Анализ произведения «Размышления у парадного подъезда»

В 1860 году за границей в газете «Колокол» впервые было напечатано стихотворение, которое издатель газеты, а это был Герцен, сопроводил примечанием: «Мы очень редко помещаем стихи, но такого рода стихотворение нет возможности не поместить». В газете Герцена произведение напечатали под заглавием «У парадного крыльца». Это были вскоре же ставшие знаменитыми стихи «Размышления у парадного подъезда». Длинный торжественный заголовок как бы переходит в само стихотворение и сразу же, буквально в двух первых строках, раскрывает это многообразие: Вот парадный подъезд. По торжественным дням.

В праздничные, «торжественные» дни в передних домов вельмож и крупных чиновников выставлялись особые книги, в которых расписывались посетители, не допускавшиеся лично. Такая запись заменяла поздравления и свидетельствовала о почтительности и чинопочитании расписавшихся. Некрасов не просто отмечает этот обычай. Он у Некрасова входит в общую поэтическую картину парадного подъезда. Это тоже парад, это тоже торжество: парад холопства, торжество холуйства. Грандиозного, масштабного: потому и подъезжает целый город. Приехавшие расписаться в передней и не допущенные лично названы гостями.

  • Слово «холоп», прилагавшееся обычно к крестьянам, у поэта переадресовано городу. Холопство пояснено — оно от сердца.
  • Иное — подъезд в обычные дни городской жизни:
  • А в обычные дни этот пышный подъезд
  • Осаждают убогие лица:
  • Прожектеры, искатели мест,
  • И преклонный старик, и вдовица.

У Некрасова само действие вынесено на улицу. В результате всегда открывалась возможность очень объемного изображения, очень динамичного движения:

  • От него и к нему то и знай по утрам
  • Все курьеры с бумагами скачут.
  • Возвращаясь, иной напевает «трам-трам»,
  • А иные просители плачут.

Мужики, подошедшие к данному подъезду приобретают некую символическую всеобщность русского деревенского люда. За ними или, вернее, в них уже предстает как бы вся деревенская Русь, за которую они представительствуют, от лица которой они явились. И если в начале к подъезду подъезжал целый город, холопский, то здесь к нему подошла как бы целая страна, крестьянская. Реальные приметы: «загорелые лица и руки», «армячишка худой на плечах, по котомке на спинах согнутых» — характеризуют их всех, любое определение приложим к каждому. Ни один из группы не выделен. Мужиков несколько, но они сливаются в образ одного человека.

Заключительные слова вне всякой бытовой достоверности: «крест на шее и кровь на ногах..». Поэт уже не может сказать о крестах на шее, как о котомках на спинах. Крест один на всех. «Крест на шее и кровь на ногах» — последняя примета, собравшая всю группу в один образ и придавшая образу почти символическую обобщенность страдания и подвижничества. В то же время символ этот совсем не отвлеченный, не бесплотный. Мужики не перестают быть и реальными мужиками, в лаптях, прибредшими «из каких-нибудь дальних губерний».

Не будучи принятыми, униженные ходоки отправились в обратный путь, не посмев в ответ, даже между собой, вдали от парадного подъезда, выразить недовольство или возмущение — ничего, кроме примирительного «суди его бог» (бог, а не они), не найдя и не ища никакого другого выхода (разводя безнадежно руками). Удрученные отказом, они вместе с тем сохраняют непоколебимую почтительность к вельможе и его приближенным до такой степени, что, удаляясь от парадного подъезда, несмотря на нещадно палящее солнце, долго еще не надевают шапок».

После этого поэт вводит нас в иной, в противоположный мир: в самих стихах эта, другая часть отделена. Образ вельможи показался уже в сцене с мужиками в одном точно найденном словечке — «наш»:

  • Кто-то крикнул швейцару: «гони!
  • Наш не любит оборванной черни!»

Ведь за одним этим словечком, пришедшим из холуйского лексикона: «наш», «сам», «хозяин» — целая система отношений. Жизнь его вельможи — это жизнь, как говорится, запрограммированная; для него какое бы то ни было возрождение к иному исключено. Умирает герой некрасовского произведения в Италии, «под пленительным небом Сицилии».

Поэт не дает вельможе умереть на родине, к которой тот непричастен. Вся эта картина — картина мира нерусского, иноземного. Лиризм поэта, как его чувство, здесь сдерживается. Одические восклицания, идиллические мотивы возникают на волне такого все время растущего, иногда прорывающегося и снова подавляемого лиризма.

  • И наконец, взрыв скорби и гнева:
  • И сойдешь ты в могилу. герой.

Это многоточие — пауза почти физически передает движение души поэта, буквально задохнувшегося, не находящего сразу слова и, наконец, отыскавшего — «герой». Гневу этому не хватает никаких слов. Так, у Некрасова прорвавшееся чувство ищет выхода, поэт находит слова и тут же, не удовлетворяясь, отбрасывает их и устремляется к новым. Он издевается, пародирует, примеряет маски, срывает их, спорит и не может успокоиться, пока, наконец, этот напряженнейший лиризм не разрешается стоном-песней:

  • Родная земля!
  • Назови мне такую обитель.

Здесь возникает обобщенный образ родной земли. Перед лицом такого образа и мужики освобождаются от бремени всеобщности. Они могут здесь обрести конкретность и реальный масштаб:

  • За заставой, в харчевне убогой
  • Все пропьют бедняки до рубля
  • И пойдут, побираясь дорогой,
  • И застонут.

«Анализ стихотворения Н. А. Некрасова «Размышления у парадного подъезда»»

Я такого угла не видал,

Где бы сеятель твой и хранитель,

Где бы русский мужик не стонал!

Н. А. Некрасов Николай Алексеевич Некрасов был удивительно чутким и внимательным к народным проблемам и чаяниям художником. Его душа и сердце откликались на народные беды. Только у беззаветно преданного художника могло появиться такое стихотворение, как «Размышления у парадного подъезда». Будничное событие, знакомая ситуация, а из-под пера мастера возникает целая повесть с правдивым и реальным продолжением. Причем веришь художнику без всяких сомнений — он доказывал свою правоту неоднократно.

Вот парадный подъезд.

По торжественным дням.

Одержимый холопским недугом,

Целый город с каким-то испугом

Подъезжает к заветным дверям…

Привычка к рабскому низкопоклонству «свободных граждан» почти ужасает. Здесь ритуал доведен до абсурда, никого не удивляет такое подобострастие.

Записав свое имя и званье,

Разъезжаются гости домой,

Так глубоко довольны собой,

Что подумаешь — в том их призванье!

Поэт дает волю сатире, он презирает этих «холопов души» и заставляет читателя подивиться заведенному порядку вещей, когда вельможа бесцеремонно пользуется своим высоким положением, принимая унижение и низкопоклонство как должное, как «выражение уважения» к нему. Но читателю понятно, что поклоняются месту, занимаемому человеком, а не его достоинству и уму. Вознесшийся же чиновник судит не по законам, а согласно отношениям, каким-то хитросплетениям, не понятным нормальному человеку.

От него и к нему то и знай по утрам Все курьеры с бумагами скачут. Возвращаясь, иной напевает «трам-трам», А иные просители плачут. Простых крестьян-ходоков и вовсе не допускают до «высокой» особы, дабы не беспокоить пустяками. Поэта возмущает даже не само пренебрежение к людям, а их реакция на происходящее.

И пошли они, солнцем палимы,

Повторяя: «Суди его Бог!»

Разводя безнадежно руками,

И, покуда я видеть их мог,

С непокрытыми шли головами…

Покорность и всепрощение недопустимы.

Некрасов возмущен долготерпением народа. Поэт выступает добровольным защитником «бесправных» и «бессловесных». Призывает вельможу одуматься, приняться за свои обязанности — служить народу и государству, но…счастливые глухи к добру…

Автор, возмущенный беззаконием, рисует картину жизни «счастливого» и его кончину.

Убаюканный ласковым пением

Средиземной волны,— как дитя,

Ты уснешь, окружен попечением

Дорогой и любимой семьи

(Ждущей смерти твоей с нетерпением)…

Ибо все в этом мире поклоняются золотому тельцу, нет никаких родственных чувств, а лишь видимость их.

Но поэт осуждает и покорность народа. Он задает вопрос, на который нет ответа..

Что же значит твой сон бесконечный?

Ты проснешься, исполненный сил.

Иль, судеб повинуясь закону,

Все, что мог, ты уже совершил:

Создал песню, подобную стону,

И духовно навеки почил.

Это уже не просто заступничество за народ, а призыв к бунту, воззвание патриота, не имеющего сил молчать, видя несправедливость власти, и еще большее возмущение, боль и горечь от покорности народа, не умеющего, а скорее не желающего подняться на собственную защиту, распрямиться, почувствовать себя личностью, достойной внимания и уважения.

Литературный портал «Шпаргалкино» Сочинения, рефераты, шпаргалки

Стихотворение «Размышление у парадного подъезда» Н.А. Некрасова. Восприятие, толкование, оценка

Стихотворение «Размышление у парадного подъезда» было написано Н.А. Некрасовым в 1858 году. Впервые оно было напечатано в газете «Колокол» в 1860 году под названием «У парадного подъезда». Имя автора указано не было. А.И. Герцен опубликовал его с таким примечанием: «Мы очень редко помещаем стихи, но такого рода стихотворение нет возможности не поместить» [1] . В официальной печати появилось лишь спустя пять лет со дня написания. Сохранилось свидетельство жены Некрасова, А.Я. Панаевой, о том, как создавалось это произведение. Окна квартиры поэта на Литейном проспекте Петербурга смотрели на подъезд министра государственных имуществ М.Н. Муравьева, и Некрасов, вероятно, именно там мог наблюдать эти сцены. Вот как Панаева вспоминает об одном случае: «Была глубокая осень, утро было холодное и дождливое. По всем вероятиям, крестьяне желали подать какое-нибудь прошение и спозаранку явились к дому. Швейцар, выметая лестницу, прогнал их; они укрылись за выступом подъезда и переминались с ноги на ногу, притаившись у стены и промокая на дожде. Я пошла к Некрасову и рассказала о виденной мной сцене. Он подошел к окну в тот момент, когда дворники дома и городовой гнали крестьян прочь, толкая их в спину. Некрасов сжал губы и нервно пощипывал усы; потом быстро отошел от окна и улегся опять на диване. Через час он прочел мне стихотворение «У парадного подъезда» [2] .
Стихотворение мы можем отнести к гражданской лирике. Основная тема его – трагическая судьба русского народа. Стихотворение включает в себя многочисленные обращения лирического героя – к одному из персонажей («владельцу роскошных палат»), к родной земле, к Волге, к русскому народу. Все они остаются без ответа, представляя собой лишь односторонний диалог, раздумья героя. Однако произведение синтезирует, кроме того, жанровые черты сатиры, оды, памфлета, элегии и песни.
В основе композиции произведения лежит принцип антитезы. В первой части дана картина парадного подъезда знатного вельможи «по торжественным дням». Это часть представляет собой сатирическое описание.

Вторая часть рисует парадный подъезд «в обычные дни». Здесь уже тон лирического героя становится нейтральным, ирония уступает место спокойным интонациям. Просителями здесь выступают «прожектеры», «искатели мест», «преклонный старик», «вдовица», приходят и уходят «курьеры с бумагами». Далее герой рассказывает о том, как увидел там однажды иных просителей – русских мужиков, пришедших из каких-то дальних губерний. Помолившись на церковь, они обращаются к швейцару с просьбой пропустить их и предлагают ему «скудную лепту». Выражение «надежды и муки» запечатлено на их лицах. Вероятно, они проделали тяжелый, долгий путь, надеясь найти правду в Петербурге. Однако швейцар остается безучастным, ходоки кажутся ему жалкими оборванцами:

Образ крестьян – центральный образ этого стихотворения. Образ этот является собирательным, обобщенным. За группой мужиков предстает как бы вся деревенская Русь. В стихотворении появляются высокие, эпические интонации. Ирония, объективная описательность – все это уступает место горячему сочувствию, искренней симпатии. В крестьянах герой видит библейских паломников, ищущих правды. Эта тема усилена мотивом палящего солнца. И на первый план здесь уже выходит мотив греха и возмездия, подготавливая, таким образом, содержание третьей части стихотворения:

Образ «владельца роскошных палат» в третьей части противопоставлен образу страдальцев-крестьян. Персонаж этот изображен в сатирико-одической манере. Жизнь его представляет собой «вечный праздник», безмятежный сон, «аркадскую идиллию». Ценности его – волокитство, обжорство, игра. Судьба народа не волнует его:

По силе сатирического обличения, по гневным, возмущенным интонациям эта часть стихотворения напоминает нам памфлет:

В заключительной части Некрасов от образов измученных дорогой русских мужиков-просителей переходит к широкому, обобщенному образу – образу стонущей Руси, переполненной великой скорбью народной [3] :

Используя прием гиперболы, лирический герой Некрасова метафорически сравнивает скорбь народа с весенним разливом Волги:

Все звучание этой части определяет песенная интонация. Здесь есть и повторы («стонет он… стонет он»), и внутренние рифмы, и многочисленные призывы лирического героя. Музыкальность определяется и самим выбором тем – «родная земля», «Волга».

Заканчивается стихотворение мучительным раздумьем о судьбе русского народа, о его возможностях:

Композиционно в произведении выделяются три части. Первая часть – описание парадного подъезда в торжественные дни. Вторая часть – описание парадного подъезда в обычные дни, изображение странников, русских мужиков-просителей. Третья часть включает в себя обрисовку образа знатного вельможи, а также обращения героя – к «владельцу роскошных палат», к родной земле, к Волге и к русскому народу.
В стихотворении сочетается трехстопный и четырехстопный анапест, рифмовка – перекрестная, кольцевая и парная. Поэт использует различные средства художественной выразительности: эпитет («убогие лица», «под пленительным небом», «солнце пурпурное»), метафору и антитезу («Не страшат тебя громы небесные, А земные ты держишь в руках»), анафору («Где бы сеятель твой и хранитель, Где бы русский мужик не стонал?»), риторические вопросы и обращения («Эй, сердечный! Что же значит твой стон бесконечный?»), синтаксический параллелизм («Стонет он по полям, по дорогам, Стонет он по тюрьмам, по острогам…»), бессоюзие и ряды однородных членов («Упоение лестью бесстыдною, волокитство, обжорство, игру…»), фразеологизмы («аркадская идиллия», «Свету божьего солнца не рад»), афористическую фразу («Щелкоперов забавою Ты народное благо зовешь»). В стихотворении мы находим слова и выражения высокого стиля («пилигримы», «скудная лепта», «похоронная тризна», «отчизна», «почил»). Анализируя фонетический строй произведения, отметим наличие аллитерации («Записав свое имя и званье», «Волга! Волга! Весной многоводной…») и ассонанса («Стонет он по полям, по дорогам…»).
«Размышления у парадного подъезда» – это программное произведение поэта. Русский народ – это центральный образ всего его творчества. Критики отмечали, что отношение Некрасова к народной жизни было реальнее всех остальных поэтов. И это не реальность Пушкина, не реальность Кольцова, не реальность Мея. Это «нечто свое, совершенно особенное, чисто индивидуальное… – проникновение в самую сущность народной жизни со стороны ее насущных потребностей и затаенных, незримых страданий» [4] .

О стихотворении «Размышления у парадного подъезда» Н. А. Некрасова

В условиях подъема обществен­ной активности накануне отмены крепостного права и сразу же после этого исторического собы­тия Некрасов особое внимание уделяет народной тематике («На Волге», «Крестьянские дети», «Орина, мать солдатская» и др.). В этом ряду особо должны быть выделены «Размышления у парадного подъез­да», сочетающие, что было характерным для поэта, сатиру и лирику. Смелое разоблачение господству­ющих классов и горестные раздумья над положением и судьбами народа, контрастная композиция, ори­гинальная «перебивка планов» в повествовании («мон­тажный принцип» изложения), переход от конкретных картин к широким обобщениям с элементами ораторского стиля — все это способствовало созданию одного из лучших произ­ведений русской поэзии XIX в.

Проведем анализ внимательно, не торопясь. Чтение художественной литературы вообще не терпит спешки, особенно же это относится к поэзии с ее «сгущенностью» смыс­ла. В данном случае частично воспользуемся на­блюдениями над стилистикой стихотворения, принад­лежащими известному литературоведу Н. Н. Скатову.

Вы, наверное, знаете, что Некрасову довелось са­мому наблюдать из окна случай, который произо­шел у подъезда дома, находившегося на противо­положной стороне Литейного проспекта: дворники и городовые гнали крестьян, пытавшихся подать про­шение важному чиновнику (министру). Но поэт не просто воссоздал в своем произведении жизненный случай, свидетелем которого он стал. Конкретный факт приобрел у Некрасова некую символическую всеобщность. «Если вначале к подъезду подъезжал целый город,— пишет Н. Н. Скатов, — то теперь к нему подошла как бы целая страна крестьянская».

Для иллюстрации этого эпизода нужен был бы не живописец, а скульптор. В неподвижности кре­стьян столько печали, горя, покорности, но чувствует­ся, вместе с тем, и скрытая нравственная сила. Ни один из группы мужиков не выделен; их несколько, но все они сливаются в образ одного человека, поэтому вместо множественного числа появляется единственное: «Крест на шее и кровь на ногах. » Крест один на всех. Знаменательно, что Некрасов ис­пользует при описании мужиков высокую поэтичес­кую лексику: убогие крестьянские сумки и котомки названы «кошли», те гроши, которые они тщетно пытались дать швейцару, именуются «скудной леп­той», и, наконец, сами крестьяне названы «пилигри­мами», т. е. религиозными путешественниками. Все это создает основу для перехода (по принципу про­тивопоставления, контраста) к образу вельможи, о котором идет речь во второй части стихотворения. Материал с сайта //iEssay.ru

Здесь также есть элементы высокого стиля, но они восходят к традиции так называемых «сатири­ческих од» Державина (стихотворение «Вельможа»). И, наконец, знаменитая третья часть «Размышле­ний. », представляющая собой широчайшее обобще­ние, которое отличается от предыдущего повество­вания даже стилистически. Исчезает ораторский па­фос; господствует песенная стихия. И далеко не случайно последние строки стихотворения (начиная со слов: «Назови мне такую обитель. ») стали одной из популярнейших студенческих песен в XIX в.

Мучительные размышления поэта о судьбах род­ного народа заканчивались вопросом: суждено ли на­роду проснуться или же он «духовно навеки почил»?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: