Анализ стихотворения А

Лирика А.С. Пушкина всеобъемлюща и универсальна. Она затрагивает все стороны человеческой жизни, дает ответы на множество вопросов, отражает ценные наблюдения поэта.
Одной из самых обширных тем в лирике Пушкина является, безусловно, философская тематика. Размышления и наблюдения о жизни, о законах Вселенной всегда тревожили ум поэта. Одним из ранних философских стихотворений, посвященных вопросам человеческого существования, является стихотворение «Телега жизни» (1823).
Это произведение имеет интересную форму. Поэт уподобляет жизнь каждого человека поездке на телеге. Поэтому стихотворение имеет иносказательный смысл, поездка на телеге здесь становится символом жизненного пути человека. Первое четверостишие играет роль некоего вступления, вводной части:
Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.
Неумолимый ямщик – время – везет телегу жизни. Время не остановится, не сделает передышки, паузы. Поэтому человеческая жизнь пролетает быстро («телега на ходу легка»), несмотря на все тяготы и заботы, которые могут ее сопровождать. Пушкин с помощью эпитетов раскрывает весь драматизм быстротечности человеческой жизни: «ямщик лихой», «седое время».
Второе четверостишие рисует нам юность и молодость человека:
С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошел! . . .
Пушкин дает нам тонкие психологические зарисовки каждого возраста. В молодости (метафора «утро жизни») человек полон энергии, радости жизни. Он несется жизни навстречу, жаждет познать все ее радости, испить жизнь до дна. В молодости человек не думает о том, что с ним может что-то случиться. Он – властелин мира. Юности не свойственны лень или стремление к покою. Человек гонит жизнь, кричит ей «пошел!», ведь хочется поскорей повзрослеть, узнать и испробовать все.
В зрелости человек ведет себя уже иначе:
Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры и овраги;
Кричим: полегче, дуралей!
Полдень жизни приносит человеку опыт. Жизнь уже «порастрясла», то есть наставила шишек, позволила сделать множество ошибок. Теперь человек ведет себя более осмотрительно: он опасается «косогоров и оврагов», думает, как бы их преодолеть, не попасть в них. Поэтому теперь человеку кажется, что жизнь очень стремительна, она несет много опасностей. Можно было бы и сбавить темп, быть более осмотрительной и осторожной. Мне кажется, что такие мысли – признак приближающейся старости. Человек начинает выпадать из общего ритма, начинает отставать, бояться. Ему больше хочется покоя и стабильности, чем перемен. Человек считает, что жизнь не поддается никаким закономерностям, а просто несется, как «дуралей».
И вот незаметно наступает старость:
Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И, дремля, едем до ночлега —
А время гонит лошадей.
Жизнь все та же: она существует по своим, высшим, законам. Человек не понимает и не осознает их, но привыкает к причудам и сюрпризам, которые она ему преподносит. «Вечер жизни» — это дремотное состояние, полусон. Человек просто едет в телеге, ожидая «ночлега», то есть смерти.
Знаменательна последняя строка стихотворения: «А время гонит лошадей». Несмотря ни на что, жизнь идет своим чередом. Люди умирают и рождаются — и это вечный закон природы. Происходит круговорот, мудрая жизнь идет вперед, все предусмотрено ею и предсказано заранее.
Уподобление человеческой жизни одному дню (развернутая метафора) несет в себе очень глубокий смысл. С одной стороны, жизнь быстротечна, она пролетает, как один день. С другой стороны, человек – часть природы, Вселенной. Он живет по одним с ней ритмам, проживает одинаковые состояния: утро – веселая молодость, полдень – разумная зрелость, вечер – спокойная, умиротворенная старость.
Примечательно, что предложения в стихотворении носит обобщенный характер (за счет личных местоимений 1 лица мн. числа). Это говорит о том, что и лирический герой относит себя к основной массе людей, которым не под силу осознать и понять законы природы. Они лишь стремятся приспособиться к жизни, привыкнуть к ней. На мой взгляд, это подтверждает мысль Пушкина о глобальности и великой мудрости Вселенной, познать которую никому не дано.
Вообще, на мой взгляд, это стихотворение наполнено удивительной, только Пушкину присущей, гармонией, любовью к жизни, пониманием и приятием ее законов. Поэтому можно с полной уверенностью говорить об оптимистичности стихотворения «Телега жизни».
Это произведение написано четырехстопным ямбом с пиррихием. Для его создания использована традиционная перекрестная рифмовка, сочетание мужских и женских рифм.
Все вместе делает это произведение шедевром ранней философской лирики А.С. Пушкина.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

«Телега жизни»

В этом стихотворении каждое время суток имеет соответствие с разными периодами жизни. У каждого человека свое понятие о жизненных периодах. Есть хорошие, насыщенные добром и светом, а есть и ненастные, полные уныния и безысходности. Есть в жизни моменты счастливой радости, которые человек хочет продлить, но время неподкупно, оно летит. Хорошее заканчивается и приходит что-то другое, иногда недоброе. От судьбы никуда не деться, не убежать. Никто не знает, что ждет завтра. Время все расставляет на свои места.

Время в детстве долго тянется, так как хочется, чтобы оно быстрее прошло, чтобы вступить во взрослую жизнь, создать семью, работать. Затем мы не горим желанием гнать время, но оно летит. Зрелый возраст хочет придержать время, позволяет осознать прожитое, ошибки, но время уже не вернуть. Приходит старость, и кто-то спокойно доживает свой век. Поэт показывает в своем произведении мудрого и опытного советчика — время, которое не любит ускорение событий, так как будет все так, как задумано судьбой.

«Телега жизни» А. Пушкин

Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошел! . . . .

Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры и овраги;
Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И, дремля, едем до ночлега —
А время гонит лошадей.

Дата создания: 1823 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Телега жизни»

Во время южной ссылки Александр Пушкин почти все время пребывал в довольно мрачном расположении духа, мысленно проклиная не только собственную судьбу, но и людей, причастных к его изгнанию из Санкт-Петербурга. Именно в этот период в творчестве поэта появляются саркастические и даже издевательские нотки, автор пытается обобщить все происходящее и наделить неким философским смыслом.

Итогом таких попыток можно считать стихотворение «Телега жизни», которое было написано в 1823 году. Поэт в это время находился в Одессе и вынужден был служить в канцелярии генерал-губернатора Михаила Воронцова, выполняя мелкие и никому особо не нужные поручения. Согласно воспоминаниям очевидцев, последней каплей, которая переполнила чашу терпения поэта, стала поезда за город с целью выяснить, насколько сильно пострадали посевы пшеницы от полчища саранчи. Считается, что именно после этого случая Пушкин не только составил дерзкий отчет для своего начальника, но и написал стихотворение «Телега жизни», в котором излил всю свою желчь и язвительность.

Философское отношение к действительности, которую поэт был не в состоянии изменить, натолкнуло его на весьма удачный литературный образ. В результате Пушкин сравнил человеческую жизнь с телегой, которая «на ходу легка», хотя порой и вынуждена вести тяжелый груз. К нему автор причисляет мысли, чувства и поступки людей, которые, тем не менее, не в состоянии ускорить либо замедлить ход жизни-телеги. Повлиять на это можем лишь мы сами, когда «рады голову сломать» ради того, чтобы поскорее добраться к намеченной цели, какой бы призрачной и нелепой она ни казалась со стороны.

Юность Пушкин сравнивает с ранним утром, когда человек лишь садиться в телегу и несется на ней во всю прыть по ухабам и бездорожью, не считаясь со временем и собственными силами. Однако когда наступает полдень, который в трактовке автора символизирует зрелость разума и тела, «нам страшней и косогоры, и овраги». Это означает, что с годами человек не только приобретает некоторую мудрость, но и становится куда как более осторожным, понимая, что на извилистой дорожке даже в добротной и прочной телеге можно запросто свернуть себе шею.

Ну и, наконец, в жизни практически каждого человека наступает тот период, когда ему уже вообще никуда не хочется ехать. У Пушкина вечер символизирует старость, когда человек, проехавший огромный путь, уже настолько сроднился со своей жизнью-телегой, что уже попросту перестает замечать ее привлекательные стороны, радоваться и огорчаться, любить и страдать. На этом этапе все мы «дремля, едем до ночлега, а время гонит лошадей».

Таким образом, Пушкин сравнил человеческую жизнь с поездкой на скрипучей телеге, и это путешествие лишь вначале дает каждому из нас ощущение радости, вдохновляет на дерзкие поступки и заставляет не замечать препятствий. Однако с возрастом жизнь становится в тягость даже оптимистам, которые, не видя для себя более интересного пути, теряют к такой поездке всякий интерес и раздражаются каждый раз, когда попадают в ухабы.

Примечательно, что это стихотворение было опубликовано практически сразу же после того, как Пушкин вернулся из южной ссылки. Однако в журнале «Московский телеграф» вышла видоизмененная версия этого произведения, из которого Петр Вяземский убрал нецензурные выражения, к которым поэт любил прибегать в моменты крайнего раздражения. Пушкин же, отправляя рукопись Вяземскому, заранее предупредил, что тот может вносить правки по своему усмотрению, признавая тем самым, что «Телега жизни» была написана им под воздействием затяжной депрессии.

«телега жизни» михаила бихтера

Одна из последних фотографий М. А. Бихтера

Очередным открытием стал дневник удивительного человека, музыканта, пианиста, оперного дирижера, профессора Консерватории, страстного библиофила Михаила Бихтера — человека, который аккомпанировал Шаляпину и другим знаменитостям. Как отмечали современники, Бихтер сам неповторимо пел, обладал «богатым обертонами голосом». В нем с юности был отмечен талант пианиста. В частности, Модест Ильич Чайковский восторгался в одном из своих писем: «Жалею, что Петр Ильич не мог увидеть и услышать это исполнение, столь близкое его мечтам и намерениям…»
Причиной обращения людей, в семейных архивах которых сохранились бесценные свидетельства прошлого, стала получившая большой резонанс история дневниковых записей Ангелины Крупновой-Шамовой, пережившей тяжелейшие дни блокады — женщины, которая изо всех сил старалась уберечь от смерти своих детей (война оказалась сильнее: двое из четверых детей умерли)…
Дневник Михаила Бихтера, человека старого времени, представителя интеллигенции, которую выбили страшные времена революций, войн, лагерей, даже в блокадные дни в большой степени посвящен размышлениям об искусстве. Быт уходит на задний план. Но когда чаша горя, связанная с потерей близких людей, и лютый голод подступают вплотную, дают о себе знать трагические ноты военного времени.
Он очень много читал и думал о жизни совсем не то, что диктовали сверху. Мог свободно излагать на полях свои мысли, не задумываясь о том, что может поплатиться в результате навета неверного человека.
«Дедушку я не застал — родился через четыре года после его смерти, в семейном архиве сохранилось четыре тетради дневниковых записей, хотя дневник он вел на протяжении многих лет. Умер он в 1947 году, заразился гепатитом, когда ему делали операцию в одной из городских клиник, — рассказывает внук музыканта петербургский художник Александр Бихтер. — Мой папа — тот самый Алексей, к которому дедушка часто обращался в своем дневнике (второй его сын, Всеволод, умер в блокаду), о нем много рассказывал. Помню, однажды отец спел знаменитого «Соловья» Алябьева так, как, по его словам, это бы сделал Михаил Алексеевич. Исполнение это не походило ни на одно слышанное мной прежде. Тогда мне стало понятно, в чем заключалась некогда предложенная дедушкой теория, согласно которой музыкант буквально дышит минутами исполнения…»
В воспоминаниях Бихтера сказано: «Шаляпин показал мне, что звук — это живой материал для выражения живых чувств». Как-то Михаил Алексеевич в присутствии великого певца стал напевать, аккомпанируя себе, романс Римского-Корсакова на стихи Пушкина «Ненастный день потух». Окончив, увидел, что у Шаляпина текут по щекам слезы… Тогда, в декабре 1909 года, Бихтер получил в подарок портрет Федора Ивановича, над которым певец написал: «Пламенной душе, милому человеку, отличнейшему музыканту, в знак уважения и благодарности…»
Блокаду Михаил Алексеевич Бихтер пережил в городе (дом находился в Усачевом переулке, неподалеку от Консерватории). В квартире, расположенной на верхнем этаже, была спальня с овальным, как иллюминатор, окном — весь город на виду.
Сегодня мы начинаем печатать страницы из дневника музыканта, относящиеся к военному времени. Эти записи, а сохранились те, что были сделаны до конца июня 1942 года, до сих пор нигде не публиковались да и не могли быть опубликованы в силу известных причин, связанных с течением лет, закованных в кандалы цензуры. Попали в печать только некоторые страницы мемуаров (журнал «Советская музыка», 1959 год, «Листки воспоминаний»).
Свою автобиографическую рукопись, которую, судя по всему, стоит научиться читать между строк, Бихтер именовал «Телегой жизни». Вести ее он объяснил желанием «восстановить правду для близких, которые пожелали бы знать ее…»

Урок вокала, 30-е годы

«Я очень виноват перед своим роялем»
29/VI 1941. Искусство — метод познания бытия. Но отнюдь не развлечение, не отдых, не наслаждение. И может быть таковым, как каждый метод, если от него ждут объединения душевной деятельности, определенного порядка в идеях и миропонимании…
Наука говорит о том, что есть, а искусство о том, что может быть. Истины науки добываются поисками в природе; истины искусства — поисками в себе. Ни наука, ни искусство по природе не допускают лжи.
Истина вносит порядок, организацию во все существо человека и потому человек ценит истину. Ценит настолько, что в отдельных случаях жертвует во имя нее жизнью. Так что вопрос о том, нравится ли истина или доставляет ли она наслаждение, не может даже возникать, ибо истина это суть существования человека.
2/VII 1941. Я различаю два вида доброты. 1. Доброта, в основе которой моральное чувство. 2. Доброта, в основе которой сентиментальное чувство. Первое — жертвенно, т. е. человек отдает то, что самому нужно. Второе — любезно, т. е. отдает то, что у него имеется в достаточном количестве. Первое может вести себя как второе, но второе вести себя как первое не может никогда.

4/VII 1941. Всякое человеческое предприятие гибнет, когда в организации средств к достижению забывается цель, которую надо достигнуть. Заторможенное добывание средств замедляет достижение цели. А потеря связи с целью в процессе накопления средств достижения отводит от цели в сторону…
5/VII 1941. Культура — великое благо, ибо дает возможность человеку проявить все, что заложено в него природой. Но культура и великое зло, которое ввергает человека в бедствие поклонения средствам культуры как таковым…
2/VIII 1941. Истинная демократия заключается в том, чтобы, как можно меньше стесняя людей своим существованием, помогать им жить…
5/VIII 1941. В деятельности исполнителя есть трудность отличия от трудностей композитора. Исполнитель, оставаясь самим собой, должен чувствовать объективность минуты, важно уметь перестроить характер и душевное напряжение соответственно требованию минуты. Малейший срыв в этой перестройке убивает искусство исполнителя.
10/VIII 1941. Несмотря ни на что, по-прежнему много работаю, и работа приносит мне радости и огорчения. Самый лучший вид пропаганды какого-либо дела есть улучшение самого дела. Право на жизнь черпаю теперь только в той пользе, какую хочу принести людям…
16/VIII 1941. Родные мои, может случиться, что мы проводим под одной крышей и даже в этой жизни вообще последние дни совместного существования…
22/VIII 1941. Я спрашиваю себя: нужна ли музыка? И отвечаю: да, необходима. Как воспитательная стихия. Ибо люди, как вполне доказывают политические концепции и война, еще очень грубы. Как история эмоциональной жизни, выращенной чувством слуха. Как язык общения состояниями, продолжающими речь, то есть общение понятиями. Музыка — область непосредственной необходимости для жизни…
25VIII 1941. Кто хочет понять законы музыкальной выразительности звуковых концепций как отражение душевной жизни человека, должен изучить нотный язык композиторов со стороны взаимосвязи нотных знаков и содержания, выражаемого этими знаками. В них отражается духовный путь народов, и этот голос не должен замолкать, особенно во время народных бедствий. Музыка своим чувством, доступным всем людям, должна объединять народы…
В моменты бедствий музыка с ее глубиной и человечностью становится особенно необходимой. Там, где есть люди, где есть борьба, где есть страдания, она должна оставаться…
30/IX 1941. Самое драгоценное для человека — проявление своих возможностей. Тогда он сознает свое место в обществе. Тогда ему не нужен никакой суррогат сознания ни в виде власти, ни в виде ложного почета. Он знает, что на своем месте, он неповторим. Одержимые природой только внешней (административной, политической, экономической и т. д.) власти стремятся к созданию замены самих себя устойчивым, выражающим их позиции суррогатом. Это — следствие не найденного пути…
Только учитель, который сам может выразить себя до конца, может учить других. Только такая власть законна и ведет к добру…
2/X 1941. Я очень виноват перед своим роялем: я обижаю его каждый день в течение часа или более, вынужденно тренируя движения моих руки пальцев, следовательно, заставляю его звучать не для музыки. Единственным оправданием этому служит то, что цель тренировки заключается в изучении жизни, реакций… Стараюсь все же не делать его наковальней для пальцев-молотков.
8/X 1941. Как будто собираются начать занятия в Консерватории. Это необходимо оставшейся молодежи, а также оставшимся педагогам. Наконец, это необходимо всему нашему городу, музыкальная жизнь которого совершенно замерла.
С началом занятий наша жизнь будет состоять не только из хождения по этажам Консерватории, в темноте осеннего утра, когда едва видны чернеющие силуэты домов и тени редких прохожих после бессонной ночи. Измученные и затравленные тревогами, пугливо озираясь, подгоняемые со всех сторон грохотом, молниями вспышек канонады на улицах осаждаемого города, мы пробираемся домой, чтобы узнать, не разрушен ли дом, живы ли близкие, не погибла ли библиотека, рояль. Можно ли выпить горячего кипятку с граммами хлеба, сохранились ли еще возможность и смысл дальнейших страданий…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector