Анализ стихотворения Ф

Поэтическое произведение, как понятно, по своему содержанию существенно сложнее прозаического: в этом месте и огромный тематический материал, «втиснутый» в весьма ограниченную форму, и приращение смыслов, ускользающих от невнимательного взгляда, и масса недосказанного, возникающего в воображении проницательного читателя. Каждое слово в лирическом произведении, более того самом небольшом, может рассказать о многом.

В стихах Тютчева, непревзойденного мастера пейзажной лирики, слово получает новое значение: оно начинает раздаваться по-другому. Почти все его стихи — это оригинальные зарисовки различных времен года: читая стихи Ф. И. Тютчева, читатель может тотчас же воспроизвести в своем воображении черты зимы или лета, весны или осени.
Изображение природы у Тютчева заслуживает самого пристального внимания. Невозможно представить себе жизнь человека, в которой нет места восхищению красотой окружающего мира. Восхищение красотой природы — одно из отличающих черт поэзии Тютчева. Именно поэтому каждое стихотворение, восхваляющее родную природу, заслуживает самого пристального внимания.

Тютчев изображает природу как живое существо, которое живет и изменяется. Поэт показывает, насколько тесно связана природа с жизнью человека. Действительно, окружающий мир оказывает на человека большое влияние. В данном стихотворении поэт говорит о начале осени. Это удивительно красивая пора Природа словно дарит на прощание все свои яркие краски. Природа готовится ко сну, напоследок радует человеческий взор волшебной красотой. Дни становятся невыразимо прекрасными, мир кругом удивительно красив. Особую радость доставляет погода — мягкая, поражающая своим волшебным спокойствием:

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора —

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера.

Но совместно с тем человеческую душу тревожат тягостные мысли. Осень постоянно напоминает о скором наступлении холодов. Поэтому в окружающем мире появляются некие изменения, заставляющие особенно остро переживать последние дни тепла.

Где бодрый серп гулял и падал колос,

Теперь уж пусто все — простор везде, —

Лишь паутины тонкий волос

Блестит на праздной борозде.

Люди заканчивают свои привычные работы, связанные с наступлением нового сезона. Полным ходом идет приготовление к зиме. Теперь уже поля не радуют буйным ростом пшеницы, постепенно подкрадываются холода.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,

Но неблизко ещё до первых зимних бурь —

И льется чистая и теплая лазурь

На отдыхающее поле.

Природа дарит человеку чудесную вероятность отдохнуть перед наступлением зимних вьюг, порадоваться красоте окружающего мира. Тем более что привычные работы закончены и можно погрузиться в созерцание красот природы.

Стихотворение создает яркое и отчетливое ощущение неразрывной связи человека с окружающим миром. Красота природы не существует сама по себе. Она заставляет человека особенно остро ощутить свою принадлежность к этому миру. Невозможно придаваться мрачным раздумьям и размышлениям, наблюдая за неторопливой сменой сезонов, влияющей на настроение так ненавязчиво и легко.

Поэт использует самые изысканные эпитеты, передающие его отношение к окружающему миру: «дивная пора», «хрустальный день», «лучезарный вечер». Что стоит за этими словами? Прежде всего поэт хочет показать свое упоение всем, что его окружает. Вся природа наслаждается сменой сезонов, наступлением красивейшего времени года — осени.

«Хрустальный день» — это удивительная неосязаемая драгоценность. К ней невозможно прикоснуться, ее можно только ощутить. И сколь счастлив должен быть человек, умеющий восторгаться тем, что его окружает! «Хрустальный день» в понимании читателя кажется удивительно красивым и прозрачным. Привычные очертания предметов и явлений в прозрачном воздухе начинают мниться ещё более чистыми и нежными.

Эта удивительно красивая «дивная» пора очень коротка. Не успеешь оглянуться, как возьмут свое холода. И окружающий мир потеряет столь волнующую яркость красок. Первые холодные дожди и ветра смоют прозрачность и лучезарность «хрустального дня». И человеку останется только припоминать об этой удивительной поре. Не случайно упоминается «паутины тонкий волос». Волосок постоянно может легко порваться. И так непременно произойдет, как только пройдет срок, отпущенный природой на любование первоначальной осенью.

Окружающая природа как раз в данный момент навевает мысли о свободе, ведь человека окружает ничем не скрываемый простор. Поле опустело. Но пустота эта не печальная, а, наоборот, радостная. Поле отдыхает, почва хорошо потрудилась, подарила людям великолепный урожай. Мягкие лучи солнца освещают все кругом, подчеркивая и выявляя всю выразительность отдельных деталей.

Летом солнце иссушает, оно слишком жестокое, поэтому от него хочется спрятаться. Осеннее солнце, наоборот, мягкое, ласковое. Хочется сполна насладиться его сиянием и теплом. Особую радость дарит вечер: ни ветерок, ни дождичек не омрачают великолепия окружающей природы.

«Лучезарный вечер» словно сияет разными красками. Палитра природы удивительно богата. В ней множество цветов, оттенков и полутонов. Даже самый лучший художник не может сравниться с картиной, которую описывает сама осень. «Льется чистая и теплая лазурь». Лазурь напоминает о чистом, нежно-голубом цвете. Именно таким предстает окружающий мир с наступлением ранней осени. В этом стихотворении воспевается осеннее спокойствие, которое также является отличительным признаком этого сезона. Тишина тревожит, заставляет призадуматься над человеческой жизнью. Созерцание красот окружающего мира — это одна из возможностей сделать человека хотя бы немного счастливее.

Ранняя осень — это совершенно особая пора, она не похожа на все остальные времена года. Тютчев напоминает о лете в тот момент, когда говорит о «бодром серпе». «Где бодрый серп гулял и падал колос». Действительно, летом кипит работа, нет времени отвлечься и чутко осмотреться кругом. А осень позволяет человеку отвлечься от постоянного круговорота своих собственных дел и предаться созерцанию красот природы. Именно в данный момент блестит на солнце паутина. И эта пустяковина выглядит совершенно отстраненной, но совместно с тем заставляет призадуматься относительно незаметных, практически неощутимых деталей, которые обычно ускользают из поля зрения.

Сейчас отдыхает не только человек, но и сама природа. Но тот самый отдых не имеет ничего общего с ленью и праздностью, это прежде всего награда за долгую и упорную работу. Поэт подчеркивает красоту, легкость окружающей природы. И использует для этого яркие образные средства.

В стихотворении часто встречаются многоточия. Они создают ощущение медлительности и некоторой недосказанности. Именно так и должно быть на самом деле, ведь размышления об осеннем пейзаже никогда не могут быть связаны с бурными эмоциями. Стихотворение навевает множество различных ассоциаций. Каждый читатель представляет себе собственную картину красоты окружающей природы, которая возможна в начале осени.

«Содержание стихотворения Тютчева «Есть в осени первоначальной»»

Стихотворение «Есть в осени первоначальной…» было написано 22 августа 1857 года по дороге в Москву из своего родового имения Ов-стуг. Перед нами удивительно красивая пейзажная зарисовка, в которой изображение природы и мысль о природе соединены воедино. Композиция стихотворения проста, оно состоит из трех строф. В первой — картина начала осени. Тютчевым уловлена зыбкая грань перехода от одного времени года к другому, когда «весь день стоит как бы хрустальный, и лучезарны вечера…». Замечательный эпитет «день хрустальный» стоит в конце самой длинной, третьей строки, на него падает интонационное ударение, благодаря чему создается необычная, эмоциональная картина «осени первоначальной». Во второй строфе мы чувствуем легкую грусть лирического героя:

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все — простор везде…

а затем идут две строки, поражающие художническим видением поэта: «Лишь паутины тонкий волос блестит на праздной борозде». И в завершающей части — создается картина настоящей осени, но эта картина умиротворяющая:

И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле

Тютчев дорожит каждой минутой жизни природы, ведь природа у поэта — символ вечности и бесконечности. В 1836 г. Тютчев, уже давно женатый человек, написал одно из обаятельнейших своих стихотворений, воссоздав поразившую его душу встречу с Амалией: «Я помню время золотое…». Возлюбленная в этом стихотворении как своего рода средоточие целого прекрасного мира. Память сердца оказалась сильнее и времени, и незатухающей боли. И все же в этой элегии живет грустное чувство увядания. Оно и в угасании дня, и в облике руин замка, и в прощании солнца с холмом, и в догорании заката. Эта элегия напоминает нам стихотворение А.С.Пушкина «Я помню чудное мгновенье…», посвященное Анне Керн. Стихотворения обращены к любимой женщине и основываются на воспоминании о необыкновенной встрече. В обоих шедеврах идет речь о мимолетности чудного мгновенья и золотой поры, которые запечатлела память. Спустя тридцать четыре года в 1870 г.

Судьба подарила Тютчеву и Амалии еще одно дружеское свидание. Они встретились на целебных водах в Карисбаде. Возвратившись к себе в номер после прогулки, Тютчев написал стихотворение-признание «Я встретил вас…» (есть романс на эти стихи. Его великолепно исполнял И.С.Козловский). Стихотворение было озаглавлено «К.Б.». Поэт Яков Полонский утверждал, что буквы обозначают сокращение слов «баронессе Крюденер».

В 1873 г. Амалия пришла навестить парализованного умирающего Тютчева. На следующий день он продиктовал дочери письмо: «Вчера я испытал минуту жизненного волненья вследствие моего свидания с моей доброй Амалией Крюденер, которая пожелала в последний раз повидать меня на этом свете… В ее лице прошлое лучших моих лет явилось дать мне прощальный поцелуй». Так Тютчев выразился о своей первой любви.В 1826 г. Тютчев женился на вдове русского дипломата Элеоноре Петерсон, урожденной графине Ботмер. Жена Элеонора беспредельно любила Тютчев. Он же о своей любви к ней написал стихотворение, когда уже прошло более 30 лет со дня их свадьбы и ровно 20 лет со дня смерти Элеоноры.

Так мило благодатна,
Воздушна и светла
Душе моей стократно
Любовь твоя была…

Тютчев прожил с Элеонорой 12 лет. По свидетельству очевидцев, Тютчев был так ошеломлен смертью жены, что, проведя ночь у ее гроба, поседел от горя. Стихотворение «Еще томлюсь тоской желаний…» посвящено жене Тютчева и написано через 10 лет после ее смерти.

Ряд искренних любовных признаний адресовал Тютчев и второй своей жене Эрнестине Федоровне Тютчевой, урожденной баронессе Пфеффель. Одна из первых красавиц того времени, она была европейски образована, духовно близка поэту, хорошо чувствовала его стихи, отличалась стоическим самообладанием и была редкостно умна. «Нет в мире существа умнее тебя», – писал ей Тютчев. В цикл стихов, посвященных Эрнестине Тютчевой, входят такие произведения, как «Люблю глаза твои, мой друг…» (1836), «Мечта» (1847), «Вверх по течению вашей жизни» (1851), «Она сидела на полу…» (1858), «Все отнял у меня казнящий Бог…» (1873) и др.

В этих стихотворениях поразительно сочетается любовь земная, отмеченная чувственностью, страстью, даже демонизмом, и чувство неземное, небесное. Ощущается тревога в стихах, страх перед возможной «бездной», которая может предстать перед любящими, но лирический герой старается эти пропасти преодолеть. Значительно чаще в любовной лирике Тютчева живет ощущение открывшейся бездны, хаоса, бурного разгула страстей, рокового начала. Безграничное счастье переходит в трагедию, а властное влечение к душе родной превращается в «поединок роковой», борьбу неравную «двух сердец» («Предопределение», 1850 – 1851). Эти черты трагического сказались и в стихотворении «Близнецы» (1850), где любовь оказывается сопоставленной с самоубийством.

Но наиболее обнажено трагически-роковой поединок предстает у поэта в его удивительном цикле любовной лирики «денисьевском» (1850 – 1868). Эти стихотворения носят автобиографический характер. Они отражают четырнадцатилетний любовный роман поэта и Елены Александровны Денисьевой, имя которой и дало название этим лирическим шедеврам. Во взаимоотношениях Тютчева и бывшей воспитанницы Смольного института было редкостное сочетание обожания и страстности любви, взаимного влечения и преклонения, беспредельной радости и страдания. Однако, ценность этих стихов не ограничивается переживанием поэта Тютчева и конкретной женщины. Автобиографическое начало и личное переходит в общечеловеческое. Стихотворения этого цикла часто звучат как исповедь: «О как убийственно мы любим…», «Не говори: меня он как и прежде, любит…», «Чему молилась ты с любовью…», «Я очи знал, – о, эти очи. », «Последняя любовь», «Весь день она лежала в забытьи…» (1864), «О, этот Юг, о, эта Ницца…» (1864), «Есть и в моем страдальческом застое…» (1865), «Накануне годовщины 4 августа 1864 года» (1865), «Опять стою я над Невой…» (1868).

Все эти стихотворения исполнены трагизма, боли, горечи лирического героя; он запутался в своих отношениях, двойственном положении, ощущается чувство вины перед Денисьевой, мука и боль, тоска и отчаяние. Тютчев дает романтическую концепцию любви. Любовь – стихийная страсть. Это столкновение двух личностей, и в этой борьбе страдает, сгорает, как более слабая, Денисьева. Лирическая героиня угасает, душа ее измучена общественным порицанием света. И Тютчев, и Денисьева понимали, что вина прежде всего лежит на Тютчеве, но он не предпринимал ничего, чтобы облегчить участь любимой женщины. Она, страстно любя его, не могла отказаться от этой связи. Основные пути раскрытия внутреннего мира героя – монологи. Для цикла характерны восклицательные предложения, междометия.

Анализ стихотворения Федора Тютчева «Есть в осени первоначальной…»

Русской ментальности присущи многие черты, и среди них задумчивость и легкая грусть по уходящему теплу в ожидании знаменитых русских морозов. Особая любовь русского человека к осени как к времени года была замечена многими поэтами. И особое место среди них занимает Ф.И.Тютчев со своим стихотворением «Есть в осени первоначальной…». И хотя оно написано в далеком уже 1857 году, в красоте русской природы ничего не изменилось.

С первых же строчек создается экспозиция: поэт рисует картину «короткой, но дивной поры»: хрустальный день, лучезарный

Очень метким выглядит использованное

Все три строфы стихотворения напоены особой мелодикой: пятистопный ямб со множеством бездарных стоп создает особый ритм, настраивающий на любование осенней природой. Многоточия также замедляют ритм, создавая ощущение недосказанности и неуловимого мгновения, которое можно почувствовать, если только остановишься.

Ф.И.Тютчев показывает, насколько тесно переплетена природа с жизнью человека. И только созерцание природы восстанавливает в человеческой душе покой и гармонию.

«Есть в осени первоначальной…», анализ стихотворения Тютчева

Стихотворение «Есть в осени первоначальной…» было создано Ф. И. Тютчевым 22 августа 1857 года. Возвращаясь с дочерью из имения Овстуг в Москву, вдохновленный окружающей картиной поэт быстро набросал строки стихотворения в записную книжку. Относящееся к зрелой лирике (на момент написания поэту было 54 года) стихотворение впервые увидело свет в 1858 году — оно было опубликовано в журнале «Русская беседа».

Проникнутая тончайшим лиризмом пейзажная зарисовка запечатлела картину самого начала осени, той поры, которая традиционно называется «бабьим летом». На период начала осени указывает создающий настроение раздумья эпитет «первоначальной» в нулевом названии стихотворения. Признанный мастер, Тютчев сумел описать в стихотворении переходный период, зыбкую грань между летним расцветом и зарождением нового времени года.

Ведущую роль в раскрытии образа ранней осени играют в стихотворении эпитеты. Называя эту пору «дивной», Тютчев указывает не только на ее красоту, но и обращает внимание на необычность этих дней, обладающих особой притягательностью. Природа преподносит свой удивительный подарок, передавая прощальный теплый привет от уходящего лета.

Эпитет «хрустальный» по отношению к дню вмещает и игру света, и прозрачность осеннего неба, теряющего яркость летних красок. Слово «хрустальный» передает звонкость осеннего дня, создавая ощущение хрупкости этой красоты.

Эпитет «лучезарны вечера» передает появление новых цветов, создаваемых заходящим солнцем. По всей земле светило разливает теплый свет. Прозрачно-голубое небо («чистая и теплая лазурь») празднует вместе с землей наступление осени.

Тесная взаимосвязь природы и человека, характерная для творчества Тютчева, ярко проявляется в стихотворении введением в пейзаж образа поля и метонимий «падал колос» и «серп гулял».

В третьей строфе все явственнее ощущается дыхание осени и звучит напоминание о грядущей зиме («но далеко еще до первых зимних бурь»). С восклицанием поэта о пустоте («Теперь уж пусто все») появляется мотив звенящей тишины («птиц не слышно боле»), несущей покой и умиротворение. И природа, и человек нуждаются в этой паузе, возможности насладиться тишиной и разлитой в пространстве гармонией. Поэт сравнивает осень с закатом жизни, но не с приближающейся старостью, а со зрелостью и мудростью, которую дает прожитый возраст. Тютчев охватывает поэтическим взором все огромное пространство – от кажущихся необъятными опустевших полей до мельчайшей детали – тонкого волоса паутины. Оглядываясь на прожитые годы, человек особенно остро ощущает в такие моменты свою принадлежность к этому миру, свое единство с природой. Именно поэтому стихотворение, словно сотканное из легкого прозрачного осеннего воздуха, вызывает светлую печаль и нежную грусть.

Состоящее из трех строф стихотворение написано разностопным ямбом; двухсложная стопа имеет ударение на втором слоге. Поэт использует перекрестную рифмовку в первых двух строфах и охватную (опоясывающую) рифмовку в последней строфе. Ритм стихотворения очень музыкальный. Чередование мужской и женской рифмы, длинных и коротких строк создают ощущение непостоянства и недолговечности красоты природы.

Все стихотворение представляет собой три длинных предложения. Повтор многоточий создает атмосферу размышлений, ощущение недосказанности, рождающее различные ассоциации.

Стихотворение изобилует не только эпитетами, но и другими средствами выразительности: метафорами (льется чистая и теплая лазурь), сравнениями (весь день стоит как бы хрустальный), олицетворениями (паутины тонкий волос), антитезой (серп гулял – пусто все). Тютчев использует такую разновидность метонимии, как синекдоха: серп гулял, падал колос, паутины тонкий волос. Единственное число укрупняет предметы, придавая им весомость и выделяя из остальных.

Чуткий певец природы, Тютчев свойственными только ему красками создал в стихотворении пленяющую своей красотой картину ранней осени – наполненное одухотворенными образами воплощение гармонии мира.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: