Анализ стихотворения А

Любовная лирика Пушкина неповторима и своеобразна, «нежное, благоуханное и грациозное» чувство сочетается в ней с тонким психологизмом, с философским осмыслением ситуации, с выходом в перспективу будущего. В этих стихах нам не только открывается весь спектр переживаний лириче­ского героя, но порой и создается образ героини, раскрывает­ся ее внутренний мир, обрисовывается ее судьба.

Одно из таких произведений — элегия «Простишь ли мне ревнивые мечты». Стихотворение было написано в 1823 году и посвящено возлюбленной поэта, Амалии Ризнич.

Лирическое содержание элегии составляет любовь и рев­ность героя, его терзания и муки. Но постепенно в стихотво­рении проясняется и образ героини, Ее. Это происходит бла­годаря микросюжетам, развертывающимся в сознании лири­ческого героя.

Так, мы узнаем, что Она любит испытывать Его чувства, вызывая мучительные сомнения, терзания ревности:

Простишь ли мне мои ревнивые мечты,

Моей любви безумное волненье?

Ты мне верна: зачем же любишь ты

Всегда пугать мое воображенье?

Однако герой здесь еще уверен в чувствах возлюбленной: «ты мне верна» звучит здесь как утверждение. Одновременно признается и «неправомерность» собственной ревности: в ре­чи героя звучат извинительно-просительные интонации.

Затем мотив ревности усиливается. Поэт описывает пове­дение возлюбленной и пытается понять его мотивы:

Окружена поклонников толпой,

Зачем для всех казаться хочешь милой,

И всех дарит надеждою пустой

Твой чудный взор, то нежный, то унылый?

Однако здесь Он пока еще отчетливо понимает бесплод­ность своих подозрений: надежда, которую Она подает по­клонникам — «пустая». В дальнейшем герой как будто теря­ет контроль над ситуацией. В голосе его уже нет прежней уверенности, в чувствах — определенности.

Проясняя для читателя образ возлюбленной, герой одно­временно открывает и свои чувства. Каждый микросюжет здесь сопровождается определенным комментарием, выраже­нием своего отношения:

Мной овладев, мне разум омрачив,

Уверена в любви моей несчастной,

Не видишь ты, когда в толпе их страстной,

Беседы чужд, один и молчалив,

Терзаюсь я досадой одинокой;

Ни слова мне, ни взгляда. друг жестокий!

Рассказ героя и его впечатления создают в воображении читателя вполне определенный образ героини — гордой, рав­нодушной, бессердечной кокетки. Именно таково ее поведе­ние в свете:

Заводит ли красавица другая

Двусмысленный со мною разговор, —

Спокойна ты; веселый твой укор

Меня мертвит, любви не выражая.

Скажи еще: соперник вечный мой,

Наедине застав меня с тобой,

Зачем тебя приветствует лукаво.

Здесь уже и речи нет о верности. Герой уже почти подвер­гает сомнению саму возможность ответного чувства героини к нему, отдавая ее любовь другому:

Что ж он тебе? Скажи, какое право

Имеет он бледнеть и ревновать.

В нескромный час меж вечера и света,

Без матери, одна, полуодета,

Зачем его должна ты принимать.

Однако в конце стихотворения Он как будто возвращается к прежней уверенности: «Но я любим. » Однако в интонаци­ях героя — не уверенность, а скорее раздумье. Он пытается убедить себя в том, что ошибается в своих подозрениях — от­сюда последующая пылкость восклицаний, горячность:

Но я любим. Наедине со мною

Ты так нежна! Лобзания твои

Так пламенны! Слова твоей любви

Так искренно полны твоей душою!

«Чужая личность. „потеряна» для лирического героя, она распалась в его сознании на несовместимые противоре­чия души. Где истинное лицо героини — там, наедине с со­перником, или здесь, наедине с героем, — для него это роко­вой в своей неразрешимости вопрос», — пишет В. А. Грех­нев.

Лирический герой здесь не в состоянии объяснить поведе­ние возлюбленной. Она бессердечная, холодная кокетка в све­те — и нежная, любящая наедине. Завершается стихотворе­ние нежной просьбой к возлюбленной:

Мой милый друг, не мучь меня, молю:

Не знаешь ты, как сильно я люблю,

Не знаешь ты, как тяжко я страдаю.

В этом стихотворении Пушкин представляет нам два ха­рактера, два различных темперамента, два мироощущения, два отношения к жизни, возможно, полярных в некоторых своих гранях. Лирический герой предстает перед нами как искренний, непосредственный человек, пылкий влюбленный. Однако мышление и восприятие его не слишком гибки, он на­ходится в плену стереотипа обыденности.

В героине же мы тоже, вероятно, можем допустить и глу­бину чувства, и искренность, и ее верность возлюбленному. Однако в Ней есть и кокетство, и ум, и хитрость, и спокойст­вие, и самообладание. Мироощущение ее свободно от стерео­типов, поэтому поведение более гибко, многовариантно.

Элегия написана в форме монолога-размышления. Компо­зиционно стихотворение распадается на две части. Первая часть — описание поведения героини в свете. Вторая часть — описание поведения ее наедине с героем. Эти части противо­поставлены друг другу, как противопоставлены эти ситуации в сознании героя. Он не понимает мотивов поведения возлюб­ленной. Это непонимание, недоумение выражается в большом количестве вопросительных предложений в первой части эле­гии. Четыре из них начинаются со слова «зачем». Во второй части преобладают восклицательные предложения — герой пытается убедить себя в обманчивости своих первоначальных впечатлений. Этой же цели подчинена анафора:

Так пламенны! Слова твоей любви

Так искренно полны твоей душою!

Анафора присутствует и в финале стихотворения:

Не знаешь ты, как сильно я люблю,

Не знаешь ты, как сильно я страдаю.

Здесь повтор как бы снимает противопоставление первой и второй части стихотворения, подчеркивая силу чувств ге­роя. Эмоциональность размышлений героя подчеркивается большим количеством эпитетов: «ревнивые мечты», «безум­ное волнение», «надеждою пустой», «любви моей несчаст­ной», «чудный взор, то нежный, то унылый», «досадой оди­нокой», «друг жестокий», «нескромный час». Пытаясь прояс­нить ситуацию, герой все время обращается к возлюбленной: «друг жестокий», «мой милый друг».

Элегия «Простишь ли мне мои ревнивые мечты» по праву причислена к шедеврам пушкинской любовной лирики. Тон­кий психологизм, острота человеческих переживаний, глу­бинный философский подтекст — все это присутствует в пуш­кинском творении.

Степанов Н. Л. Лирика Пушкина. Очерки и этюды. М., 1974. С. 305—306.

Белинский В. Г. Сочинения Александра Пушкина. М., 1987. С. 260.

Грехнев В. А. Лирика Пушкина. О поэтике жанров. Горький, 1985. С. 228.

Болдинская лирика Пушкина (1830 год). Грехнев В.А.

Название: Болдинская лирика Пушкина (1830 год)
Автор: Грехнев В.А.
Издательство: Волго-Вятское кн. изд-во
Год: 1977
Страниц: 192
Формат: djvu
Размер: 51 Мб
Качество: хорошее
Язык: русский
Для сайта: TheBigLibrary.ru

В книге дан развернутый анализ наиболее значительных лирических произведений болдинской поры.

—>Категория : Стихи и Поэзия | —>Добавил : Palladin —> | Просмотров : 678 —>Теги : пушкина, Болдинская, лирика
  • Татьяна Толстая. Круг (сборник рассказов)
  • Абрам Ганнибал: Черный предок Пушкина

А знаете ли Вы что.

Слово «неделя», оказывается, образовано на базе словосочетания не делати, и первоначально «неделя» обозначала «день отдыха».

А слово «беседа» образовано путем слияния слова без (в старом значении «вне, снаружи») и седа – «сидение». То есть, его исходное значение «сидение снаружи, перед домом».

Слово «авось» встречается с XVI в. в форме «авосе». Возникло оно, скорее всего, от указательной частицы осе, что значило «вот».

Слово «авоська» появилось в русском литературном языке появилось в 30-х годах XX в. Буквально «авоська» – это «хозяйственная сумка, которая берется с собой в расчете «авось что-нибудь да купишь». А вот в некоторых русских говорах «авоська» до сих пор значит «счастье и удача». Франц Кафка опубликовал при жизни только несколько рассказов. Будучи тяжело больным, он попросил своего друга Макса Брода сжечь после смерти все его работы, включая несколько неоконченных романов. Брод эту просьбу не выполнил, а, наоборот, обеспечил публикацию произведений, принесших Кафке всемирную славу.

Грехнев лирика пушкина

У нас проблема. Публикация не найдена , но она была здесь ранее!

Причины: публикация перенесена в архив (скорее всего) ИЛИ она была удалена автором.

СОВЕТ: воспользуйтесь поиском и уточните ее наличие!
. или напишите в Отдел поддержки пользователей с проблемой. Должны помочь!

Заключение, библиография

23.09.2012 18:53

Лицейская лирика Пушкина заслонена более зрелыми и значительными его произведениями позднейшей поры. Это не лишает лицейские стихи не только их исторического значения как начального этапа в творческом развитии поэта, но и их эстетического воздействия. Как справедливо писал Н.К.Пиксанов: «Лицейский период пушкинского творчества — это ведь всего неполных пять лет: 1813-1817 годы, это ведь возраст 14-18 лет. Однако в эти тесные пределы замкнут целый поэтический мир. Создана целая книга стихов, включившая до 130 произведений. Поражает разнообразие форм, поэтических родов и видов. Послания, экспромты, мадригалы, народные песни, романсы, эпиграммы, юморески, надписи, «мифологические картины», лирика любовная, лирика природы, баллады, элегии, сатиры политические, сатиры литературные, поэмы, поэтики» [1] .

Лицейская лирика Пушкина еще следует традиции классицизма с его строгим разграничением жанров и представлена характерными для этого течения литературы жанрами, как-то: ода («Воспоминания в Царском селе», «Наполеон на Эльбе» и «Усы. Философическая ода»), мадригал («К Маше», «Красавице, которая нюхала табак», «К Пущину (4 мая)» и «К бар. М.А.Дельвиг»), стансы («Стансы (Из Вольтера)», «Stances», «Куплеты на слова «С позволения сказать» и «Couplets») и сатирическая поэма (« Монах» и «Тень Фонвизина»).

Одной из важных черт классицизма являлось обращение к образам и формам античной литературы и искусства как идеальному эстетическому эталону. Этот факт и обусловил большой интерес приверженцев классицизма (в том числе и Пушкина, хотя он и не являлся таковым) к жанрам античной литературы.

Пушкин неоднократно в своем творчестве, в том числе и в лицейские годы обращается к «антологии», к «подражаниям древним», создавая эпитафии («Моя эпитафия» и «Эпиграмма на смерть стихотворца») и эпиграммы («Несчастие Клита», «Двум Александрам Павловичам», «Эпиграмма («Супругою твоей я так пленился. »)», «На Рыбушкина», «На Пучкову», «Угрюмых тройка есть певцов. », «Заутра с свечкой грошевою. », «Вот Виля — он любовью дышит. », «На гр. А.К.Разумовского», «Эпиграмма. На Карамзина», «Завещание Кюхельбекера» и др.), надписи («В альбом Илличевскому», «В альбом Пущину» «Надпись к беседке» и «Надпись на стене больницы»), посланий («К другу стихотворцу» и многие другие), экспромты («Экспромт на Огареву», «Именины»), пастораль («Рассудок и любовь», «Вишня» и «Блаженство»), литературные песни («Заздравный кубок», «Погреб», «Казак»), кантата («Леда»), гимн («Боже! Царя храни. »), антологические стихи («Фиал Анакреона», «Гроб Анакреона»), элегия (цикл элегий 1816 года).

Кроме того, происходящие в стране в начале 19 века перемены обусловили обращение юных поэтов и к жанрам романтизма. Одним из программных жанров, принесенных романтизмом, был жанр баллады, в лицейский период творчества Пушкина это вольные переводы, либо подражания Оссиану (Макферсону), с сохранением жанра баллады. В период обучения в Лицее Пушкин пишет пять произведений в жанре баллады: «Кольна (Подражание Оссиану)», «Осгар», «Эвлега», «Гараль и Гальвина» и «Сраженный рыцарь». Эти вольные переводы и подражания явились удачным стартом, поскольку в дальнейшем творчестве Пушкин неоднократно обращался к жанру баллады, сохраняя особенности их написания, присущие именно ему.

Характерным жанром романтизма является также романс. Пушкин на протяжении всего творческого пути обращался к этому жанру, лицейская лирика поэта включает в себя пять романсов: «Певец», «Слеза», «Роза», «К живописцу» и «Романс. («Под вечер осенью ненастной. »)».

Это жанровое богатство не лишает лицейские стихи Пушкина единства и своеобразия. «Лицейский Пушкин» во многом отличен от Пушкина двадцатых-тридцатых годов, но в то же время уже от лицейских стихов нередко тянутся нити к его позднейшим произведениям.

Белинский писал, что лицейские стихотворения Пушкина, показывают, при сравнении с последующими его стихотворениями, как скоро вырос и возмужал его поэтический гений, особенно важны ещё и в том отношении, что в них видна историческая связь Пушкина с предшествовавшими ему поэтами; из них видно, что он был сперва счастливым учеником Жуковского и Батюшкова, прежде чем явился самостоятельным мастером» [2] . Молодой Пушкин не только ученик Жуковского и Батюшкова. Не говоря уже о широте его творческого диапазона, выходившего за пределы творческого опыта обоих этих поэтов, Пушкин вносит в традиционные жанры и формы своё отношение к жизни, ту легкость и свободу пользования словом, которая в дальнейшем станет основным отличием его поэзии. Лицейские стихи Пушкина еще ограничены традицией, мотивами и формами антологической и «легкой» поэзии, однако во многих его произведениях уже явственно проступает реальная жизнь, слышится еще еле уловимая, но уже своя, естественная интонация.

1. Алексеев М.П. Пушкин. Сравнительно-историческое исследование. — Л., Наука, 1984.

2. Анненков П. А.С.Пушкин. Материалы для его биографии, изд. 2-е. СПб. — 1873.

3. Анциферов Н. Пушкин в Царском Селе. — М., 1950.

4. А.С.Пушкин: Шк. энцикл. слов./Сост. В.Я.Коровина, В.И.Коровин; Редкол.: В.И.Коровин (отв. ред.) и др.; Под ред. В.И.Коровина. — М., Просвещение, 1999.

5. Белинский В.Г. Сочинение Александра Пушкина // Полное собрание сочинений: В 13 т. — М.; Л., 1955. — Т. VII.

6. Благой Д.Д. Творческий путь Пушкина. — М.-Л., 1950.

7. Брюсов В. Мой Пушкин. — М., 1929.

8. Вацуро В.Э. Лирика Пушкинской поры. «Элегическая школа». — СПб., 1994.

9. Виноградов В.В. Стиль Пушкина. — М., 1941.

10. Городецкий Б.П. Лирика Пушкина. — М.-Л., 1962.

11. Грехнев В.А. Мир пушкинской лирики. — Н.Новагород, 1994.

12. Грот Я. Пушкин, его лицейские товарищи и наставники, изд. 2-е. — СПб., 1899.

13. Кузьмин М.Н. «Во сне я видел Пушкина. ». — М., Прогресс-Традиция, 1999.

14. Литературный энциклопедический словарь. Под общ. ред. В.М.Кожевникова, П.А.Николаева. Ред. кол.: Л.Г.Андреев, Н.И.Балашов, А.Г.Бочаров и др. — М., Сов. энциклопедия, 1987.

15. Лотман Ю.М. Пушкин. — СПб., Искусство-СПб, 2003.

16. Непомнящий В. Лирика Пушкина: Статья первая // Литература в школе. — 1994. — №4. — с. 15-22

17. Пиксанов Н.К. «Лицейская лирика А.С.Пушкина»// Сб. «А.С.Пушкин. 1799-1949. Материалы юбилейных торжеств». — М.-Л., АН СССР, 1951.

18. Поспелов Г.Н. Лирика среди литературных родов. — М., 1976.

19. Пушкин А.С. Собрание сочинений. В 10-ти томах. Т. I. Стихотворения 1813-1824. — М., Худож. лит., 1974.

20. Пущин И.И. Записки о Пушкине. — М., 1956.

21. Руденская М.П., Руденская С.Д. «Наставникам. за благо воздадим»: Очерки. — Л., Лениздат, 1986.

22. Сквозняков В.Д. Лирика Пушкина. — М., 1975.

23. Словарь литературоведческих терминов. Ред.-сост.: Л.И.Тимофеев и С.В.Тураев. — М., Просвещение, 1974.

24. Смирнов А.А. Романтическая лирика Пушкина. — М., 1994.

25. Степанов Н.Л. Лирика Пушкина. Очерки и этюды. Изд. второе.- М., «Худож. лит.», 1990.

26. Томашевский Б.В. Пушкин: Лицей. Петербург: В 2-х т. — М., 1990.

27. Томашевский Б.В. Пушкин: Работы разных лет. — М., 1990.

28. Фомичев С.А. Поэзия Пушкина: Творческая эволюция. — Л., 1986.

29. Якубович Д.П. «Античность в творчестве Пушкина»// «Пушкин. Временник. », вып. 6. — М.-Л., 1941.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: