Анализ стихотворения Тютчева «Фонтан»

Стихотворения Ф.И.Тютчева, даже если они посвящены описанию природы, все проникнуты философскими мотивами-размышлениями о смысле жизни, о чувствах, о предназначении человека. Фонтан – это прирученная человеком природа. Его игра дает поэту очередную возможность вновь задать свои вечные вопросы.

Стихотворение состоит из двух строф, и это деление не случайно. Первая строфа – это наблюдение за взлетом и падением водного потока, «лучом» поднимающегося вверх и» падающего вниз. А вторая – это размышления о «смертной мысли» человеческой личности,

Бесчисленные глаголы-олицетворения – «ниспасть», «рвешься» – дают возможность сразу же провести параллель между фонтаном и человеком, который также рвется ввысь, но редко достигает желаемого, разбиваясь при падении. Человек может стремиться к «высоте заветной» силой духа, силой воли, мыслью. Его движение вверх можно также понять и как познание высшего мира, мира Бога. Но всегда появляется «длань незримо-роковая», которая останавливает этот порыв.

Как и многие стихотворения поэта, «Фонтан» напрямую обращен

Особенно ярко и неожиданно воспринимаются метафоры, где водная стихия сравнивается со стихией огненной: «пламенеет», «влажный дым», «пылью огнецветной», «клубится». Дважды поэт использует слово «луч», причем в обеих частях. Но если относительно фонтана этот луч был на подъеме, то в отношении человека – уже на изломе.

На главную идею работают и приемы стихосложения, которые использует Ф.И.Тютчев. Так, повторяя бесконечное движение фонтана вверх-вниз, поэт использует кольцевую рифму. Размер стиха – трехстопный ямб: как будто вода набирает скорость и поднимается вверх, но безударные стопы разбавляют этот жесткий ритм философской элегии Ф.И.Тютчева.

Особенности стихотворений А.А.Фета «Фонтан» и Ф. И. Тютчева «Фонтан» (сопоставительный анализ).

Смысловой план.
Стихотворение Тютчева «Фонтан» — это размышление над трагическим несоответствием между стремлением человеческой мысли объять и познать все законы Вселенной и ограниченностью ее возможностей:
Как жадно к небу рвешься ты.
Но длань незримо-роковая
Твой луч упорный, преломляя,
Свергает в брызгах с высоты.
В этом, по мнению поэта, заключается трагический смысл существования человека. Он не может не стремиться ввысь, словно мощная струя фонтана, — такова его человеческая природа. Однако он и не может постичь всего, чего бы ему хотелось, подобно водам фонтана:
Лучом поднявшись к небу, он
Коснулся высоты заветной —
И снова пылью огнецветной
Ниспасть на землю осужден.
Это несоответствие тем более печально, что человеческая мысль прекрасна в своих лучших проявлениях: «Как пламенеет, как дробится Его на солнце влажный дым». Однако доходя до известно предела, она превращается в разноцветную пыль. И это – суровый закон Вселенной.
Размышления Фета в стихотворении «Фонтан» в чем-то схожи с мыслями Тютчева. Поэт сравнивает человеческую жизнь с устройством фонтана:
Я, и кровь, и мысль, и тело —
Мы послушные рабы:
До известного предела
Все возносимся мы смело
Под давлением судьбы.
«Мысль несется, сердце бьется», однако все возвратится на круги своя («В водоем мой луч прольется») и бурное движение закончится одним – неминуемой смертью («И заря потушит ночь»).
Но Фет не воспринимает эту ограниченность человеческой жизни как что-то трагическое. Для него круговорот жизни и смерти – явление закономерное и естественное. Поэт считает человека частью природы, который подчиняется ее законам. Человек приходит в этот мир, порожденный землей, и нее же уходит. Для лирического героя Фета — это не трагедия, а гармония и естественный ход вещей.
Однако в обоих концепциях сильна роль рока, судьбы. И Тютчев, и Фет считают человека подвластным этой силе — «давлению судьбы». Но если у Тютчева судьба – это злой рок, то у Фета – часть сил Вселенной, которые заставляют человека не только страдать, но и развиваться («возносимся мы смело»).

Художественная форма стихотворений.
Оба стихотворения построены на сравнении человека с фонтаном.
Композиция стихотворения Тютчева 2-ухчастна. Первая часть представляет собой описание «работы» фонтана, вторая часть – аналогия с человеческой мыслью.
Стихотворение Фета 3-ехчастно — экспозиция, описание человеческой жизни и ее итог.

Художественные средства.
Основной художественный прием в «Фонтане» Фета – метафора, в том числе и метафора олицетворения. Поэт считает всю природу и мир вокруг живым, существующим по своим законам. И действительно, в его стихотворении и «ночь дышит», и «воздух пьян», и «напевает фонтан». Кроме того, «мысль несется, сердце бьется», «в водоем мой луч прольется», «заря потушит ночь» и др.
Стихотворение Тютчева также построено на метафорах: «фонтан клубится», «он
коснулся высоты», «ниспасть на землю осужден», « какой закон тебя стремит, тебя мятет?», «длань твой луч свергает», «смертной мысли водомет» и т.д.
Но тютчевское стихотворение гораздо богаче эпитетами, чем стихотворение Фета («облаком живым», «фонтан сияющий», «влажный дым», «высоты заветной», «пылью огнецветной», «длань незримо-роковая» и др.). Есть здесь и сравнения («Лучом поднявшись к небу»).
Кроме того, стихотворение Тютчева (особенно вторая часть) насыщено обращениями, риторическими восклицаниями и вопросами («О смертной мысли водомет, О водомет неистощимый!», «Какой закон непостижимый Тебя стремит, тебя мятет?», «Как жадно к небу рвешься ты. »).
Такая эмоциональная насыщенность передает отношение лирического героя к тому трагическому несоответствию, о котором он говорит. Стихотворение же Фета по интонации – спокойно, плавно, размеренно, в нем много повествовательных предложений, что также отражает внутреннее состояние лирического героя.
Стихотворение Тютчева написано трехстопным ямбом с пиррихиями, которые несколько смягчают размер, придают ему некоторую плавность. Этому способствует и кольцевая рифмовка произведения.
Стихотворение Фета написано с использованием хорея, который придает произведению «бодрость» слога, легкость, подчеркивает оптимистичный настрой автора. Это настроение подчеркивает и перекрестная рифмовка стихотворения, а также чередование мужских и женских рифм («дышим-слышим-колышим», «пьян-фонтан»).
Таким образом, одноименные стихотворения Тютчева и Фета — философские элегии, имеющие сходные мотивы. Однако по основному настроению и философской концепции эти стихотворения резко отличаются друг друга. Художественные средства, выбранные каждым их художников, помогают им выразить свой взгляд на человеческую жизнь, ее возможности и на место человека в этом мире.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Фет А.А. / Лирика / Особенности стихотворений А.А.Фета «Фонтан» и Ф. И. Тютчева «Фонтан» (сопоставительный анализ).

Смотрите также по произведению «Лирика»:

«Фонтан» Ф. Тютчев

Смотри, как облаком живым
Фонтан сияющий клубится;
Как пламенеет, как дробится
Его на солнце влажный дым.
Лучом поднявшись к небу, он
Коснулся высоты заветной —
И снова пылью огнецветной
Ниспасть на землю осужден.

О смертной мысли водомет,
О водомет неистощимый!
Какой закон непостижимый
Тебя стремит, тебя мятет?
Как жадно к небу рвешься ты.
Но длань незримо-роковая
Твой луч упорный, преломляя,
Свергает в брызгах с высоты.

Анализ стихотворения Тютчева «Фонтан»

Ранний период творчества Федора Тютчева напрямую связан с пейзажной лирикой. Однако в отличие от таких своих современников, как Аполлон Майков или же Афанасий Фет, Тютчев пытается не просто запечатлеть красоту окружающего мира, но и найти логическое объяснение тем или иным явлениям. Поэтому неудивительно, что стихи молодого дипломата, которые он публикует под различными псевдонимами, носят философский характер. Впрочем, в них присутствует и изрядная доля романтики, ведь в первой половине 19 века Тютчев живет в Европе и знакомится со многими немецкими поэтами. Их творчество оказывает на него определенное влияние, и очень скоро сам начинает считать себя одним из представителей русского романтизма.

Тем не менее, произведения Тютчева в этот период отличаются некой «приземленностью», ведь за красивыми эпитетами улавливается глубинный смысл. Автор постоянно проводит параллели между человеком и природой, постепенно приходя к выводу, что все в этом мире подчиняется единым законом. Подобная мысль является ключевой и в стихотворении «Фонтан», написанном в 1836 году. Сегодня уже трудно сказать, как именно родилось это стихотворение. Однако не исключено, что автор попросту наблюдал за фонтаном, пытаясь разгадать его загадку. Именно по этой причине первая часть стихотворения носит описательный характер и изобилует метафорами.

Так, поэт сравнивает фонтан с «облаком живым», которое «клубится», словно дым, но при этом переливается на солнце всеми цветами радуги. Однако поэта интересует не столько красота фонтана, сколько та сила, которая заставляет водную струю подниматься вверх до какого-то предела. Затем, по мнению поэта, с точки зрения простого обывателя и вовсе происходит нечто непонятное, так как некая невидимая сила возвращает поток воды, который «пылью огнецветной ниспасть на землю осужден».

Конечно, законы физики никто не отменял, и найти объяснение подобному явлению не составляет труда. Однако Тютчев не собирается этого делать, так как не хочет лишать самого себя того неуловимого очарования, которое дарит ему самый обыкновенный. Под мерное журчание воды поэт пытается постичь суть вещей и приходит к весьма неожиданным выводам, которые излагает во второй части своего стихотворения.

В ней он находит неоспоримое сходство между фонтаном, который именует «неистощимым водометом», и человеком, чья жизнь так напоминает водную струю. Действительно, начиная свой земной путь, каждый из нас поднимается вверх по невидимой лестнице. Кто-то делает это медленно и неуверенно, а для кого-то подобное восхождение можно сравнить с мощной струей фонтана, выпущенной под напором. Обращаясь к невидимому собеседнику, поэт отмечает: «Как жадно к небу рвешься ты!». Однако рано или поздно наступает тот момент, когда силы человека иссякают, а жизнь поворачивает вспять. «Но длань незримо-роковая твой луч упорный, преломляя, свергает в брызгах с высоты», — подчеркивает автор. При этом он отдает себе отчет, что через этот жизненный рубеж проходят практически все люди. Поэтому их сходство с фонтанами кажется Тютчеву неоспоримым. И подобные выводы лишь убеждают поэта в том, что и живая, и неживая природа подчиняются единой силе, которая на высшем уровне управляет миром. Нам же остается только подчиниться, ведь все давно уже предопределено. Можно пытаться достигнуть незримых высот или же считать себя непобедимым, но рано или поздно все равно наступит тот момент, когда период восхождения сменится падением. И чем стремительнее человек поднимался вверх, тем быстрее он будет падать, подобно брызгам фонтана.

Федор Тютчев
Фонтан

Смотри, как облаком живым
Фонтан сияющий клубится;
Как пламенеет, как дробится
Его на солнце влажный дым.
Лучом поднявшись к небу, он
Коснулся высоты заветной —
И снова пылью огнецветной
Ниспасть на землю осужден.

О смертной мысли водомет,
О водомет неистощимый!
Какой закон непостижимый
Тебя стремит, тебя мятет?
Как жадно к небу рвешься ты.
Но длань незримо-роковая,
Твой луч упорный преломляя,
Свергает в брызгах с высоты.

Комментарий:
Автограф неизвестен. Список — Муран. альбом. С. 87–88.

Первая публикация — Совр., 1836. Т. III. С. 9, под номером V, с общим названием «Стихотворения, присланные из Германии» с общей подписью «Ф. Т.». Затем — Совр. 1854. Т. XLIV. С. 18; Изд. 1854. С. 34; Изд. 1868. С. 39; Изд. СПб., 1886. С. 105; Изд. 1900. С. 108.

Печатается по первому изданию.

В списке Муран. альбома допущена ошибка в 3-й строке: «. как глубится». Г. И. Чулков утверждает, что «авторитетных рукописных источников нет» для этого стихотворения. В первых пяти изданиях сохраняются излюбленные тютчевские знаки: тире в конце 6-й строки, многоточие в конце 16-й, а в пушкинском Совр. и в конце 13-й строки — восклицательный знак и многоточие. Но в Изд. 1900 тире и многоточия убраны, что несколько сокращает динамику тютчевской художественной эмоции. Изд. Чулков I печатает стихотворение без выделения строф и без многоточия в конце. К. В. Пигарев в Лирике I — также без этого многоточия.

Датируется первой половиной 1830-х гг.; в начале мая 1836 г. было послано Тютчевым И. С. Гагарину.

«Фонтан» привлек внимание критиков и читателей. С. С. Дудышкин увидел выражение общего художественного принципа в стих. «Поток сгустился и тускнеет. » и «Фонтан», но в последнем, по мнению рецензента, «образ еще ярче и еще больше богатства в красках, но мысль сильнее пробивается сквозь их разноцветный покров, нося, впрочем, на себе яркие следы той среды, через которую прошла в поэтическом процессе. Воображайте себе, если угодно, судьбу человеческой мысли, которая, как ни рвется в высоту, все падает вниз, достигая лишь известного предела— она все будет представляться вам в виде неистощимого водомета, который поднимается лучом к небу и снова падает на землю огнецветной пылью».

Критик Пантеона не одобрил образное выражение «какой закон тебя мятет», однако он урезал фразу Тютчева, выбросив промежуточные слова, стоящие между «закон» и «мятет», и тем примитизировал мысль-образ Тютчева: «Какой закон непостижимый / Тебя стремит, тебя мятет?».

Л. Н. Толстой отметил «Фонтан» буквой «Г» (Глубина).

В стихотворении усматривали мысль Тютчева об ограниченности возможностей поэзии; Н. Овсянников в рецензии на сб. стих. Тютчева говорил: «Брызжущий фонтан, украшающий южную природу, Тютчев сравнивает с поэтом: у поэта смертной мысли водомет тоже рвется к небу, а чья-то роковая длань свергает его в брызгах с высоты».

Вяч. Иванов процитировал «Фонтан» в целях уяснения сущности красоты. Для него «восхождение» может быть символом трагического, рожденного отъединением, личным обособлением, которое оказывается жертвенным; это эстетическое переживание он обнаружил в тютчевском образе радуги («в высоте — изнемогла»), но, согласно этому автору, «склонение вознесшейся линии впервые низводит на нас очарование прекрасного Нас пленяет зрелище подъема, разрешающегося в нисхождение гармоничен треугольный тимпан — «орел» греческого портика и пирамидальные группы Рафаэля. Солнечными игристыми брызгами ниспадают, разрешившись в искристых scherzi, на землю звездные adagio Бетховена. Волнистыми колебаниями восклонов и падений пьянят хороводы Наяд и ритмы Муз». Вяч. Иванов нашел параллели к тютчевскому образу в других искусствах, таким путем вычленив именно эстетическую суть художественной картины. Дальнейший ход мысли теоретика привел его к древним религиозным представлениям: «нисхождение — символ — символ дара. Прекрасен нисходящий с высоты дароносец небесной влаги; таким среди античных мраморов предстоит нам брадатый Дионис, в широкой столе, возносящий рукой плоскую чашу, — влажный бог, одождяющий и животворящий землю амбросийским хмелем, веселящий вином сердца людей. И только дар мил. Только для дара стоит жить. ». Уясняя сокровенный символический смысл образа, Вяч. Иванов утверждает, что «восхождение — Нет Земле; нисхождение — кроткий луч таинственного Да». Восприятие прекрасного, сосредоточенного в тютчевском стихотворении, Вяч. Иванов находит в окрыленном преодолении земной косности и в новом обращении к лону Земли; это как бы дыхание «самой Матери», ее «вздохи», «вдыхания»; красота всякий раз снова нисходит на землю с дарами Неба. Исследователь тютчевского текста открыл его новый смысл, не скептический («ниспасть на землю осужден»), а возвышенно-таинственный, связанный в конечном итоге с религиозным верованием — даром Неба Земле, и тогда ассоциация ведет к стих. «Эти бедные селенья. » и образу Христа. У Вяч. Иванова не столько анализ стихотворения, сколько субъективное философско-религиозное прозрение, приобретшее универсальный характер, прозрение, которое служит свободным комментарием к «Фонтану».

Однако В. Я. Брюсов не воспринял глубоких и оригинальных идей Вяч. Иванова, он увидел лишь грустно-скептическую идею: «. мир для человека непостижим. Поэтическое выражение этой мысли Тютчев нашел в сравнении «смертной мысли» с фонтаном. Струя водомета может достигнуть лишь определенной, «заветной» высоты, после чего осуждена «пылью огнецветной ниспасть на землю». То же и человеческая мысль: «Как жадно к небу рвешься ты / Но длань незримо-роковая / Твой луч упорный преломляя / Свергает в брызгах с высоты». Отсюда был уже один шаг до последнего вывода: «Мысль изреченная есть ложь!» Тютчев этот вывод сделал. ».

Источник: Тютчев Ф. И. Полное собрание сочинений и писем: В 6 т. / РАН. Ин-т мировой лит. им. М. Горького; Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Редколлегия: Н. Н. Скатов (гл. ред.), Л. В. Гладкова, Л. Д. Громова-Опульская, В. М. Гуминский, В. Н. Касаткина, В. Н. Кузин, Л. Н. Кузина, Ф. Ф. Кузнецов, Б. Н. Тарасов. — М.: Издат. центр «Классика», 2002—.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: