Анализ стиха перчатка перевод лермонтова

Перед своим зверинцем,
С баронами, с наследным принцем,
Король Франциск сидел; 2
С высокого балкона он глядел
На поприще, сраженья ожидая;
За королем, обворожая
Цветущей прелестию взгляд,
Придворных дам являлся пышный ряд.

Король дал знак рукою –
Со стуком растворилась дверь,
И грозный зверь
С огромной головою,
Косматый лев
Выходит;
Кругом глаза угрюмо водит;
И вот, все оглядев,
Наморщил лоб с осанкой горделивой,
Пошевелил густою гривой,
И потянулся, и зевнул,
И лег. Король опять рукой махнул –
Затвор железной двери грянул,
И смелый тигр из-за решетки прянул;
Но видит льва, робеет и ревет,
Себя хвостом по ребрам бьет,
И крадется, косяся взглядом,
И лижет морду языком,
И, обошедши льва кругом,
Рычит и с ним ложится рядом.
И в третий раз король махнул рукой –
Два барса дружною четой
В один прыжок над тигром очутились;
Но он удар им тяжкой лапой дал,
А лев с рыканьем встал.

Они смирились,
Оскалив зубы, отошли,
И зарычали, и легли.
И гости ждут, чтоб битва началася.
Вдруг женская с балкона сорвалася
Перчатка. все глядят за ней.
Она упала меж зверей.
Тогда на рыцаря Делоржа с лицемерной
И колкою улыбкою глядит
Его красавица и говорит:
«Когда меня, мой рыцарь верной,
Ты любишь так, как говоришь,
Ты мне перчатку возвратишь».

Делорж, не отвечав ни слова,
К зверям идет,
Перчатку смело он берет
И возвращается к собранью снова.

У рыцарей и дам при дерзости такой
От страха сердце помутилось;
А витязь молодой,
Как будто ничего с ним не случилось,
Спокойно всходит на балкон;
Рукоплесканьем встречен он;
Его приветствуют красавицыны взгляды.
Но, холодно приняв привет ее очей,
В лицо перчатку ей
Он бросил и сказал: «Не требую награды».

Вельможи толпою стояли
И молча зрелища ждали;
Меж них сидел
Король величаво на троне;
Кругом на высоком балконе
Хор дам прекрасный блестел.

Вот царскому знаку внимают.
Скрыпучую дверь отворяют,
И лев выходит степной
Тяжелой стопой.
И молча вдруг
Глядит вокруг.
Зевая лениво,
Трясет желтой гривой
И, всех обозрев,
Ложится лев.

И царь махнул снова,
И тигр суровый
С диким прыжком
Взлетел опасный
И, встретясь с львом,
Завыл ужасно;
Он бьет хвостом,
Потом
Тихо владельца обходит,
Глаз кровавых не сводит.
Но раб пред владыкой своим
Тщетно ворчит и злится:
И невольно ложится
Он рядом с ним.

Сверху тогда упади
Перчатка с прекрасной руки
Судьбы случайной игрою
Между враждебной четою.

И к рыцарю вдруг своему обратясь,
Кунигунда сказала, лукаво смеясь:
«Рыцарь, пытать я сердца люблю.
Если сильна так любовь у вас,
Как вы твердите мне каждый час,
То подымите перчатку мою!»

И рыцарь с балкона в минуту бежит,
И дерзко в круг он вступает,
На перчатку меж диких зверей он глядит
И смелой рукой подымает.

*
И зрители в робком вокруг ожиданье,
Трепеща, на юношу смотрят в молчанье.
Но вот он перчатку приносит назад.
Отвсюду хвала вылетает,
И нежный, пылающий взгляд –
Недального счастья заклад –
С рукой девицы героя встречает.
Но досады жестокой пылая в огне,
Перчатку в лицо он ей кинул:
«Благодарности вашей не надобно мне!»
И гордую тотчас покинул.

* «Перчатка» – часто одну и ту же балладу переводили разные поэты. Так, В.А.Жуковский и М.Ю.Лермонтов перевели произведение Ф.Шиллера «Перчатка» («Der Handschuh», 1797). Сам Шиллер дал жанровый подзаголовок «Eine Erzahlung» («Рассказ»), поскольку оно написано не в строфической форме, а как повествование. Жуковский назвал повестью, а Лермонтов жанр не обозначил.
К повести Шиллера обращались и другие переводчики: в 1822 году её перевёл И.Покровский (Благонамеренный. 1822. Ч. 17. С. 238); в 1825 году – М.Загорский (Северные цветы на 1825 год); в 1829 году – Н.Девите (Дамский журнал. 1829).

1. «Перчатка» В.А.Жуковского – впервые опубликовано: Муравейник. № 3. СПб., 1831. С. 13–14 – с заглавием: «Перчатка» и подзаголовком: «Повесть», без подписи и указания на источник перевода.
2. Король Франциск сидел. – Франциск I (1494–1547), король Франции с 1515 по 1547 г. Сторонник принципа единодержавной неограниченной власти, блестящий рыцарь, имевший прекрасный литературно-художественный вкус, Франциск I собрал вокруг себя многолюдный двор, где большую роль играли дамы и были очень популярны всякого рода рыцарские развлечения.

3. «Перчатка» М.Ю.Лермонтова – впервые опубликовано в издании «Разные сочинения Шиллера в переводах русских писателей» (т. 8, СПб., 1860, стр. 319–321).

Лермонтов переводчик (на примере стихотворения Шиллера «Перчатка»)

В своем оригинальном творчестве 1828-1829 годов Лермонтов почти нигде не перекликается с Шиллером-лириком. Но Шиллер как автор баллад и как драматург представлял для Лермонтова несомненный интерес и в эти годы и позднее. Как отрывок из «Макбета», так и «Перчатка», а равно и написанная на шиллеровские темы «Баллада» («Над морем красавица-дева сидит. ») относятся у Лермонтова к числу первых опытов короткого стихотворного повествования (наряду с оригинальной «Грузинской песней» и первыми поэмами).

«Перчатка» — остро сюжетна: она рассказывает о том, как с руки красавицы Кунигунды упала перчатка на арену, где находятся хищные звери лев, тигр, леопарды, и как она предлагает рыцарю принести ее. Рыцарь бесстрашно выполняет просьбу своей дамы, благополучно приносит перчатку, но, возмущенный бессердечием Кунигунды, бросает ей перчатку в лицо и покидает ее. Сама эта ситуация, равно как и образ гордого и бесстрашного рыцаря, разочаровавшегося в любимой, и образ бездушной красавицы — все это очень близко юному Лермонтову, перекликается с ситуациями и образами лирических героев его стихов. Обстановка же, в которой разыгрывается сцена баллады, нарисована Шиллером очень красочно: это двор короля Франциска, собравшийся смотреть пышное зрелище.

Обстоятельность, с которой Шиллер описывает детали происходящего, Лермонтова не устраивает: он производит значительное сокращение текста — выбрасывает целый отрезок в одиннадцать стихов (строки 33-43 оригинала), посвященный изображению двух леопардов, нарушая трехчленность повествования о зверях, и этим ускоряет переход к драматическому эпизоду с перчаткой. Опускает он еще несколько стихов, правда вводя зато в других местах не предусмотренные подлинником строки (в целом перевод все же короче немецкого оригинала на одиннадцать стихов). Переводчик опускает и собственные имена двух действующих лиц баллады — короля (Франциск) и рыцаря (Делорж) . Фабула тем самым приобретает несколько большую схематичность. Вспомним в связи с этим, что в повествовательных (балладного типа) стихотворениях Лермонтова и в его ранних поэмах довольно часто фигурируют безымянные, не названные собственным именем герои.

В переводе «Перчатки», в отличие от перевода «Трех ведьм», сохранено большинство образных деталей и словесных мотивов подлинника (если не считать пропуска целого отрезка текста), а в тех случаях, когда опускается отдельный конкретный образ, поэт заменяет его по большей части конкретным же (а не абстрактным или перифрастическим). Он делает, однако, и некоторые вставки, существенные в смысловом отношении.

Когда, например, изложение доходит до смелого поступка рыцаря, спускающегося к зверям за перчаткой Кунигунды, Лермонтов вводит от себя такой стих:

  • Ø На перчатку меж диких зверей он глядит.

У Шиллера этого нет: его «рыцарь быстро, твердыми шагами спускается в страшный зверинец и смелой рукой поднимает перчатку, лежащую посреди чудовищ». Добавление, которое делает Лермонтов, противоречит, пожалуй, замыслу автора, поскольку не вполне совмещается с мотивом бесстрашия рыцаря.

Однако для общего осмысления Лермонтовым этой баллады, показательнее две вставки, касающиеся образов Кунигунды и рыцаря. Когда она просит Делоржа достать ей упавшую перчатку, Лермонтов заставляет ее сказать:

  • Рыцарь, пытать я сердца люблю.

А о рыцаре, вернувшемся с перчаткой, поэт-переводчик говорит: «Но досады жестокой пылая в огне. » Так — является красавица (Кунигунда оригинала), характере красавицы он подчеркивает холодность и бессердечие к влюбленным в нее, а в характере рыцаря — негодование, т. е. придает конфликту еще большую остроту и эмоциональность.

К циклу переводов из Шиллера вообще и к переводу «Перчатки» в частности очень близко примыкает стихотворение «Баллада» («Над морем красавица-дева сидит»), В «тетради № 3» оно непосредственно предшествует «Перчатке». Здесь сплетаются сюжеты двух баллад Шиллера — той же «Перчатки» и «Водолаза» (или «Кубка», как озаглавлена в переводе Жуковского). Здесь в таком же соотношении, как в «Перчатке», выступают два персонажа — жестокая, бессердечная дева и ее друг, которого она посылает за ожерельем, упавшим в пучину; его он достает и снова, по просьбе девы, спускается в воду, чтобы принести ей коралл, но на этот раз погибает. С «Перчаткой» «Балладу» роднит именно образ героини жестокой девы, требующей доказательства любви. Остальное же — само испытание, назначаемое красавицей, его повторение после первой удачи и трагическая гибель смельчака — сближает ее с «Водолазом».

Перчатка (Шиллер; Лермонтов)

← Баллада (Над морем красавица…) Перчатка : Из Шиллера
автор Фридрих Шиллер , пер. Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841)
Дитя в люльке →
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der Handschuh (Eine Erzählung) , 1797. — См. Стихотворения 1829 . Дата создания: 1829, опубл.: 1860 [1] . Источник: ФЭБ 1954 • Перевод неполный — с пропуском 11 стихов оригинала, между стихами 30 и 31 перевода. См. также перевод Жуковского.

ПЕРЧАТКА

Вельможи толпою стояли
И молча зрелища ждали;
Меж них сидел
Король величаво на троне;
5 Кругом на высоком балконе
Хор дам прекрасный блестел.
Вот царскому знаку внимают.
Скрыпучую дверь отворяют,
И лев выходит степной

  • 10 Тяжелой стопой.
    И молча вдруг
    Глядит вокруг.
    Зевая лениво,
    Трясет желтой гривой
  • 15 И, всех обозрев,
    Ложится лев.
    И царь махнул снова,
    И тигр суровый
    С диким прыжком
  • 20 Взлетел опасный
    И, встретясь с львом,
    Завыл ужасно;
    Он бьет хвостом,

    Потом

  • 25 Тихо владельца обходит,
    Глаз кровавых не сводит…
    Но раб пред владыкой своим
    Тщетно ворчит и злится:
    И невольно ложится
  • 30 Он рядом с ним.
    Сверху тогда упади
    Перчатка с прекрасной руки
    Судьбы случайной игрою
    Между враждебной четою.
  • 35 И к рыцарю вдруг своему обратясь,
    Кунигунда сказала, лукаво смеясь:
    «Рыцарь, пытать я сердца люблю.
    Если сильна так любовь у вас,
    Как вы твердите мне каждый час,
  • 40 То подымите перчатку мою!»
    И рыцарь с балкона в минуту бежит,
    И дерзко в круг он вступает,
    На перчатку меж диких зверей он глядит
    И смелой рукой подымает.

  • 45 И зрители в робком вокруг ожиданье,
    Трепеща, на юношу смотрят в молчанье.
    Но вот он перчатку приносит назад.
    Отвсюду хвала вылетает,
    И нежный, пылающий взгляд —
  • 50 Недального счастья заклад —
    С рукой девицы героя встречает.
    Но досады жестокой пылая в огне,
    Перчатку в лицо он ей кинул:
    «Благодарности вашей не надобно мне!»
  • 55 И гордую тотчас покинул.

    Примечания

    Печатается по автографу ПД, тетр. 3. По нахождению в ней датируется 1829 годом.

    «На севере диком стоит одиноко…» М. Лермонтов

    Анализ стихотворения Лермонтова «На севере диком стоит одиноко…»

    Михаил Лермонтов никогда не занимался литературными переводами, хотя в совершенстве владел несколькими иностранными языками. Поэт считал, что у него достаточно собственный мыслей и поэтических образов, чтобы заимствовать их у иностранцев. Тем не менее, зимой 1941 года, незадолго до трагической гибели, он записал в собственный дневник несколько версий перевода стихотворения из «Лирического цикла» Генриха Гейне, которое сегодня известно под названием «На севере диком стоит одиноко…». Почему же Лермонтов поступился своими принципами и все же сделал исключение для этого произведения?

    В первую очередь потому, что тема одиночества была очень близка поэту, который еще в юности осознал, что ему суждено было родиться не в свое время. Лермонтов не находил понимания ни среди сверстников, ни у представителей более старшего поколения, поэтому постепенно замыкался в себе, становясь желчным, раздражительным и несдержанным в своих суждениях. Поэтому образ одинокой сосны на диком севере стал олицетворением мыслей и чувств поэта, который провел параллель между никому не нужным деревом и самим собой.

    Вместе с тем, Лермонтов не терял надежды на то, что когда-нибудь ему доведется встретить духовно близкого человека, который станет для него, в первую очередь, настоящим другом. Вероятнее всего, эта роль отводилась женщине, а не мужчине, поэтому ее прототип, представленный в стихотворении, выглядит как «прекрасная пальма», которая не менее одинока и растет в жаркой тропической стране «на горючем утесе».

    То, что поэт отождествляет деревья с людьми, не вызывает сомнений, так как он наделяет их вполне человеческими чувствами и мыслями. Так, одинокая сосна способна видеть сны, в которых и встречает «прекрасную пальму». Подобный литературный прием позволяет Лермонтову открыто и честно рассказать о своих чувствах, признавшись не только в собственном одиночестве, но и в том, что подобное положение дел его сильно угнетает. Однако, по мнению поэта, человек, с которым он сможет общаться на равных и понимать с полуслова, существует лишь в его художественном воображении. Тем более, если речь идет о женщинах, в коварстве и вероломстве которых Лермонтов смог убедиться на собственном опыте.

    Тем не менее, автор все же надеется, что где-то на другом конце мира есть человек, которому в данную минуту также грустно и одиноко, как и ему. И это духовное единство сквозь время и пространство вселяет в поэта надежду, что когда-нибудь он будет понят и признан людьми, которые его отвергают, не видя за маской равнодушия и сарказма тонкую поэтическую и романтическую натуру.

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: