Анализ стихотворения Федора Тютчева — Два голоса

Совсем не случайно великий русский поет Федор Тютчев назвал свое стихотворение «Два голоса». В данном произведении затронута очень важная тема путей человека к Богу. А если быть предельно точным, – тема выбора этого пути, а также свобода выбора. В качестве первого голоса в произведении выступает голос канувшего в лету язычества.

Некогда совершенство Бога рассматривалось нашими предками как совершенство самой природы. Что касается человека, то до него никакого дела не было. Ведь языческие боги недосягаемы, они находятся высоко вверху,

Если говорить о втором голосе, то он принадлежит современному христианству. И в данном случае совершенство Бога рассматривается как любовь, любовь жертвенная, в которой заключен глубокий тайный смысл. Именно поэтому борьба и смерть «непреклонных сердец» не напрасна, ведь их «победный венец» дарован самим Господом.

Главная идея произведения «Два голоса» заключается в молчании мира, которое отнюдь не является молчанием создавшего его Бога. Даже, наоборот, по словам Тютчева, безмолвие светил, а также молчания

Что касается композиционного построения стихотворения, то оно состоит из двух отрывков (в каждом – по две строфы). Они связаны при помощи нумерации, а также синтаксического и смыслового параллелизма.

Произведение «Два голоса» построено очень интересно. Здесь каждый элемент текста первого голоса находит свое отражение в элементе голоса второго. Смысловая конструкция создается отнюдь не на основе победы одного из имеющихся в произведении голосов, а их соотношениям в пределах созданной картины мира. Именно этой особенностью конструкции и отличается произведение от прочих, которые имеют схожую тематику.

Анализ стихотворений — где искать?

На данной страницы представлены ссылки на интернет-ресурсы, на которых находятся готовые анализы отдельных стихотворений и поэм, а также их оценка, истолкование и восприятие, сравнительный анализ двух и более стихов классиков русской поэзии XVIII, XIX и XX веков (в частности — Анненского, Ахматовой, Баратынского, Батюшкова, Блока, Брюсова, Гумилева, Давыдова, Дельвига, Державина, Есенина, Крылова, Лермонтова, Ломоносова, Майкова, Мандельштама, Маяковского, Некрасова, Парнок, Пастернака, Пушкина, Северянина, Тютчева, Фета, Фонвизина, Цветаевой, Языкова и многих других).

«Тютчевиана» — сайт рабочей группы по изучению творчества одного из самых читаемых поэтов России — Федора Ивановича Тютчева. На странице представлены полные анализы избранных стихотворений поэта (например — «Silentium!», «От жизни той, что бушевала здесь», «Певучесть есть в морских волнах»).
Примеры:
«Анализ стихотворения Тютчева — Silentium!»
«Анализ стихотворения Тютчева — Два голоса»
«Анализ стихотворения Тютчева — От жизни той, что бушевала здесь»

Анализ стихотворения Федора Тютчева — Два голоса

Выдающийся русский лирик Федор Иванович Тютчев был во всех отношениях противоположностью своему современнику и почти ровеснику Пушкину. Если Пушкин получил очень глубокое и справедливое наименование “солнца русской поэзии”, то Тютчев — ночной поэт. Хотя Пушкин и напечатал в своем “Современнике” в последний год жизни большую подборку стихов тогда никому не известного, находившегося на дипломатической службе в Германии поэта, вряд ли они ему очень понравились. Хотя там были такие шедевры, как “Видение”, “Бессонница”, “Как океан объемлет шар земной”, “Последний катаклизм”, “Цицерон”, “О чем ты воешь, ветр ночной?…” Пушкину была чужда прежде всего традиция, на которую опирался Тютчев: немецкий идеализм, к которому Пушкин остался равнодушен, и поэтическая архаика XVIII – начала XIX века (прежде всего Державин), с которой Пушкин вел непримиримую литературную борьбу.

С поэзией Тютчева мы знакомимся в начальной школе, это стихи о природе, пейзажная лирика. Но главное у Тютчева — не изображение, а осмысление природы — натурфилософская лирика, и вторая его тема — жизнь человеческой души, напряженность любовного чувства. Лирический герой, понимаемый как единство личности, являющейся и объектом и субъектом лирического постижения, для Тютчева не характерен. Единство его лирике придает эмоциональный тон — постоянная неясная тревога, за которой стоит смутное, но неизменное ощущение приближения всеобщего конца. Наряду с нейтральными в эмоциональном плане пейзажными зарисовками, природа у Тютчева катастрофична и восприятие ее трагедийно. Таковы стихотворения “Бессонница”, “Видение”, “Последний катаклизм”, Как океан объемлет шар земной”, “О чем ты воешь, ветр ночной?…”. Ночью у бодрствующего поэта открывается внутреннее пророческое зрение, и за покоем дневной природы он прозревает стихию хаоса, чреватого катастрофами и катаклизмами. Он слушает всемирное молчание покинутой, осиротелой жизни (вообще жизнь человека на земле для Тютчева есть призрак, сон) и оплакивает приближение всеобщего последнего часа:

И наша жизнь стоит пред нами,

Как призрак, на краю земли.

В то же время поэт признает, что голос хаоса, слышимый ночью, хотя и непонятен, глух для человека, но и глубоко родственен настроению его смятенной души.

О, страшных песен сих не пой

Про древний хаос, про родной!

— заклинает поэт “ветр ночной”, но продолжает стихотворение так:

Как жадно мир души ночной

Внимает повести любимой!

Такая двойственность естественна: ведь в душе человека те же бури, “под ними (т. е. под человеческими чувствами) хаос шевелится”, тот же “родимый”, что и в мире окружающей среда. Жизнь человеческой души повторяет и воспроизводит состояние природы — мысль стихотворений философско-антропологического цикла: “Цицерон”, “Как над горячею золой”, “Душа моя — Элизиум теней”, “Не то, что мните вы, природа!…”, “Слезы людские”, “Волна и дума”, Два голоса”. В жизни человека и общества те же бури, ночь, закат, господствует рок (об этом стихотворение “Цицерон” со знаменитой формулой “Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые”.

Отсюда острое ощущение конечности бытия (”Как над горячею золой”), признание безнадежности и скептицизма и стоицизма (”Два голоса”). Выразить же все это и тем более быть понятым и услышанным людьми невозможно (”Не то, что мните вы, природа”, “Душа моя — Элизиум теней”), в этом Тютчев следует распространенной романтической идее принципиальной непонятности толпе прозрений поэта. Столь же катастрофична и гибельна для человека любовь (”О, как убийственно мы любим”, “Предопределение”, “Последняя любовь”). Откуда же у Тютчева все эти “страсти роковые”? Они определены эпохой великих социально-исторических катаклизмов, в которую жил и творил поэт. Обратим внимание, что периоды творческой активности Тютчева приходятся на рубеж 20 – 30-х годов, когда революционная активность и в Европе, и в России пошла на спад и утвердилась николаевская реакция, и на конец 40-х годов, когда по Европе вновь прокатилась волна буржуазных революций. Разберем стихотворение “Я лютеран люблю богослуженье”, датированное 16 сентября 1834 года. Чем привлекла православного христианина Тютчева вера немецких протестантов, последователей зачинателя европейской Реформации Мартина Лютера? Он увидел в обстановке отправления их культа столь родственную его душе ситуацию всеобщего конца:

Собравшися в дорогу,

В последний раз вам вера предстоит.

Поэтому так “пуст и гол” ее дом (а в первой строфе — “Сих голых стен, сей храмины пустой”). Вместе с тем в этом стихотворении Тютчев с потрясающей силой выразил смысл любой религии: она готовит человека, его душу к последнему уходу. Ведь смерть с религиозный точки зрения — благо: душа возвращается в свое божественное лоно, из которого вышла при рождении. Христианин должен быть всякий миг готов к этому. Он и ходит в Божий храм затем, чтобы подготовить к этому душу. Философия веры нашла соответствующее ей стилевое оформление. В композиции очень небольшого по объему стихотворения (три четверостишия пятистопного ямба) обращают на себя внимание однородные синтаксические элементы, синонимичные, с помощью которых поэт уточняет и разъясняет свою мысль: “Обряд их строгий, важный и простой”; “Сих голых стен, сей храмины пустой”; “Но час настал, пробил”. Есть и повтор — третья строка второй и первая — третьей строфы: “Еще она не перешла порогу”. И вообще много синтаксических параллелизмов, что указывает на ораторский, публичный характер рассуждений поэта о религии. Но особенно эффектны и нагружены смыслом два стихотворных переноса (анжамбмана), разъясняющих во второй строфе:

Собравшися в дорогу,

В последний раз вам вера предстоит.

И приказывающих, повелевающих и одновременно умоляющих в последней строфе:

«Обвеян вещею дремотой…» Ф. Тютчев

Обвеян вещею дремотой,
Полураздетый лес грустит…
Из летних листьев разве сотый,
Блестя осенней позолотой,
Еще на ветви шелестит.

Гляжу с участьем умиленным,
Когда, пробившись из-за туч,
Вдруг по деревьям испещренным,
С их ветхим листьем изнуренным,
Молниевидный брызнет луч!

Как увядающее мило!
Какая прелесть в нем для нас,
Когда, что так цвело и жило,
Теперь, так немощно и хило,
В последний улыбнется раз.

Анализ стихотворения Тютчева «Обвеян вещею дремотой…»

Стихотворение «Обвеян вещею дремотой…» — настоящая жемчужина пейзажной лирики Тютчева. Лев Толстой пометил его буквой «К. » («Красота!!»). Благожелательно отозвался о нем и Иван Аксаков. По его мнению, особенно удалось поэту первое пятистишее, отличающееся правдою и красотой. Кроме того, Аксаков отметил, что в сравнении с другим тютчевским стихотворением «Осенним вечером» выигрывает «Обвеян вещею дремотой…». Во втором произведении образ осени получился более сочувственным, нежным, умильным. Пейзажная лирика Тютчева вообще высоко оценивалась другими поэтами и писателями. Стоит вспомнить только отзыв о ней Николая Некрасова. В одной из статей он хвалил Федора Ивановича за умение изобразить природу живо, грациозно, пластически-верно.

«Обвеян вещею дремотой…» — картина осеннего увядания. В этом стихотворении Тютчев транслирует интересную мысль. По мнению поэта, порой истинная красота скрывается во внешнем уродстве. Федор Иванович рассматривает смерть и хаос в качестве точки отсчета для происхождения красоты, зарождения новой жизни после распада. Подобный взгляд роднит творчество Тютчева с наследием английского поэта-романтика Уильяма Вордсворта (1770 — 1850 гг.).

Как и в других произведениях Федора Ивановича, в пейзажной зарисовке «Обвеян вещею дремотой…» внимательный читатель заметит одушевление природы. Лес здесь грустит, увядающие растения улыбаются в последний раз. Дело не только в олицетворениях, присущих поэзии как таковой. Тютчев искренне считает, что природа обладает душой, любовью, свободой, собственным языком. В философской системе Федора Ивановича человек имеет право пытаться понять и разгадать ее, но успех представляется маловероятным.

В стихотворении можно увидеть сопоставление природных циклов с человеческой жизнью. Увядание осеннего леса сравнимо с людской старостью. Осмелимся пойти несколько дальше. Лирический герой стихотворения считает увядающее милым. По его мнению, есть некоторая прелесть в последней улыбке, хилой и немощной, того, что когда-то «цвело и жило». Возможно, лирический герой стихотворения — молодой человек, несколько презрительно относящийся к старости, так как пока не рассматривает ее для себя в качестве объективной реальности. Впрочем, это только один из многочисленных вариантов толкования.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: