Анализ стихотворений «Где ты, где ты, отчий дом

Произведения поэтов Серебряного века русской литературы – это неотъемлемая часть культурного наследия нашего народа. Это стихи, в которых авторы смогли достигнуть апогея лирики, душевности и поэтичности. Давайте более детально рассмотрим и проанализируем некоторые из них.

С. Есенин «Где ты, где ты, отчий дом. »

В литературном процессе первой половины 20 века, знаменитый русский поэт Сергей Есенин стоит особняком. Поэту удалось избежать влияния политических сил в государстве, он не принимал в своем творчестве элементов мистицизма, что было характерным для литературы в тот период. Благодаря этому, произведения Есенина – самобытны, в простой форме они отображают настоящие ценности человека – любовь, дружбу патриотизм. Во многих стихах особое внимание автор уделял теме малой Родины – родному краю, деревне и отчему дому.

К категории таких произведений относиться и стихотворение «Где ты, где ты, отчий дом. ». Стих представляет собой отчаянный плач человека по своему дому. В памяти лирического героя сохранились радостные ощущения, связанные с родительским кровом. Он восторженно вспоминает красоту природы, которая окружала его дом, те ощущения, которые были пережиты в нем.

Герой понимает, что со временем он отдаляется от своей обители и на духовном плане в том числе. Образ дождя символизирует перемены в жизни человека, которые с каждым годом все больше и больше отдаляют человека от родного дома. Тем не менее, лирический герой не теряет надежды вновь ощутить радость пребывания под отчим кровом.

А.А.Ахматова «Цветов и неживых вещей. «

Предшественницей Есенина в описании дома в русской деревне была А. А. Ахматова. В своем произведении «Цветов и неживых вещей. » великая поэтесса описывает прекрасную картину деревенского оазиса, в котором чувствуется гармония и эмоциональная насыщенность. Читая это произведения, мы словно гуляем вместе с автором по богатым грядкам, видим маленький пруд с огромными карасями и ощущаем всю беззаботность и благодать сельской жизни.

М.А. Цветаева «Домики старой Москвы»

Продолжила тему маленькой Родины и отчего дома М. А. Цветаева. В своем произведении «Домики старой Москвы», она обрисовывает читателю старые дома столицы, которые несут в себе память о многих поколениях, обитавших в них. Смотря на эти ветхие, но все же величественные дома, мы подобно книге, читаем всю историю Москвы и ее жителей. Автор подчеркивает то, что современные многоэтажные строения никогда не сравняться со старыми домиками, в которых находиться сама душа нашей столицы.

Б. Пастернак «Никого не будет в доме. «

Стихотворение талантливейшего поэта Б. Пастернака «Никого не будет в доме. » представляет собой лирическую песню, в которой переплелись уют родной обители, скорбь и меланхолия, грусть и ожидание чуда, которое напрямую связано с любовными переживаниями. Дом в произведении символизирует душу лирического героя, здесь тепло и комфортно, но необходимы перемены, которые и приходят с возлюбленной.

И. Бунин «Первый утренник, серебряный мороз. «

Своим восторгом от родного края и волнениями детской души делиться с нами и И. А. Бунин. В стихотворении «Первый утренник, серебряный мороз. » мы чувствуем те ощущения великолепия зимней погоды, которые передает нам автор. Морозный воздух промерзшие осенние цветы переходят со страниц книги в наше сознание и дарят те же впечатления, которые когда–то переживал Бунин.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Басня как литературный жанр: юмор и сатира
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspЛирика: лирическое стихотворение и особенности организации стихотворной речи

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Анализ стихотворения Цветаевой «У меня в Москве – купола горят!»

С Москвой были нерасторжимо связаны вся жизнь и творчество Марины Цветаевой. В своих стихах она постоянно обращалась к образу любимого города, с которым ассоциировала свое чувство родины. Неслучайно целый цикл из девяти произведений в лирике Цветаевой посвящен именно Москве, в него входит и стихотворение «У меня в Москве – купола горят!»

Уже в первой строке можно увидеть отражение бунтарского характера поэзии Цветаевой. Романтическое противопоставление себя всему миру, жизненный девиз: «Одна – из всех – за всех – противу

Москва для поэта – это церкви, колокола. Звукописью передается колокольный звон, осеняющий столицу как горячее, страстное сердце всей богомольной Руси:

У меня в Москве – купола горят!

У меня в Москве – колокола звонят!

И гробницы в ряд у меня стоят, –

В них царицы спят, и цари.

Но здесь нет характерного протеста против смерти как нелепого вторжения в жизнь. Скорее, упоминание покоящихся в московских монастырях русских монархов связано с мыслью о том, что именно в Москве начало всех начал, именно здесь корни государства Российского, истоки всего самого святого для русского человека.

Каждая строфа в стихотворении построена вокруг одного ключевого мотива. В первой обращают на себя внимание колокола – часто встречающийся в лирике Цветаевой образ, как бы включающий и это стихотворение в контекст всех произведений, посвященных Родине. Во второй строфе неоднократно повторяется образ зари, как будто сияющей не только на горизонте, но встающей из глубины души героини:

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Легче дышится – чем на всей земле!

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе – до зари.

Эмоциональность стихотворения создается не столько лексикой (мы не видим здесь неологизмов или очень ярких эпитетов, метафор), сколько синтаксическими приемами. Предложения содержат эллипсис, параллелизм конструкций, повторы, которые призваны не только акцентировать внимание на какой-либо мысли, но и задавать определенный музыкальный ритм всему произведению. В некоторой степени так нашло свое отражение музыкальное образование Цветаевой. С целью придать большую экспрессивность тексту поэтом используется и новая для начала века диссонансная, неточная рифма. В строфе рифмуются первые три строки, а последние строки рифмуются между собой во всем стихотворении.

Москва в представлении поэта – духовная столица России, поэтому она не представляется без куполов церквей и колокольного звона. В этом смысле Цветаева часто противопоставляет ее Петербургу, столице административной, где все линии строги, Нева холодна. Старый город же вольно раскинулся, символизируя широкий размах русской души.

И проходишь ты над своей Невой

О ту пору, как над рекой – Москвой

Я стою с опущенной головой,

И слипаются фонари.

В этой строфе очевидны фольклорные интонации, тяготение к традициям русской народной песни. Это проявляется как на образном уровне (лирическая героиня с опущенной головой – вся олицетворение покорности истинно русской жены), так и на языковом (употребление предлога «о» вместо «в»). Героиня подчеркивает свое личное родство именно со старой столицей, таящей предания далекой старины в водах Москвы-реки. Образ слипающихся фонарей придает трогательность всему происходящему в душе героини, словно это отражается в реке, как уличный свет.

Признание в любви звучит продолжением звона кремлевских колоколов на заре:

Всей бессонницей я тебя люблю,

Всей бессонницей я тебе внемлю –

О ту пору, как по всему Кремлю

Что-то стихийное, своевольное слышится в таком признании, будто оно вырывается из сердца девушки среди ночной молитвы. Дорогой образ Кремля повсюду с ней, в ее душе. И он дает силы быть искренней в проявлении чувств. Отчаянная мольба скрыта за этим признанием. В то же время героиня осознает несбыточность своей мечты:

Но моя река – да с твоей рекой

Но моя рука – да с твоей рукой

Не сойдутся, Радость моя, доколь

Не догонит заря – зари.

В последней строфе вновь повторяются ключевые образы всего стихотворения – заря, река. На фонетическом уровне в старорусском «доколь» слышится «колокол». И венчает все слово Радость, неслучайно написанное с заглавной буквы. В этом – жизнеутверждающий пафос творчества Цветаевой, торжественность настроения, с которой она всегда пишет о своей Москве, о единстве с этим городом, сердцем всей Руси.

«Нежнее нежного» О. Мандельштам

«Нежнее нежного» Осип Мандельштам

Нежнее нежного
Лицо твое,
Белее белого
Твоя рука,
От мира целого
Ты далека,
И все твое —
От неизбежного.

От неизбежного
Твоя печаль,
И пальцы рук
Неостывающих,
И тихий звук
Неунывающих
Речей,
И даль
Твоих очей.

Анализ стихотворения Мандельштама «Нежнее нежного»

Летом 1915 года Осип Мандельштам познакомился в Коктебеле с Мариной Цветаевой. Это событие стало поворотным в жизни, поэта, так как он влюбился, как мальчишка. К тому времени Цветаева уже была замужем за Сергеем Эфронтом и воспитывала дочь. Однако это не помешало ей ответит взаимностью.

Роман двух знаковых представителей русской литературы длился недолго и был, по воспоминаниям Цветаевой, платоническим. В 1916 году Мандельштам приехал в Москву и встретился с поэтессой. Они целыми днями бродили по городу, и Цветаева знакомила своего друга с достопримечательностями. Однако Осип Мандельштам смотрел не на Кремль и московские соборы, а на возлюбленную, что вызывало у Цветаевой улыбку и желание постоянно подшучивать над поэтом.

Именно после одной из таких прогулок Мандельштам написал стихотворение «Нежнее нежного», которое посвятил Цветаевой. Оно совершенно не похоже на другие произведения этого автора и построено на повторении однокоренных слов, которые призваны усилить эффект от общего впечатления и наиболее полно подчеркнуть достоинства той, которая удостоилась чести быть воспетой в стихах. «Нежнее нежного лицо твое», — вот первый штрих к поэтическому портрету Марины Цветаевой, который, как позже признавалась поэтесса, не совсем соответствовал действительности. Однако дальше Мандельштам раскрывает черты характера своей избранницы, рассказывая о том, что она совершенно не похожа на других женщин. Автор, обращаясь к Цветаевой, отмечает, что «от мира целого ты далеко, и все твое – от неизбежного».

Эта фраза оказалась весьма пророческой. Первая ее часть намекает на то, что в это время Марина Цветаева причисляя себя к футуристкам, поэтому ее стихи действительно были очень далеки от реальности. Она часто мысленно устремлялась в будущее и разыгрывала самые различные сценки из собственной жизни. К примеру, в этот период она написала стихотворение, которое заканчивалось строкой, ставшей впоследствии реальностью – «Моим стихам, как драгоценным винам, наступит свой черед».

Что касается второй части фразы в стихотворении Осипа Мандельштама «Нежнее нежного», то автор словно бы заглянул в будущее и вынес оттуда четкое убеждение, что судьба Цветаевой уже предрешена, и изменить ее невозможно. Развивая эту мысль, поэт отмечает, что «от неизбежного твоя печаль» и «тихий звук неунывающих речей». Трактовать эти строчки можно по-разному. Однако известно, что Марина Цветаева очень болезненно переживала смерть матери. Плюс ко всему, в 1916 году она рассталась со своей лучшей подругой Софьей Парнок, к которой испытывала очень нежные и отнюдь не только дружеские чувства. Возвращение к мужу по времени совпало с приездом в Москву Осипа Мандельштама, который и застал Цветаеву в состоянии, близком к депрессии. Правда, за налетом чувств и слов поэт сумел разглядеть нечто большее. Он словно бы причитал книгу жизни Марины Цветаевой, в которой увидел много пугающего и неизбежного. Более того, Мандельштам понял, что сама поэтесса догадывается, что именно уготовано ей судьбою, и принимает это как должное. Эти знания не омрачают «даль очей» поэтессы, которая продолжает писать стихи и пребывать в своем, полном грез и фантазий, мире.

Позже Цветаева вспоминала, что ее отношения с Мандельштамом были похожи на роман двух поэтов, которые постоянно спорят, восхищаются друг другом, сравнивают свои произведения, ругаются и вновь мирятся. Однако эта поэтическая идиллия длилась недолго, примерно полгода. После этого Цветаева и Мандельштам стали встречаться гораздо реже, а вскоре поэтесса и вовсе покинула Россию и, находясь в эмиграции, узнала об аресте и гибели поэта, который написал эпиграмму на Сталина и имел несчастье прочитать ее публично, что поэт Борис пастернак приравнял к самоубийству.

«Бабушке», анализ стихотворения Цветаевой

Стихотворение «Бабушке» было написано Цветаевой в 1914 году. Марина не знала своих бабушек. Создание стихотворения связано с висевшим в доме Цветаевых в Трехпрудном переулке портретом бабушки поэтессы — красавицы-польки Марии Бернацкой (Мейн), прожившей всего 27 лет.

Стихотворение 25-летней Цветаевой – попытка понять душевные переживания, страдания и радости женщины, черты характера которой, возможно, перешли и к ней. Лирическая героиня ищет в образе бабушки истоки собственного характера, пытается разобраться в себе, восстановив утраченную связь времен.

Первые три строфы посвящены описанию внешности бабушки. Героиня пристально вглядывается в незнакомые, но такие дорогие черты лица. Эпитеты, используемые в этой части стихотворения, создают образы холода, неприступности и чистоты. Бабушка – не живая женщина, она принадлежит к другому миру. Какому? Ответ дается в четвертой строфе, где появляется образ «ненасытимой прорвы земли». Смерть – мир, к которому принадлежит бабушка, именно этим и объясняются образы холода в первых строфах. Поэтесса скорбит о ранней смерти бабушки, с горечью осознавая, что с уходом человека все его переживания и чувства остаются утраченными. Цветаева переживает о нереализованных возможностях личности, о том, как ничтожно мало успевает сделать человек за свою жизнь.

Задаваясь вопросом, исчезают ли мысли и переживания людей с их уходом или частью этого творческого потенциала наделяются потомки, поэтесса осознает родственность душ бабушки и внучки. Цветаеву объединяют с бабушкой «мятежные» черты характера, дух бунтарства.

Стихотворение «Бабушке» написано напоминающим ритм вальса трехстопным дактилем, смешанной рифмой. Цветаева использовала для написания произведения перекрестную рифму. В произведении преобладают открытые рифмы.

В стихотворении присутствует аллитерация, создающая эффект плавного скольжения танцевальной пары; также поэтесса использует ассонанс. Повторы гласных «е» и «и» придают лиричность и напевность произведению. При помощи многократных (58 раз) повторов гласной «а» обозначается целеустремленность и твердость характера героини.

Большинство предложений стихотворения эмоционально окрашены: чувство печали и отдаленности создают односоставные, именные предложения. Цветаева ищет сходство с бабушкой, знакомой лишь по портрету, поэтому в небольшом по объему произведении используется четыре предложения-вопроса. Вопросы усиливаются восклицательными обращениями: «Юная бабушка! Кто целовал Ваши надменные губы?».

Стихотворение насыщено тропами и стилистическими фигурами: олицетворениями (прорва земли), повторами (бабушка, юная), эпитетами (ледяного лица, продолговатый и твердый овал, надменные губы), метафорами (жестокий мятеж в сердце, платья раструбы). Они использованы для передачи эмоционального состояния героини.

Обращение «Юная бабушка!» звучит, как оксюморон, создавая ощущение невозможности. Такое словосочетание вполне оправдано: по родственным связям женщина на портрете приходится Цветаевой бабушкой, но по возрасту она – ровесница самой поэтессе, и навсегда останется в памяти молодой.

В последней строфе для привлечения внимания читателя Цветаева использует риторический вопрос: «Бабушка! Этот жестокий мятеж// В сердце моем – не от Вас ли?».

Один из самых искренних поэтов, Цветаева, всматриваясь и вслушиваясь в себя, в стихотворении «Бабушке» максимально честно и пронзительно рассказывает читателю о поиске понимания, о феномене самого Человека.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: