Анализ стихотворения Б

Б.Л. Пастернак – крупнейший русский поэт XX века, художник глубокого интеллектуального и художественного напряжения. Им написано множество удивительных, великих произведений. Язык его поэзии настолько современный, что никогда не будет подвержен коррозии лет. Он создал в своих книгах мир со всеми обыденными реалиями и высоким небом, с его радостями и печалями, он запечатлел на века саму жизнь.
Поэзия Б. Пастернака аналитична и музыкальна. Своеобразие большинства его произведений определяется решением необычных философских проблем, мировоззренческих вопросов. Мысль о единстве человека с природой, о слиянии человека со вселенной представляет концепцию жизни поэта.
Б. Пастернак сумел глубоко пережить дух своего удивительного времени, затем передать его атмосферу, несбывшиеся исторические надежды и судьбы своих современников. Его лирические работы по преимуществу стали воплощением трагического счастья существования человека, одаренного разумным словом, способностью плодотворно, радостно и самостоятельно использовать данное ему время.
В стихотворении лирический герой передает свое предощущение весны как всемирной жажды обновления жизни. В картине «февраля» вступают во взаимодействие детали окружающего мира («слякоть», «клик колес» пролетки, «деревья») с воспоминаниями и одновременно мечтами лирического героя о весне (пасхальном «благовесте», «ливне», «лужах», «тысячах грачей»), а также с приметами его эмоционального состояния («плакать», «навзрыд», слезы», «грусть», «крики»). Это явления различных уровней реальности, но в стихотворении они оказываются взаимопроницаемы. Между ними возникают «случайные» сближения, рождающие образы, основанные не на сходстве или противоположности, а на смежности, – не метафоры, а метонимии. Каждый из уровней воспринимается в неразрывной связи с другими, а весь мир – нерасторжимым целым.
В образе, заканчивающем первую строфу («Пока грохочущая слякоть Весною черною горит»), автор находит неожиданное сочетание звука (грохот колес пролетки), зрительного впечатления (черная слякоть), лирического ощущения (щемящего ожидания прихода весны – «весною. горит»). «Черная» весна воспринимается не как эмоциональная оценка, заключающаяся в метафоре, а как метонимия двух уровней восприятия времени года – реального представления о цвете освобождающейся от снега земли и силы воображения, позволяющего в первой оттепели почувствовать побуждение природы.
В образе, начинающем вторую строфу («достать пролетку. перенестись туда, где ливень. »), сополагаются реальность движения «пролетки» в пространстве и метафора полета воображения. В четвертой строфе «проталины чернеют» в самой глубине сознания («на дне очей»), а весенний «ветер» «изрыт» внутренним наплывом чувств, «криками» души. Границы явлений размываются, их качества переносятся друг на друга. Однако художественная цель стихотворения не ограничивается изображением этой необычной картины.
В первой же строфе, наряду с другими, появляется еще один уровень реальности: творческое стремление поэта «достать чернил и плакать», «писать о феврале навзрыд». Внутреннее напряжение передается обилием глаголов («достать чернил», «плакать», «писать», «достать пролетку», «перенестись туда. »). Все они стоят в неопределенной форме, что помогает выйти за рамки лирического ощущения, придать ему обобщенный характер.
Благодаря метонимическому строению образов, творчество предстает неотделимой частью не только духовной жизни лирического героя, но и всей природы. Поэт творит новые звуки и краски, сравнимые с вечными явлениями внешнего и внутреннего мира («. ливень еще шумней чернил и слез»). В то же время жизнь составляет главное содержание произведения искусства. Она не просто отражается в нем, а врывается в художественную ткань «тысячами» «случайных» впечатлений. Интенсивность процесса творческого отображения действительности передает образ, созданный в третьей строфе.
Мечта о весне уносит лирического героя в мир, похожий на обыденность (грачи отражаются в лужах). Но каждая художественная деталь придает ему необыкновенную экспрессивность: грачей «тысячи», они, похожие на «обугленные груши», срываются с деревьев, поднимая, как при падении, фонтан брызг – ощущений. Антитезы подчеркивают игру между образами двух уровней – природным и психологическим (взлетевшие грачи «обрушат грусть на дно очей», «сорвутся в лужи», вызывая «сухую грусть»). Воображение поэта, пишущего «о феврале», создает новую реальность. Но строится она не по субъективному произволу автора, а по законам самой жизни, при этом не заслоняя ее, а вступая с ней во взаимодействие («И чем случайней, тем вернее Слагаются стихи. »). В стремлении «верно» отразить внутреннюю и внешнюю действительность поэт схватывает впечатления на лету, пытаясь успеть за движением жизни, на ходу выкрикивая свои открытия («и ветер криками изрыт. »), «плача» от напряжения. Такие стихи «навзрыд» и предстают в стихотворении истинным искусством.
Классический размер стихотворения (четырехстопный ямб) сочетается с нарушением традиции в самых разных областях. Сдвиг присутствует и в изломанном синтаксисе, и в неточных рифмах («гривен» – «ливень»), и в надрывной, восходящей интонации исповеди, обрывающейся неожиданным выводом. Фоническое свое6разие стихотворения связано с внутренними рифмами (благодаря им перекликаются строчки разных строф, например, последняя с двумя первыми, между которыми существуют смысловые пересечения), ассонансами («сорвутся в лужи и обрушат. » и др.), звуковыми повторами с сонорными («чрез благовест, чрез клик колес. » и др.). В богатой и разнообразной инструментовке стихотворения не прослеживается закономерности. Как и в содержании, в каждом стилистическом уровне содержится мысль о «случайности» найденных слов и образов, позволивших создать «верный» слепок текучей жизни.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пастернак Б.Л. / Стихотворения / Анализ стихотворения Б. Пастернака «Февраль. Достать чернил и плакать!» (1912)

Смотрите также по произведению «Стихотворения»:

Стихотворения пастернака

Одно из последних стихотворений Б.Пастернака «Единственные дни» было написано в 1959 г. и впервые опубликовано в сборнике «Стихотворения и поэмы» (М., 1961), а позднее вошло в книгу стихов «Когда разгуляется» (1956-1959) 1 .
После ряда лет молчания, когда поэт вынужден был заниматься только переводами, появляются стихи, в которых преобладает «естественная, непосредственная простота. простота емкая, сложная, простота пушкинская и человеческая. » 2 .

На протяженье многих зим
Я помню дни солнцеворота,
И каждый был неповторим
И повторялся вновь без счета.

И целая их череда
Составилась мало-помалу –
Тех дней единственных, когда
Нам кажется, что время стало.

Я помню их наперечет:
Зима подходит к середине,
Дороги мокнут, с крыш течет
И солнце греется на льдине.

И любящие, как во сне,
Друг к другу тянутся поспешней,
И на деревьях в вышине
Потеют от тепла скворешни.

И полусонным стрелкам лень
Ворочаться на циферблате,
И дольше века длится день,
И не кончается объятье.

В этих стихах удивительно прозрачные языковые образы, не утрачивающие при этом экспрессии и глубины. Сравнения и олицетворения, как и в прежних стихах Пастернака, выполняют ведущую роль в создании выразительности, а динамика действия заключена в глаголе и метафоре.
Поэт описывает дни солнцеворота (так в народе называют солнцестояние), выстроившиеся чередой в его памяти. Дни многих зим прожитой жизни, и каждый из этих «повторяющихся без счета» дней был «неповторим», единственен в своем роде. В этом стихотворении нет сложных ассоциативных ходов, больших философских раздумий, составляющих основу многих стихотворений Б.Пастернака. Но под внешней простотой, конкретностью поэтических образов кроется эмоционально-семантическая насыщенность стиха. Исследователи отмечают характерную особенность поэзии Пастернака – присутствие авторского «я» в каждом стихотворении. Реалии внешнего мира не описываются ради них самих, они – способ выражения личных чувств и раздумий. Сам Б.Пастернак писал, что искусство есть запись смещения действительности, производимого чувством. Окружающая действительность не является конечной целью творчества, а, олицетворенная, становясь субъектом действия, отражает движения чувств («Охранная грамота»).
В «Единственных днях» поэт стремился передать самый «облик» дней, посетившие его тогда чувства. С чувствами этими для автора непрерывно связаны впечатления окружающего мира, состояние людей в эти дни.

Зима подходит к середине,
Дороги мокнут, с крыш течет.
.
И любящие, как во сне,
Друг к другу тянутся поспешней.

Выразительной простотой строк Б.Пастернак достигает того, что поэтическое откровение не воспринимается как чужое, ощущение отстраненности у читателя исчезает: зрительные ассоциации порождают ассоциации эмоциональные. Образное и эмоциональное сближение с личными переживаниями поэта достигается и строками:

Тех дней единственных, когда
Нам кажется, что время стало.

Здесь местоимение нам сменяет состояние я предыдущей строфы, а нанизывание придаточных предложений (Тех дней, когда нам кажется, что. ), в которые слово когда вносит оттенок субъективной модальности, создает разговорный характер.
Мы не встретим в стихотворении словесно выраженного описания личного эмоционального состояния (за исключением, пожалуй, строки Нам кажется, что время стало). Чувства характеризуются отвлеченно-метафорически, и даже вполне конкретные картины «приобретают значение прекрасных поэтических абстракций», создавая ощущение предчувствия перемен, кажущейся бесконечности дня (И дольше века длится день).
Композиционно стихотворение как бы распадается на две части. Первые две строфы – это введение в тему, а третья, четвертая и пятая – раскрытие темы. Единство стихотворения создается пронизывающим его общим эмоциональным настроением и структурной связью частей: вторая часть – поэтическое объяснение первой. При этом все стихотворение – раскрытие смысла заглавия «Единственные дни». Стоящее в заглавии слово дни еще не имеет для читателя никакой иной семантики, кроме общесловарной. Но в тексте это общесловарное значение приобретает значение, сторящееся на семантической основе всего стихотворения.
Слово единственные, усиленное инверсионным повторением (Тех дней единственных) и контекстуальными синонимами (дни солнцеворота, каждый был неповторим), во второй части стихотворения получает конкретное образное выражение, обретая новые смысловые и эмоциональные приращения.
Контекстуальный синоним неповторим соотносится не только со словом единственные, но и со словом повторялся. В строках И каждый был неповторим И повторялся вновь без счета, связанных смысловым единством, анафорическим и звуковым повтором, возникает и внутренняя смысловая взаимозависимость слов неповторимповторялся, образующих семантический оксюморон.
Таким образом, в первой части стихотворения поэт подготавливает читателя к воспоминаниям о «единственных днях», одновременно указывая на повторяемость, закономерность происходящего. И повторялся вновь без счета, И целая их череда.
Третья и четвертая строфы – это описание самих «дней солнцеворота». Лаконичность синтаксических конструкций, свойственная всему стихотворению, здесь особенно подчеркнута содержательной композицией строф. Их строки напоминают скупые, но выразительные мазки живописи. Обращает на себя внимание почти полное отсутствие эпитетов и сравнений, которыми так богаты ранние стихи Б.Пастернака. Лишенная тропов, третья строфа только заканчивается семантическим оксюмороном с одновременным олицетворением: И солнце греется на льдине, где собственно оксюморон греться на льдине осложняется существительным солнце, вступающим в необычное сочетание с глаголом греться. Видимо, подобная языковая образность вызвана картиной отраженного в подтаявшей льдине солнца.
Четвертая строфа является семантическим продолжением перечислений третьей строфы. Это подчеркивает и появившееся на стыке третьей и четвертой строф анафорическое и: И солнце греется на льдине. И любящие, как во сне.
Сами строки, составляющие четвертую строфу, оказываются парно параллельными: первая-вторая – третья-четвертая строки опираются на анафорическое и первой и четвертой строк и тождество ритмической конструкции.
В четвертой строфе характер перечислений нарушается: описание природы неожиданно сменяется описанием проявления чувств: И любящие, как во сне, Друг к другу тянутся поспешней. Лирический тон строки как бы диссонирует со словосочетанием тянутся поспешней, но значение слова поспешней («очень быстро, торопливо») не актуализируется в них благодаря сравнению как во сне. Это сравнение придает положительную окраску слову поспешней и одновременно, образуя смысловое единство со словами любящие, тянутся поспешней, способствует возникновению нового смысла: «смутно, зыбко, инстинктивно».
Последние две строки четвертой строфы – возврат к описанию природы: И на деревьях в вышине Потеют от тепла скворешни. С помощью олицетворения поэт создает здесь метафорический образ: Потеют от тепла скворешни – становятся влажными от растаявшего снега.
Третья и четвертая строфы, наполненные выразительными образами, раскрывают внутреннее состояние поэта, передают его мировосприятие, заражают читателя его настроением.
Но смысловой квинтэссенцией всего стихотворения является последняя, пятая строфа. И полусонным стрелкам лень Ворочаться на циферблате. Из объема значений слов полусонные, лень, ворочаться выделяется общее смысловое ядро – остановившееся время. Значение это еще больше конкретизируется в строке И дольше века длится день, которая построена на приеме семантического оксюморона. Вообще тема временной длительности, протяженности проходит через все стихотворение. Она звучит и в первой части стихотворения: Нам кажется, что время стало, и во второй – как своеобразная семантическая перекличка:

И полусонным стрелкам лень
Ворочаться на циферблате,
И дольше века длится день.

Тема времени лексически выражена в первых двух строфах, образующих своеобразный контекстуально-синонимический ряд: повторялся, без счета, целая . череда составилась мало-помалу. Ощущение бесконечности дня подчеркивается и использованными в описании глаголами настоящего времени, несовершенного вида: подходит, мокнут, греется, тянутся, потеют, длится, не кончается. В строке И дольше века длится день тема временной длительности получает естественное, органичное завершение, здесь как бы «фокусируется» осмысленное поэтом как реальность остановившееся время 3 .
Для понимания последней строки (И не кончается объятье), вероятно, нужно иметь в виду и «экстралингвистические факторы». Стихотворение было написано поэтом в конце жизни, но все оно пронизано светлым чувством. Семантическое наполнение слова объятье предполагает положительную тему: «чувство радости, жизни». Особенность поэзии Б.Пастернака в том, что в стихах он стремится донести до читателя мысли гораздо более сложные, чем те, которые возникают из суммы значений слов. Возможно, что многое из того хорошего, светлого, что было в жизни, ассоциируется у поэта с «днями солнцеворота», когда живут с ощущением перемен, в предчувствии радости. И слово объятье в контексте стихотворения получает новые смысловые приращения. И не кончается объятье – не кончается радостное, светлое чувство, не кончается жизнь.
Одной из организующих стихотворение фигур является анафора. Она переплетает, стягивает стихотворные строки в единое смысловое целое. Семантическое единство создают и межстрофные повторы: Я помню дни солнцеворота. Я помню их наперечет.
В стихотворении практически нет слов, которые требовали бы лингвистического толкования. Нет архаизмов, фразеологизмов или часто используемой поэтом разговорно-просторечной лексики (за исключением слова солнцеворот). Поэтичность, выразительность стихотворения создаются не обилием языковых средств, а неожиданным соединением самых простых, хорошо известных слов.

«Февраль», анализ стихотворения Пастернака

Стихотворение «Февраль», относящееся к ранней лирике Б. Пастернака, было написано им в 1912 году и опубликовано спустя год в числе пяти стихотворений поэта в коллективном сборнике «Лирика». Позднее поэт открыл им раздел «Начальная пора» в персональном сборнике. «Февраль» существует в трех вариантах, датируемых 1912, 1928 и 1945 гг. На протяжении всей жизни Пастернак не раз возвращался к одному из самых любимых своих стихотворений, дорабатывал его, стремясь передать ощущение сиюминутности. В 1945 году поэт включил в сборник «Избранное» новый вариант произведения, однако спустя десятилетие вернулся к прежней его редакции. В итоге стихотворение, словно слепок текучей и изменчивой жизни, отражает внутреннюю и внешнюю реальность через впечатления, схваченные «на лету».

Основной темой стихотворения является изображение природы, описание приближающейся весны, и сквозь призму картины природы дается картина порывов человеческой души и рождения поэзии. Основная идея «Февраля» заключается в обновлении природы и человеческой души в преддверии весны. В произведении нашло отражение увлечение поэта эстетикой символизма.

Композиция включающего четыре катрена стихотворения состоит из трех частей. В лирическом зачине обилие глаголов в неопределенной форме с побудительным оттенком обозначает начало процесса движения и пробуждения в природе и душе человека. Уже в первом назывном предложении заявляется конфликт зимы и грядущей весны. Поэт приурочивает пейзаж к конкретному времени года, подчеркивая реальность происходящего, и улавливает то мгновение исхода зимы, когда она переходит в весну. В основной части тема сдвигов, которые несет с собой весна, получает свое дальнейшее развитие. Хотя февраль вызывает ассоциации со снегом и морозом, образный ряд стихотворения передает ощущение приближающейся весны – грохочущая слякоть, грачи, проталины, лужи, ливень. Лейтмотивом стихотворения являются слезы: это и поток слез человека, и поток дождя, и поток чернил и стихов. Слово «навзрыд» начинает и заканчивает произведение, замыкая его композицию в кольцо. В концовке стихотворения возникает идея творчества, и финал обретает обобщенность.

Внутренний план стихотворения раскрывает процесс пробуждения поэзии, когда под воздействием обновляющейся природы поэт обретает способность «слагать стихи навзрыд».

Композиции стихотворения соответствует его ритмическая организация, напоминающая колокольный звон с чередованием быстрого и размеренного звучания. Медленный темп в первой строфе, созданный короткими предложениями и паузами, заметно убыстряется во второй и третьей строфах – его создают переход от безличных форм к личным глаголам и введение анафоры («чрез благовест, чрез клик колес»). Последний катрен с равномерным членением плавно возвращает к медленному темпу начала стихотворения.

Мир человека и мир природы у Пастернака тесно взаимосвязаны. Между этими мирами, находящимися в постоянном движении, полными звуков и влаги, на протяжении всего стихотворения идут постоянные смысловые переклички. Такой эффект создается благодаря цветовому и звуковому параллелизму. Ведущий цвет стихотворения – черный – относится как к миру человека (чернила), так и окружающему миру (весною черной, проталины чернеют, тысячи грачей, обугленные груши). Произведение богато звуковыми образами: к человеку относятся слезы и рыдания, мир природы насыщен криками грачей, кликом колес, грохотом слякоти, звоном благовеста и ливнем, что «еще шумней чернил и слез».

Пастернак сумел представить картину природы в единстве всех стихий: огонь воплощен в словах «…весною черною горит» и «обугленные груши», стихию воздуха представляют грачи в небе и ветер, стихия земли воплощена в чернеющих проталинах, а вода – в слякоти, ливне и лужах.

Классический четырехстопный ямб невероятным образом сочетается с изломанным синтаксисом и неточностью рифм (гривен – ливень, груши – обрушат). Внутренние рифмы в перекрестной рифмовке также подчинены общей идее стихотворения, связывая мир человека и мир природы.

Потрясающую выразительность стихотворению придает обилие изобразительных средств: неожиданные эпитеты (сухая грусть, черная весна, грохочущая слякоть), непривычные метафоры (ветер криками изрыт, дно очей, слякоть… горит) и оригинальное сравнение (грачи, «как обугленные груши»). «Февраль» отличает фоническое своеобразие: в нем соседствуют ассонанс «у» («сорвутся в лужи и обрушат») и звуковой повтор сонорных («чрез благовест, чрез клик колес»). Аллитерация шипящих «ж», «ч», «ш» передает грохот и шуршание, аллитерация «л» придает плавность стихотворению, а аллитерация «р» создает впечатление, что стихотворение написано «навзрыд».

В концовке стихотворения, выражающей поэтическое кредо поэта, Пастернак заявляет, что слагать стихи нужно не по правилам, а повинуясь мгновенным порывам своей души.

«Снег идет» Б. Пастернак

«Снег идет» Борис Пастернак

Снег идет, снег идет.
К белым звездочкам в буране
Тянутся цветы герани
За оконный переплет.

Снег идет, и всё в смятеньи,
Всё пускается в полет, —
Черной лестницы ступени,
Перекрестка поворот.

Снег идет, снег идет,
Словно падают не хлопья,
А в заплатанном салопе
Сходит наземь небосвод.

Словно с видом чудака,
С верхней лестничной площадки,
Крадучись, играя в прятки,
Сходит небо с чердака.

Потому что жизнь не ждет.
Не оглянешься — и святки.
Только промежуток краткий,
Смотришь, там и новый год.

Снег идет, густой-густой.
В ногу с ним, стопами теми,
В том же темпе, с ленью той
Или с той же быстротой,
Может быть, проходит время?

Может быть, за годом год
Следуют, как снег идет,
Или как слова в поэме?

Снег идет, снег идет,
Снег идет, и всё в смятеньи:
Убеленный пешеход,
Удивленные растенья,
Перекрестка поворот.

Анализ стихотворения Пастернака «Снег идет»

Борис Пастернак долгое время считал себя футуристом, считая, что в любом произведении первостепенное значение имеет не содержание, а форма и образ подачи своих мыслей. Однако постепенно поэт отказался от этих взглядов, и его более поздние стихи наполнены глубокой жизненной философией, через призму которой он рассматривает различные явления, ища в них некую закономерность.

Тема скоротечности жизни является ключевой в творчестве Пастернака, ее он затрагивает во многих своих произведениях, среди которых – стихотворение «Снег идет», написанное в 1957 году. Ранний московский снегопад вызвал у поэта весьма противоречивые чувства, он сравнивает его с волшебным полетом, в который пускаются не только люди, но и неодушевленные предметы – лестницы, перекрестки, мостовые. «Тянутся цветы герани за оконный переплет» — этой фразой пастернак подчеркивает, что даже комнатные растения, привыкшие к теплу, рады снегопаду, который символизирует очищение земли, которой вскоре предстоит облачиться в роскошное белое одеяние.

Преображение мира для поэта является не обыденным и привычным явлением, а чем-то возвышенным и недоступным для человеческого понимания. Поэтому Пастернак сравнивает снегопад со встречей неба и земли, одушевляя оба эти понятия. Так, небосвод автор представляет в виде чудака, который «в заплатаном солопе сходит наземь». При этом поэт остро чувствует скоротечность времени, отмечая, что «не оглянешься – святки. Только промежуток краткий, смотришь, там и новый год». Несмотря на то, что снегопад дарит ощущение праздника и радости, автор видит в этом явлении и обратную сторону медали, которая свидетельствует о том, что с каждой снежинкой убегают минуты жизни. Поэтому именно зимой Пастернак особо остро чувствует, что настоящее в одно мгновение становится прошлым, и изменить это не под силу никому.

Именно поэтому вместе с чувством радости и свободы снегопад вызывает у поэта ощущение смятения. Передает он его через образы убеленного снегом пешехода, «удивленных растений» и поворота перекрестка, который меняется буквально на глазах. Но пройдет несколько недель, снег растает и мир примет свои привычные очертания, а волшебство зимы останется лишь в памяти, которая является весьма хрупким и ненадежным хранилищем наших чувств и переживаний. И именно это пугает Пастернака, который не готов свыкнуться с мыслью, что очередной снегопад ему уже не доведется увидеть, но мир от этого не измениться, а время не замедлит свой ход.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: