнасской сени. »)

К Каверину («Забудь, любезный мой Каверин. »)

К Маше («Вчера мне Маша приказала. »)

К Морфею («Морфей, до утра дай отраду. »)

К Н. Г. Ломоносову («И ты, любезный друг, оставил. »)

К Н. Я. Плюсковой («На лире скромной, благородной. »)

К Наталье («Так и мне узнать случилось. »)

К Наташе («Вянет, вянет лето красно. »)

К Овидию («Овидий, я живу близ тихих берегов. »)

К Родзянке («Ты обещал о романтизме. »)

К Сабурову («Сабуров, ты оклеветал. »)

К Чаадаеву («Любви, надежды, тихой славы. »)

К Щербинину («Житье тому, любезный друг. »)

К Языкову («Издревле сладостный союз. »)

К Языкову («К тебе сбирался я давно. »)

К Языкову («Языков, кто тебе внушил. »)

К бар. М. А. Дельвиг («Вам восемь лет, а мне семнадцать било. »)

К бюсту завоевателя («Напрасно видишь тут ошибку. »)

К вельможе («От северных оков освобождая мир. »)

К другу стихотворцу («Арист! и ты в толпе служителей Парнаса. »)

К живописцу («Дитя харит и вдохновенья. »)

К молодой актрисе («Ты не наследница Клероны. »)

К молодой вдове («Лида, друг мой неизменный. »)

К морю («Прощай, свободная стихия. »)

К ней («В печальной праздности я лиру забывал. »)

К ней («Эльвина, милый друг, приди, подай мне руку. »)

К переводу Илиады («Крив был Гнедич поэт, преложитель слепого Гомера. »)

К письму («В нем радости мои; когда померкну я. »)

К портрету Вяземского («Судьба свои дары явить желала в нем. »)

К портрету Дельвига («Се самый Дельвиг тот, что нам всегда твердил. »)

К портрету Жуковского («Его стихов пленительная сладость. »)

К портрету Каверина («В нем пунша и войны кипит всегдашний жар. »)

К сестре («Ты хочешь, друг бесценный. »)

К студентам («Друзья! досужный час настал. »)

К** («Ты богоматерь, нет сомненья. »)

К*** («Я помню чудное мгновенье. »)

Кавказ («Кавказ подо мною. Один в вышине. »)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: