Анализ стихотворения М

Лермонтовская поэзия, выставляя на всеобщее обозрение внутреннюю жизнь человека его эпохи, тем самым проясняла источники его страданий. Она указывала на современную общественную действительность, уродующую и искажающую человеческую личность. Михаил Юрьевич Лермонтов внес в лирику глубокий и сложный психологический анализ внутренних переживаний. Этот анализ и заключил в себе то богатство раскрытия внутреннего мира человека, которое прославило великую русскую литературу.

С особенной выразительностью это раскрывается в стихотворении «Выхожу один я на дорогу…», принадлежащим к числу наиболее проникновенных созданий лермонтовской лирики. Это стихотворение Лермонтов написал до своей смерти, будто чувствовал, что недолго осталось ждать ее прихода. Стихотворение позже назовут своеобразным завещанием поэта и выполнят изложенную в последних строчках волю Михаила Юрьевича:

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

Про любовь мне сладкий голос пел,

Надо мной чтоб вечно зеленея.

Темный дуб склонялся и шумел.

И сейчас на малой родине Михаила Юрьевича Лермонтова, в селе Тарханы Пензенской области, находится его прах. О вечности и любви шепчутся листья старого дуба, раскинувшего ветви над входом в часовню.

Блаженству умиротворения, которое царствует в природе, тихой беседе звезд, сну земли в «сиянье голубом» Лермонтов противопоставляет взволнованный мир человеческих чувств, муку неустанных вопросов, входящих в противоречие с гармонией вселенной. Перекличка вопросов:

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? Жалею ли о чем?

Уж не жду от жизни ничего не я,

И не жаль мне прошлого ничуть… —

придает особую тональность стихотворению. Слова, звучащие, казалось бы, безнадежно, не означают, однако, полного отказа от жизни. При всей тяжести существования, при всех ударах судьбы поэт противится холодному сну могилы. Герой верит в бессмертие души. Его мятежный, неспокойный дух больше не ищет бури, он жаждет спокойствия, отвлечения от земных противоречий:

Я б желал навеки так заснуть,

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб дыша вздымалась тихо грудь…

Что же натолкнуло его на такие безрадостные, трагические мысли? Почему так явно звучит в этом стихотворении мотив смерти? Всю свою жизнь, с трехлетнего возраста, когда судьба отобрала у него возможность слышать любимый и любящий голос матери, напевавшей знакомую песню, поэт прошел в душевном одиночестве. И сейчас, выйдя прочувствовать невыразимую, истинную красоту южной ночи, Лермонтов снова один. Он наблюдает, как

…Сквозь туман кремнистый путь блестит,

Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,

И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сияньи голубом…

Он понимает всю прелесть и совершенство окружающего мира: «Что же мне так больно и так трудно?». Нет ответа на вопрос, который не раз задавал он себе. Тоска, боль и одиночество. Не нашла тонкая, чувствительная, творческая душа поддержки и понимания в этом мире.

Жанр данного стихотворения — лирический монолог. Автор сам задает вопросы и сам отвечает на них: «Жду ль чего? Жалею ли о чем? Уж не жду от жизни ничего я…». Композицию составляют две части. В первой поэт рисует сказочную красоту южной ночи, используя олицетворения («пустыня внемлет Богу», «звезда с звездою говорит») эпитеты («кремнистый», «торжественно», «чудно»). Во второй части поэт переходит к тяжелым мыслям и тревожным раздумьям. Его отчаянье передают восклицательные («Я ищу свободы и покоя!», «Я б хотел забыться и заснуть!») и неоконченные предложения («Но не тем холодным сном могилы…»). Стихотворение написано пятистопным хореем с чередованием женской и мужской рифмы, это придает особую мелодичность и плавность стиху.

С исключительной проницательностью, верно поняв творчество Михаила Юрьевича Лермонтова, великий критик прогнозировал его значение. Он заявлял, что наступит время, когда имя Михаила Юрьевича станет «народным именем и гармонические звуки его поэзии будут слышны в повседневном разговоре толпы, между толками ее о житейских заботах». На мой взгляд, такое время наступило, в наших разговорах нет-нет, да и промелькнут строки гения, уже давно ставшие афоризмами.

Анализ стихотворения Выхожу один я на дорогу Лермонтова М. Ю.

Во многих стихотворениях Лермонтова — «Утес», «На севере диком стоит одиноко», «Парус», «И скучно, и грустно, и некому руку подать…» — звучат мотивы грусти и одиночества.Но особенно ощутим этот мотив в стихотворении «Выхожу один я на дорогу». Перед отъездом поэта в Пятигорск В. Ф. Одоевский подарил ему записную книжку с пожеланием исписать ее всю. После смерти Лермонтова эта книжка была обнаружена, среди других стихотворений там было и «Выхожу один я на дорогу».

Тон поэта с самого начала поражает своей возвышенностью, даже какой-то торжественностью. Взору нашему открывается ночной пейзаж, простой — и одновременно величественный. Выхожу один я на дорогу; Сквозь туман кремнистый путь блестит; Ночь тиха. Пустыня внемлет богу, И звезда с звездою говорит. Эта возвышенная интонация поэта намекает на глубинный смысл данного пейзажа. Дорога здесь — это еще и жизненный путь героя, тот путь, который предопределен свыше и на котором каждый из нас одинок. Каждому предназначена своя судьба, и лишь сам человек может исполнить то, что ему суждено.

И уже в первом четверостишии возникает пока еще едва заметный настораживающий, тревожный мотив неизвестности, неопределенности: герой видит свой «путь» «сквозь туман», жизненная дорога его трудна («кремнистый путь»). Затем этот мотив в стихотворении нарастает, начинает звучать четче и определеннее: в природе царят тишина и умиротворение, в душе же лирического героя — хаос, смутная, неясная тоска. Ему «больно» и «трудно», но в чувствах и мыслях его — все та же неопределенность, «туман», герой не может понять причины своего состояния: В небесах торжественно и чудно! Спит земля в сиянье голубом…

Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? жалею ли о чем? Он связывает свои чувства с сожалениями о прошлом («Жалею ли о чем?») и тревожным предчувствием будущего («Жду ль чего?»). Жизнь лирического героя как бы фокусирует эту живую связь времен в виде его чувств. Разум же героя расторгает эту временную связь: Уж не жду от жизни ничего я, И не жаль мне прошлого ничуть; Я ищу свободы и покоя! Я б хотел забыться и заснуть! Лирический герой хочет уйти от реальности в мир «свободы и покоя». Он хотел бы «забыться и заснуть». Здесь представляется очень важным мотив забвения, проходящий через все творчество Лермонтова. Как замечает Д. П. Овсянико-Куликовский, подобно Печорину, который «ничего не забывает и вечно находится под гнетом своего прошлого», поэт тоже „все помнит», и все пережитое так болезненно отзывается в его душе, что он не видит иного успокоения, как только в смерти». Однако в стихотворении «Выхожу один я на дорогу» этот мотив не сливается с мотивом смерти. Сон здесь не вызывает у нас ассоциаций со смертью, он не является «холодным сном могилы». Напротив, жизнь в нем кажется более сильной, могучей и радостной, чем в реальном бытии героя: Но не тем холодным сном могилы… Я б желал навеки так заснуть, Чтоб в груди дремали жизни силы, Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь; Чтоб всю ночь, весь день, мой слух лелея, Про любовь мне сладкий голос пел, Надо мной чтоб, вечно зеленея, Темный дуб склонялся и шумел. Этот образ вечно зеленеющего могучего дуба здесь особенно знаменателен. Дуб — это символ крепости жизни, ее вечности и незыблемости. Все в этом сне говорит о жизни, а не о смерти: и «сладкий голос», поющий о любви, и тихое дыханье героя, и его чуткий слух. Здесь герой полон сил, энергии, вдохновенья, в душе его больше нет трагического разладачувств. Б начале стихотворения он стремится «уйти от жизни», в финале «жизнь догоняет его», и он доверяется ей. Композиционно стихотворение, написанное пятистопным хореем, делится на две части. Первая часть — это пейзаж, вторая часть — описание чувств лирического героя. Эти части противопоставлены. Однако финал стихотворения соответствует его началу — там вновь возникает гармоничная, умиротворенная картина природы, и резкость контраста смягчается. Концовка, таким образом, здесь замыкает круг. Красота и благодать, царящие в природе, в первой части подчеркнуты эпитетами и метафорой («ночь тиха», «спит земля в сиянье голубом»), «высокой» лексикой («пустыня внемлет богу»). Одновременно другой эпитет уже здесь задает мотив душевной дисгармонии героя — «кремнистый путь» напоминает о трудностях жизненного пути. Во второй части чувства героя подчеркнуты эпитетом («холодным сном могилы»), риторическими вопросами («Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? жалею ли о чем?»), инверсией («Уж не жду от жизни ничего я»), анафорой («Я ищу свободы и покоя! Я б хотел забыться и заснуть!», «Чтоб в груди дремали жизни силы, Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь»), восклицательными предложениями («Я ищу свободы и покоя!»). Напевности стихотворения способствуют аллитерации («Чтоб всю ночь, весь день, мой слух лелея, Про любовь мне сладкий голос пел») и ассонансы («Но не тем холодным сном могилы»). Мелодичность, ритм стихотворения определяется и его цезурностью (наличием пауз), которые разделяют стихотворную строку на две половины («Ночь тиха. // Пустыня внемлет богу»). Стихотворение было положено на музыку и стало известным романсом. Таким образом, желаемое забвение лирический герой находит в мире природы. И это черта, характерная для многих произведений поэта. Лермонтов «обращался к природе так же, как и к живому началу, ища в ней ответа на тревожные вопросы своего духа или сочувствия себе в минуты острого ощущения и сердечной тоски».

Все школьные сочинения по литературе

Анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова «Выхожу один я на дорогу»

Одно из последних стихотворений Лермонтова, лирический итог многочисленных исканий, тем и мотивов. Белинский относил это стихотворение к числу избраннейших вещей, в которых «все лермонтовское». Не будучи символическим, с мгновенной непосредственностью запечатлевая настроение и чувство в их «лирическом настоящем», оно тем не менее сплошь состоит из высокозначимых в лермонтовском мире эмблематических слов, каждое из которых имеет долгую и изменчивую поэтическую историю. В запеве – тема одинокой участи. «Кремнистый путь» во второй строке, восхищавший Л. Н. Толстого как метко схваченное впечатление кавказского пейзажа, – это и обобщение: путь странника в «пустыне безотрадной». Но меняется лирическая оценка образа пустыни, устойчивого у Лермонтова: безотрадный край, символ опустошенной жизни здесь становится так же местом уединенного свидания с Вселенной. «Голубое сияние» сообщает земному пейзажу космическую широту и бытейственность, приобщает его к «пространствам синего эфира» («Демон») и к ночной голубизне «Русалки». Точно так же через необычайно смелый из философски значительных образов четвертой строки в поэзии Лермонтова возвращаются «звезды» его юности, почти исчезнувшие из зрелой лирики.

Тема песни («сладкий голос», или голос «отрадный» из чернового варианта), возникающая при поддержке гармоничной звукописи в последней строфе, но разлитая в напевном строе всего стихотворения (начиная с «Ангела»), связывается с тем особым лермонтовским Эдемом, которому он присвоил имя «отрады», с идеальной полнотой бытия, недостижимой в земных борениях, однако включающей в себя музыкально преображенные земные ценности (цветенье природы, женскую любовь). «Темный дуб» примыкает к той же цепи образов блаженства. Девятая и десятая строки перекликаются с одиннадцатой и двенадцатой строками «Демона» и с седьмой строкой стихотворения «И скучно и грустно» («…прошлого нет и следа…»), отличаясь от них новым настроением задумчивой грусти. Ключевая формула «свободы и покоя», по видимости, совпадает с пушкинской: «…ищу забвенья и свободы…». Мотив побега в «обитель мирную» у Лермонтова лишен пушкинской уравновешенности и «превратился в тему романтически универсального избавления» приобщения к неувядающей жизни.

Все эти прежние смысловые моменты лермонтовской лирики вступают здесь в новое трепетно-сложное соотношение – душевная тончайшая вибрация, совмещающая восторг пред мирозданием с отчужденностью от него, печальною безнадежностью с надеждой на сладостное чудо.

Природа в стихотворении – не безучастная и не «равнодушная» к человеческой бренности. Герой, казалось бы, готов к ней припасть и, однако, едва прозвучал вопрос‑вздох: «Что же мне так больно и так трудно?», как прекрасный мир, чьей реальности воздано должное в первых шести строках, словно бы меркнет для героя, болезненно ощутившего свое неутоленное «я», и он с неожиданной силой желания прорывается, куда‑то прочь, в блаженную область.

«Психологическая и моральная утопия свободы и покоя» как вечно длящегося блаженства получила в литературе разноречивые философские оценки: для них это «деятельный покой» в едином ритме с жизнью целого, для других напротив, «дремотная нирвана», растворение в «космической безмятежности». В стихотворении, действительно, есть тон глубокой и трагичной усталости, однако «мир и отрада» всегда были для Лермонтова высокими ценностями и подчас пределом бурных стремлений; они противостоят деятельности жизни. В стихотворении желанные «мир и отрада» облекаются в образ вечного расцвета, обретают, по замечанию Д. Максимова, черты «космического эроса» – это «природы жаркие объятия» («Демон»), которые, быть может, в ином плане бытия вновь раскроются навстречу давнему изгнаннику.

Даже среди богатств русской лирической поэзии стихотворение остается непревзойденным по музыкальности. Как и в «Тучах», но с большей выразительностью, стиховой строй сочетает черты элегичной медитации и песни. К типично песенным приемам относятся повторы-подхваты, сочленяющие строфы.

По словам В. О. Ключевского, пьеса «своим стихом почти освобождает композитора от труда подбирать мотивы и звуки»

«Выхожу один я на дорогу…» М. Лермонтов

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит.
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом…
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? Жалею ли о чем?

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть.
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!

Но не тем холодным сном могилы…
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь,

Чтоб, всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб, вечно зеленея,
Темный дуб склонялся и шумел.

Анализ стихотворения Лермонтова «Выхожу один я на дорогу…»

Последний период творчества Михаила Лермонтова связан с переосмыслением жизненных ценностей и подведением итогов. По воспоминаниям очевидцев, поэт предчувствовал свою гибель, поэтому пребывал в некоем отстраненном состоянии, считая, что бессмысленно спорить с судьбой. Более того, он пытался ее упредить и фактически искал свою смерть, считая, что достойным завершением жизни является гибель на поле брани.

За несколько месяцев до роковой дуэли, которая произошла весной 1841 года, Лермонтов написал стихотворение «Выхожу один я на дорогу», которое, вопреки многим другим произведениям этого периода, наполнено не отчаянием, а светлой грустью и сожалением о том, что какие-то очень важные и знаковые события не оставили в душе поэта следа. Как и в юношестве, Лермонтов по-прежнему испытывает острое чувство одиночества, поэт изображает себя в этом произведении странником, который бредет по ночной дороге, не отдавая себе отчета в том, куда и зачем он держит путь.

Окружающая природа, к которой поэт постоянно обращается в своем творчестве. Лишь подчеркивает его одиночество. Ведь в полночном небе даже «звезда с звездою говорит», в то время как автор лишен возможности поделиться своими мыслями с теми, кто смог бы оказаться если и не хорошим собеседником, то хотя бы благодарным слушателем. Эту миссию Лермонтов решил возложить на потомков, хотя и не был уверен в том, что спустя годы его стихи будут востребованы.

Стихотворение «Выхожу один я на дорогу…» построено на контрасте. Автор осознанно противопоставляет красоту ночной природы, от которой веет умиротворением, и собственное душевное состояние, пытаясь найти ответ на вопрос, почему же ему так больно и грустно. Его выводы неутешительны, так как поэт признается, что утратил способность радоваться и ощущать себя по-настоящему счастливым человеком. «Уж не жду от жизни ничего я, и не жаль мне прошлого ничуть», — подводит итоги поэт. И при этом отмечает, что его самая заветная мечта – свобода и покой.

У Лермонтова подобное душевное состояние с учетом его беспокойной и деятельной натуры ассоциируется лишь со смертью. Но даже такой исход событий его не удовлетворяет, так как физическое прекращение существования является для поэта равносильным полному забвению. Безусловно, Лермонтов жаждет славы, хотя и не питает иллюзий по поводу своего творчества. Его заветная мечта – повторить подвиг участников Бородинского сражения и войти в историю великим полководцем, который смог защитить свою родину от врагов. Но этим мечтам не суждено сбыться, так как поэту довелось родиться в другую эпоху, когда честь и доблесть уже перестали быть в фаворе. Поэтому автор хочет уснуть дивным и глубоким сном, который позволит ему преодолеть время, но при этом остаться сторонним наблюдателем, чтобы знать, какой станет Россия через годы.

«Я б желал навеки так заснуть», — отмечает поэт, подразумевая пограничное состояние между жизнью и смертью. При этом в его словах отчетливо звучит желание оставить о себе память на века, поэт хочет, чтобы над ним «вечно зеленея, темный дуб склонялся и шумел». В какой-то степени это произведение можно считать пророческим, так как желание Лермонтова все же осуществилось. Погибнув на бессмысленной и глупой дуэли, он не только остался в памяти людей как блистательный русский поэт, но и вдохновил своим творчеством на подвиги во имя справедливости последующие поколения. И, тем самым, выполнил свою миссию, которая была предначертана ему судьбой, и суть которой он так и не смог понять при жизни, несмотря на то, что никогда не считал поэзию обычным увлечением.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: