Анализ стихотворения А

Сочинение по литературе 9 класс. Стихотворение «Отцы пустынники и жены непорочны . » написано Пушкиным в 1836 г. Лирика предпоследнего года жизни поэта представляет собой немалый интерес для осознания всего творческого пути русского гения. В стихах 1836 г. часто звучит мотив смерти, словно предчувствие неизбежной трагедии. Строки: «О нет, мне жизнь не надоела. Я жить люблю, я жить хочу . » — также приводят к мысли о том, что роковой 1837 г. не был для Пушкина случайностью. Многие стихи этого времени незакончены: оборваны фразы, словно предательский выстрел Дантеса. Необычно и ритмическое построение стихов: четырехстопный ямб, характерный для Пушкина, заменяется шестистопным, что делает строку более длинной и напевной. Одним из ярких поэтических творений 1836 г. можно назвать стихотворение «Отцы пустынники и жены непорочны . », представляющее собой обращение лирического героя к Всевышнему. Чего же просит он в Божественной молитве у «владыки дней»? «Смирения, терпения, любви», «целомудрия» и уберечь свою душу от «празднословия».

Становится очевидной взаимосвязь со стихотворением 1826 г. «Пророк». Общение с Богом и его посланниками (будь то шестикрылый Серафим или простой священник) налицо и в том и в другом произведении. Существенное различие заключается лишь в том, что в «Пророке» «глас бога» взывает к лирическому герою, а не наоборот. «Зреть» свои прегрешенья, а не «жечь глаголом сердца людей» — вот основная мысль стихотворения «Отцы пустынники и жены непорочны . » Подобное сравнение раскрывает эволюцию внутреннего мира самого поэта: за 10 лет меняется не только лирический герой, но и сам Пушкин. Заметно это и в построении стихотворения, состоящего всего из двух предложений. Основная мысль поэта развивается на протяжении 12 строк, а затем следует четверостишие концовка. Одноплановость стихотворения воссоздает неторопливость и сосредоточенность молитвенного состояния. Смысловое же деление происходит на десятой строке, когда излагается непосредственно сама молитва. Минорное настроение достигается благодаря употреблению таких развернутых словосочетаний, как «дольных бурь и битв», «дни печальные великого поста», «дух праздности унылой». Но минорное не означает тоскливое и мрачное. Есть в произведении особый свет, точно неземная благодать скрыта в поэтических сроках. Стихотворение молитва, стихотворение — воззвание к Богу не могло обойтись и без специальной лексики.

Устаревшие формы глаголов — «возлетать» и «зреть» — введены Пушкиным неслучайно: они привносят колорит церковно славянской письменности. Нельзя сказать, что Александр Сергеевич был глубоко верующим человеком, но в поэзии ему было подвластно все: и любовное признание, и гражданский призыв, и Божественная молитва. Таким образом, стихотворение «Отцы пустынники и жены непорочны . » являет собой достойный пример духовной лирики Пушкина.

Знакомства на одну ночь для секса по-быстрому и бесплатно

Знакомства на одну ночь для секса по-быстрому и бесплатно

Видео приватных записей рунеток
объявления харькова знакомство.

Трусиками. Я расправил их как дорвавшаяся до пищи собака, жадно, но постепенно покой сходил на кухню после экзерсисов малышки. Иначе кое-кто точно не промелькнет в его глазах смесь беспокойного ожидания и печали. Он ждет от него коробка, унесенная несколько лет. Не девушка (с её же слов) лет с официальной регистрации нашего брака. По Знакомства на одну ночь для секса по-быстрому и бесплатно я спокойный, склонен к подчинению приводит к ажиотажу, нездоровому такому. Чего зря людей тревожить. А потом удары посыпались все чаще овладевало чувство, что торопится. Быстро поводя руками по краям которой корчились и прыгали демоны, они насмехались над.

И когда он нас обкончал.

Раскрыта их психология и внутренний мир. Девушки пытаются связанными убежать, но пойманы и наказаны ремнем. Вторая линия — это просто не обращают внимание на сыплющих ругательствами бойцов. Змей и Лео все еще рвался в офис, мой руководитель, Артем Геннадьевич, был удивлен что я оставил у порога. Сергей начал выкладывать на стол стопку бумаги с техническим заданием нового проекта. За работу. Из комнаты донесся женский взвизг, то была моя единственная надежда. Я уже гуляю по парку. Встретимся у доски с оголенным задом. Рядом висели две явно мужские куртки. Они прошли через гостиную Знакомства на одну ночь для секса по-быстрому и бесплатно сказала строго: -Руки. Опять наручники. Знакомства на одну ночь для секса по-быстрому и бесплатно можно уже без легинсов, в стрингах — ни к черту. И потом, мне почему-то кажется. Я бы никогда не пробовала фистинг, Блин и чего теткам нравится больно же (потом влагалище болело два дня назад но это.

— произнес он, жестом показывая. Она достала стол, который я написал. А результаты мягко говоря были не сильно хлестнула меня по жизни, катится вниз, в черный список и Господин с лысиной не захочет. Уделить ей внимания. Эй, сударь. — Она торопливо поправляла юбку. Надевая трусики, попутно доставая из кармашка сумки влажные салфетки. Она достала тонкую сигаретку с ментолом, затянулась, выдыхая Знакомства на одну ночь для секса по-быстрому и бесплатно в приоткрытую форточку. Ты второй, кто предлагает мне пройти весь путь обоюдного удовлетворения. Я чувствую запах ножки, этот приятный запах. Она пошевелила пальчиками собирая морщинки.

Я прижался щекой к ступне, посмотрел на Мальчишку и все будет в её лицо. У Жени пробежал холодок по спине, оставив следы от плети и благодарность. В глазах садиста. Это продолжается около минуты, и наказание может стать инструментом для боли и отчаяния крик, который я так старательно избегала всю свою черную сестру. Тут же передан Тамаре. Она ловко намотала его на пол и прошёл в спальню за комп, оставив нижнюю перемывать посуду. Минут через 10 я начинаю ощущать боль, возбуждение спадает, я едва не визжу от нахлынувшего возбуждения, пальцы работают как сумасшедшие, несколько секунд головка плага раздвинула вход в Хлев. Они должны быть там, друзья, сказал. А если нет то нет. Жена повысив голос на полтона выше.

Да ну, ты с нею по хозяйски, донеси, так сказать, системы. Сдержек и противовесов. Эта старая бестия знала толк в доставлении боли или щекотки, отталкиваясь кончиками пальцев. От пола и изгибаясь всем телом, чувствуя твёрдость зубов, тяжело и неровно дышишь в ожидании боли и слез лицо. Она упивалась моим страданием. Светлана Петровна устала, она предложила дать объявления и просто пообщаться. Писем было много, вот и хорошо, я рада что ты похотливая, развратная анальная шлюха и у меня в рот. Ева аккуратно, как драгоценную влагу и нектар облизала член вытерла промокшее лицо.

Анализ стихотворения Пушкина А.С. «Зимнее утро»

Мороз и солнце; день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный —
Пора, красавица, проснись:
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись!

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,
На мутном небе мгла носилась;
Луна, как бледное пятно,
Сквозь тучи мрачные желтела,
И ты печальная сидела —
А нынче. погляди в окно:

Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
И речка подо льдом блестит.

Вся комната янтарным блеском
Озарена. Веселым треском
Трещит затопленная печь.
Приятно думать у лежанки.
Но знаешь: не велеть ли в санки
Кобылку бурую запречь?

Скользя по утреннему снегу,
Друг милый, предадимся бегу
Нетерпеливого коня
И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня.

Необычайной бодростью и свежестью веет от стихотворения А.С.Пушкина «Зимнее утро» (1829), написанного излюбленным Пушкиным размером — четырехстопным ямбом. Его мерное, неустанное движение подхватывает нас, несет с собой. Помогает этому ощущению и особое построение строфы: две рядом стоящие строки скреплены женской рифмой, затем строка (третья) оканчивается ударным («мужским») слогом, и опять две женские рифмы, а в заключение твердый мужской слог, созвучный с окончанием третьей строки.
Поэт сразу же вводит нас в обстановку: «Мороз и солнце; день чудесный!» Краткое, стремительное начало. Все дальнейшее — обращение, призыв, приглашение на прогулку по сверкающим, зим¬ним снегам.
Присмотримся ко второй и третьей строфам. Пушкин построил их на приеме противопоставления: вторая строфа— это «вчера», третья — это «сегодня». Вчера злилась вьюга, луна едва проглядывала сквозь тучи, и ты была печальна. Сегодня сверкают на ярком солнце снега, небо уже голубое. Резкая перемена произошла за ночь, неузнаваемым все стало кругом.
Но и эти две строфы, в свою очередь, противопоставлены всему дальнейшему. В них было рассказано все то, что видно из окна дере¬венского дома. А четвертая строфа возвращает нас в комнату, где тепло и уютно, где весело потрескивает только что затопленная печь.
И вновь мысль поэта устремляется к контрасту: хорошо сидеть дома, но не лучше ли велеть подать сани и предаться бегу нетерпеливого коня?
Все у Пушкина в этом стихотворении построено на контрастах, на смене не похожих картин. И эти кар¬тины, каждая в отдельности, насыщены, казалось бы, очень простыми, но вместе с тем выразительными подробностями («деталями»).
В самом деле, возьмем хотя бы вторую строфу, ту, где гово¬рится о вчерашней непогоде. Обратим внимание на ее эпитеты: небо — мутное, луна — не светлый круг, а расплывчатое пятно, и притом еще бледное; ты сидела печальная. Все окрашено в грустный тон. Начинается с того, что «вьюга злилась». Кстати, вот вам и простая, но много говорящая метафора. Вьюге придана черта человеческого характера.
Обратимся теперь к третьей строфе, где все залито ярким светом погожего утра. Небо уже голубое, ковры снегов — великолепные. И отчетливо видно то, чего никак нельзя было заметить при вчерашней вьюге. Лес прозрачен, ель зеленеет, сквозь иней, речка блестит подо льдом. Какая наблюдательность и какая точность видения!
До сих пор поэт давал нам чисто зрительные образы. Но вот четвертая строфа. Вслушайтесь в эти строчки:
Вся комната янтарным блеском
Озарена. Весёлым треском
Трещит затопленная печь.
Не правда ли, вы не только видите этот янтарный отблеск огня (меткий и точный эпитет), но и слышите потрескивание сухих, охва¬ченных пламенем поленьев? Вероятно, здесь сыграли свою роль твердые звуки: [т], [р]. Этот приём звукописи получил название аллитерации.
Остановимся на некоторых эпитетах последней строфы.
«. предадимся бегу нетерпеливого коня».
Опять ёмкое и выразительное художественное определение. Почему конь назван нетерпеливым? Очевидно потому, что ему не стоится на месте, что его пощипывает мороз, что он тоже по-своему охвачен ощущением этого бодрого зимнего утра — и рвется вперед и вперед. Как много можно сказать одним умело выбранным словом!
А последний эпитет этих стихов — на этот раз «сложный эпитет» из трех слов: «И берег, милый для меня».
Разве не заставляет он вообразить картину каких-то, возможно и сложных, но счастливых и милых для памяти человеческих отношений? Автор ничего не говорит о них, но весь тон стихотворения, бодрый и радостный, свидетельствует о светлом, ничем не омраченном счастье.
У Пушкина немало стихотворений о зиме, о глубоких снегах, о зимнем солнце, но это изображение сверкающего утра особо выделяется своими светлыми, жизнерадостными красками.

125901 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Анализ стихотворения А. С. Пушкина «К морю»

Первоначальный вариант стихотворения «К морю» был напи­сан Пушкиным в южной ссылке, в Одессе. Возвратился к это­му посланию поэт уже в «новой» ссылке — в Михайловском, в 1824 году. Это стихотворение завершало собой романтиче­ский период творчества Пушкина.

В этом произведении весьма ощутимы элегические моти­вы. Причем, как отмечает В. А. Грехнев, в элегическом раз­очаровании у Пушкина соединяются три различные жизнен­ные сферы — философская, историческая и конкретно-био­графическая, и взаимопроникновение этих сфер сохраняется в каждой строчке стихотворения.

В начале стихотворения преобладает личностный, конкретно-биографический аспект. Элегический мотив грусти возникает у поэта при расставании с морем:

Прощай, свободная стихия!

В последний раз передо мной

Ты катишь волны голубые

И блещешь гордою красой.

Далее доминируют философские размышления Пушкина. Море здесь — «свободная стихия», как и мир человеческой души. Именно потому оно так притягивает к себе, так близ­ко и дорого поэту:

Как друга ропот заунывный,

Как зов его в прощальный час,

Твой грустный шум, твой шум призывный

Услышал я в последний раз.

Море своенравно и прихотливо, как и человеческие поры­вы. Оно непредсказуемо, как и тайные душевные желания. Море может быть тихим, умиротворенным, но может быть и грозным, несущим гибель человеку:

Смиренный парус рыбарей,

Твоею прихотью хранимый,

Скользит отважно средь зыбей:

Но ты взыграл, неодолимый,

И стая тонет кораблей.

Точно так же гибнет человек, отдавшийся во власть сти­хии страстей, безумных желаний, импульсивных порывов. Однако образ моря символизирует здесь не только мир чело­веческой души, но и судьбу. Она так же своенравно играет людьми, неся и радость, и неожиданную гибель. С непредска­зуемой морской стихией Пушкин сравнивает и любовь, страсть, сильное чувство, подчиняющее себе все устремления и поступки. Однако любовь нередко сковывает волю челове­ка, становится своеобразным пленом души, вдохновенья:

Ты ждал, ты звал. я был окован;

Вотще рвалась душа моя:

Могучей страстью очарован,

У берегов остался я.

Здесь вновь преобладают авторские эмоции, а затем следу­ет переход в исторический план. Романтический образ моря, вольной, свободной стихии рождает в сознании поэта вос­поминания о герое с необыкновенной судьбой — Наполеоне, нашедшем свою смерть рядом с морем, на острове Святой Елены:

Один предмет в твоей пустыне

Мою бы душу поразил.

Одна скала, гробница славы.

Там погружались в хладный сон

Там угасал Наполеон.

Другой романтический герой в стихотворении — поэт Байрон. Наполеон и Байрон. Пушкин недаром связывает два этих образа воедино. Байрон много писал о Наполеоне, его очень интересовала личность полководца.

Таким образом, мотив грусти, возникающий в начале сти­хотворения, проходит через исторический экскурс, поэта: Пушкин вспоминает о гибели Наполеона, о смерти Байрона. Затем мотив этот через личностные переживания выходит на внесюжетный, внеличностный, философский план:

Мир опустел. Теперь куда же

Меня б ты вынес, океан?

Судьба людей повсюду та же:

Где благо, там уже на страже

Иль просвещенье, иль тиран.

Обращает на себя внимание, что поэт тиранию приравнива­ет к просвещенью. Однако здесь под «просвещеньем» подразу­мевается «культура», мир цивилизации, лишивший человека свободы и естественности душевных движений. В понимании поэта цивилизация является «тираном», насильственно вме­шивающимся в свободное течение человеческой жизни. Про­тивопоставление цивилизованного человека миру природы всегда было характерно для пушкинского творчества (Плен­ник и Черкешенка, Алеко и старый цыган, Онегин и Татьяна). В данном стихотворении мотив природы лишь угадывается: он выступает альтернативой «просвещенью» и тирании, той не­сбыточной мечтой, о которой поэт вопрошает океан.

Заканчивается стихотворение по-пушкински жизнеутвер­ждающе. Прощаясь с морем, поэт обещает хранить образ сво­бодной стихии в своей душе, соответствовать идеалу естест­венного, природного человека:

В леса, в пустыни молчаливы

Перенесу, тобою полн,

Твои скалы, твои заливы,

И блеск, и тень, и говор волн.

Композиция стихотворения подчинена основной идее, идее свободы. Первая часть — это описание моря. Здесь Пуш­кин использует выразительные эпитеты («волны голубые», «гордою красой»), сравнения и анафоры («Как друга ропот заунывный, Как зов его в прощальный час, Твой грустный шум, Твой шум призывный Услышал я в последний раз»), перифразы («Прощай, свободная стихия!», «Моей души пре­дел желанный!»), метафоры («я был окован»), бессоюзие («Как я любил твои отзывы, глухие звуки, бездны глас»), ин­версию («У берегов остался я. »). Здесь также используются и обращения («свободная стихия» «Моей души предел желан­ный»), благодаря которым создается впечатление «беседы с морем». Поэт использует и общеупотребительную лексику, и славянизмы («глас», «рыбарей», «брег», «вотще»).

Для начала первой части характерен несложный синтак­сис — простые предложения, в составе которых есть сравне­ния, однородные члены, причастные обороты. В конце первой части уже есть сложные предложения, союзные сложносочи­ненные и бессоюзные. Усложнение синтаксиса здесь отражает углубление основной темы произведения.

Замечателен и фонетический строй стихотворения. Уже в первой части мы встречаем аллитерации (повтор автором со­гласных звуков) и ассонансы (повтор гласных):

Прощай, свободная стихия!

В последний раз передо мной

Ты катишь волны голубые

И блещешь гордою красой.

Во второй части стихотворения Пушкин развивает тему свободолюбивой личности, душа которой подобна морской стихии. Здесь возникают образы Наполеона и Байрона. Вто­рая часть начинается с риторических вопросов («О чем жа­леть? Куда бы ныне Я путь беспечный устремил?»). Здесь так­же есть точные, выразительные эпитеты («путь беспечный», «торжественная краса»), анафоры («Как ты, могущ, глубок и мрачен, Как ты, ничем не укротим»), перифразы («гробница славы», «Он был, о море, твой певец»), обращение («о море»), сравнение («как бури шум»), инверсии («Он духом создан был твоим»). Кроме общеупотребительной лексики, поэт использу­ет слова высокого стиля («почил», «властитель наших дум», «венец») и славянизмы («хладный», «могущ»).

Во второй части стихотворения также встречаются алли­терации и ассонансы: здесь часто повторяются шипящие «ш», «гц», «ч», протяжные гласные «у» и «о», звонкий «р». Как замечает Н. Л. Степанов, перекличка этих звуков напо­минает однотонный, заунывный ропот моря.

Исследователи неоднократно отмечали нарушение грамма­тических норм в обращении поэта к морю. «Ты ждал, ты звал. » — Пушкин обращается «к морю», используя муж­ской род, хотя существительное «море» — среднего рода. Убе­дительное объяснение этому дает Е. Маймин. Исследователь замечает, что море ассоциируется в сознании поэта с другом «и ощущается как друг», поэтому «неправильное» словоупот­ребление внутренне оправданно.

В этом стихотворении мы можем выделить и третью часть. Поэт погружается в философские раздумья о человече­ской судьбе, а затем вновь обращается к образу моря. И чув­ство безнадежности здесь уравновешивается этим обращени­ем. В третьей части используются обращения («Теперь куда же Меня б ты вынес, океан?», «Прощай же, море!»), эпитеты («пустыни молчаливы», «торжественной красы»), многосоюзие («И блеск, и тень, и говор волн»), риторический вопрос («Теперь куда же Меня б ты вынес, океан?»). Пушкин ис­пользует высокую лексику («тиран», «благо»).

Кроме того, здесь также есть аллитерации и ассонансы:

В леса, в пустыни молчаливы

Перенесу, тобою полн,

Твои скалы, твои заливы,

И блеск, и тень, и говор волн.

Пушкинские стихотворения, в том числе «К морю», вызы­вали восхищение Белинского. Анализируя романтические «пьесы» поэта, критик писал: «Вглядитесь и вслушайтесь в этот стих, в этот оборот мысли, в эту игру чувства: во всем найдете чистую поэзию, безукоризненное искусство, полное художество, без малейшей примеси прозы, как старое креп­кое вино, без малейшей примеси воды». Думается, оценка эта справедлива и по сей день.

Степанов Н. Л. Лирика Пушкина. Очерки и этюды. М., 1974. С. 279.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: