Александр ПушкинЛюблю тебя, Петра творенье

В двадцатых числах июля 1811 года к одному из домов на Мойке, близ Невского проспекта, подъехала коляска. Из нее вышел важный, сановитый господин, невысокий, с открытым лицом, одетый весьма щеголевато, за ним молодая скромная женщина и стройный кудрявый мальчик- подросток, легко соскочивший с подножки. Стихотворец Василий Львович Пушкин привез своего племянника Александра для определения во вновь открывающееся учебное заведение Царскосельский лицей. С ними приехала приятельница В.Л. Пушкина Анна Николаевна Ворожейкина. Они остановились, по всей вероятности, в гостинице Демута на Мойке, считавшейся тогда одной из лучших в Петербурге.

Столица ошеломила Александра. Она была так не похожа на его родную тихую Москву! «На тройке принесенный из родины смиренной в великий град Петра», мальчик — Пушкин увидел бесконечные прямые проспекты и огромные площади, величественные дворцы в зелени садов, гранитные набережные Невы, оград узор чугунный, и они пленили его.

Пушкин и Петербург… Они неразделимы в той же мере, что Пушкин и Россия. Недаром же сказал А. И. Герцен: «Пушкин — до глубины души русский — русский петербургского периода».

Едва ли есть на земле другой город, который был бы столь же вдохновенно воспет, как Петербург Пушкиным. С красотою города слились стихи Пушкина:

По словам современников, осень 1811 года замечательна была двумя событиями: освящением Казанского собора и основанием Царскосельского лицея. Новое учебное заведение заняло весь четырехэтажный флигель Екатерининского дворца, построенный еще в конце XVIII века архитектором И. В. Нееловым. Строгое по архитектурному решению, соразмерное по пропорциям, здание превосходно вписалось в общий ансамбль. Монументальная трехпролетная арка соединяла его с дворцом.

19 октября 1811 г. был торжественно отмечен день открытия Лицея. Среди 30 подростков, принятых на первый курс, находился двенадцатилетний Пушкин. Шесть лет провел он здесь, не покидая Лицей даже во время каникул. Пройдут годы, и Пушкин в стихотворении скажет об этом торжественном и памятном дне:

Особенно запомнилась лицеистам речь профессора А. П. Куницына. Он говорил «об обязанностях гражданина и воина» и призывал своих будущих воспитанников действовать, как «думали и действовали древние россы: любовь к славе и отечеству должна быть вашим руководителем!»

В Лицее, в Царском Селе, проходили юные годы поэта, рождались его первые творческие замыслы. Здесь впервые явилась к нему его вдохновенная муза, родились » души прекрасные порывы». В Лицее проявилось яркое дарование Пушкина, и прославленный поэт России Державин увидел в нем преемника своей лиры.

Первые три года петербургской жизни Александра Пушкина после окончания Лицея прошли на Фонтанке, близ Калинкина моста. Здесь, в 5-м квартале 4-й Адмиралтейской части, с 1814 года жили родители поэта Сергей Львович и Надежда Осиповна Пушкины. Не имея достаточных средств, чтобы снять квартиру в центре Петербурга, они поселились в Коломне.

Эта отдаленная часть столицы находилась между реками Фонтанкой и Мойкой, ограничивалась Театральной площадью, рекой Пряжкой и устьем Большой Невы.

После роскошных царскосельских дворцов, «садов прекрасных», населенных статуями, украшенных памятниками, здесь, в Коломне, глазами юноши представились унылые картины городской окраины. Вдоль нешироких улиц теснились деревянные домики и «смиренные лачужки». Приметными среди них были церковь, пожарная каланча и непременные полицейские будки с вылинявшими под дождем полосами.

Квартира родителей поэта состояла из семи комнат. Три из них, парадные, выходили десятью окнами на Фонтанку, остальные — во двор, где находился небольшой сад. Поэт занимал небольшую комнату. «Мой угол тесный и простой…» — так говорил он о своем неприхотливом жилище.

Живой, общительный, жадный до жизни молодой поэт не мог подолгу оставаться дома. Из своего захолустья он спешил на Большую Миллионную, в изящный особняк «ночной княгини» Е. И. Голицыной, в гостиницу Карамзиных, в салон Олениных, на сходки молодых вольнодумцев, в квартиру братьев Тургеневых, на «субботы» Жуковского.

Возвращался поэт обыкновенно за полночь. Едучи по улицам Коломны, он видел «спящую громаду» Большого Каменного театра (здание театра не сохранилось), очертания Никольского рынка, зиявшего арками галерей, слушал «страж дальний крик, да бой часов»…Вблизи Крюкова канала белела высокая, статная и причудливо колеблющаяся в воде колокольня Никольского собора. На Фонтанке гремели, нарушая тишину, цепи подъемных мостов, доносился всплеск воды под веслами запоздалых лодок.

Одно из таких возвращений вместе с Пушкиным, очевидно с заседания «Зеленой лампы», описывает Яков Толстой:

Далее следуют строки о том, как Толстой упрашивал Пушкина написать ему послание:

Не один Толстой, многие знакомые и друзья дорожили стихами молодого автора «Руслана и Людмилы». Поэма принесла Пушкину славу первого поэта России. Не меньшую известность и популярность приобрели вольнолюбивые стихи Пушкина, написанные здесь, в Коломне. И. И. Пущин писал о них: «…тогда везде ходил по рукам, переписывались и читались наизусть его Деревня, Ода на свободу, Ура! В Россию скачет… Не было живого человека, который не знал бы его стихов».

Коломна не нашла отражения в произведениях Пушкина тех лет, но впечатления, полученные здесь, отложились в его поэтической памяти и впоследствии помогли ему понять душу и сущность Петербурга, о котором он скажет:

Именно в Коломне впервые увидел Пушкин Петербург прозаический, будничный, трудовой, каким он опишет его в первой главе «Евгения Онегина».

В поэме «Домик в Коломне» Пушкин вспоминает о Покровской церкви, о тихих ночах Коломны:

Эти строки звучат как своего рода лирическое отступление о Коломне, где произошла резкая перемена в судьбе поэта — высылка из Петербурга в Екатеринослав. Причиной опалы послужили вольнолюбивые стихотворения Пушкина.

6 мая 1820 года Пушкин сел в коляску вместе со своим дядькой Никитой Козловым. Друзья, Антон Дельвиг и Павел Яковлев, отправились вместе с ними, чтобы проводить поэта до Царского Села.

Новую встречу с Петербургом судьба готовила поэту после шестилетнего изгнания. Это уже был другой Петербург — николаевская столица. «Николай вернул Пушкина из ссылки, писал А. И. Герцен, через несколько дней после того, как были повешены по его приказу герои 14 декабря. Своею милостью он хотел погубить его в общественном мнении, а знаками своего расположения — покорить его». Но замысел царя провалился. Последние пять лет жизни Пушкина в Петербурге — годы неравного противостояния поэта царю, «светской черни», всему, что олицетворяло собою самодержавный Петербург. С самосознанием гения и дерзким вызовом поэт противопоставил свой памятник символу императорской столицы:

Пуля Дантеса поразила Пушкина в пятом часу по полудни 27 января 1837 года. Скончался поэт 29 января в 14 часов 45 минут.

Человек рождается на свет существом бессознательным; смерть же поэта есть, по выражению Осипа Мандельштама, «последний творческий акт».

…Толпа шла и шла к дому Пушкина на Мойке, 12. Тысячи или даже десятки тысяч людей пришли проститься с поэтом.

Отпевание Пушкина состоялось 1 февраля 1837 года, в придворной церкви Спаса Нерукотворного на Конюшенной площади. Отслужили обедню и панихиду. На следующий день, 2 февраля, был назначен военный парад. Войска расположились так, что подступы к Конюшенной церкви были закрыты. Конюшенная улица была занята гвардейскими обозами. Вечером снова служили панихиду по усопшему Пушкину. Александр Тургенев писал на память: «Заколотили Пушкина в ящик. Вяземский положил с ним свою перчатку». Через сутки, в ночь, Тургеневу предстояло отвести Пушкина к месту его последнего упокоения — в Святогорский монастырь.

Конюшенная церковь осталась памятником всенародного прощания с «солнцем нашей поэзии». А камни старого Петербурга по — прежнему хранят верность памяти Пушкину.

«Люблю тебя, Петра творенье»

Александр Пушкин

(вступления к поэме «Медный всадник»)

Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады,

И ясны спящие громады

Пустынных улиц, и светла

И, не пуская тьму ночную

На золотые небеса,

Одна заря сменить другую

Спешит, дав ночи полчаса.

Люблю зимы твоей жестокой

Недвижный воздух и мороз,

Бег санок вдоль Невы широкой,

Девичьи лица ярче роз,

И блеск, и шум, и говор балов,

А в час пирушки холостой

Шипенье пенистых бокалов

И пунша пламень голубой.

Люблю воинственную живость

Потешных Марсовых полей,

Пехотных ратей и коней

В их стройно зыблемом строю

Лоскутья сих знамен победных,

Сиянье шапок этих медных,

Насквозь простреленных в бою.

Люблю, военная столица,

Твоей твердыни дым и гром,

Когда полнощная царица

Дарует сына в царской дом,

Или победу над врагом

Россия снова торжествует,

Или, взломав свой синий лед,

Нева к морям его несет

И, чуя вешни дни, ликует.

Красуйся, град Петров, и стой

Неколебимо как Россия,

Да умирится же с тобой

И побежденная стихия;

Вражду и плен старинный свой

Пусть волны финские забудут

И тщетной злобою не будут

Тревожить вечный сон Петра!

  1. Потешный — связанный с играми, зрелищами (главным образом, военными). Пушкин говорит о военных парадах, происходивших ежегодно в Петербурге на Марсовом поле — громадной площади — и в центре города.
  2. Твердыня — Петропавловская крепость, с которой в случаях особо торжественных или опасных (наводнение, ледоход на Неве) про¬изводили пушечные выстрелы.
  3. Полнощная — северная. Полнощная царица — русская царица.
  4. Адмиралтейская игла — золочёный шпиль на здании Адмиралтейства в Петербурге (Ленинграде).

Александр Пушкин, поэма «Медный всадник»

«Медный всадник» ®

Предисловие

Вступление

Часть первая

Часть вторая

Медный всадник

Петербургская повесть

Предисловие

Происшествие, описанное в сей повести, основано на истине. Подробности наводнения заимствованы из тогдашних журналов. Любопытные могут справиться с известием, составленным В. Н. Берхом.

Вступление

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Читает Михаил Козаков:

Примечания:

Потешных Марсовых полей — Пушкин говорит о военных парадах, происходивших ежегодно в Петербурге на Марсовом поле — громадной площади — и в центре города.

Твердыня — Петропавловская крепость, с которой в случаях особо торжественных или опасных (наводнение, ледоход на Неве) производили пушечные выстрелы.

С Невы мостов уже не сняли — Мосты на Неве в то время были только плавучие (понтонные). Во время наводнений и ледоходов их разводили и переправа через Неву прекращалась.

Тритон — в греческой мифологии морское божество. Обычно изображался высунувшимся из воды верхней частью тела.

Покойный царь — Александр I. Он умер в ноябре 1825 года.

Петровская площадь — площадь на берегу Невы, где стоит памятник Петру I (позже Сенатская площадь, ныне площадь Декабристов).

Багряница — царский плащ, или мантия красного цвета. Возможно, Пушкин здесь намекает на помощь, оказанную Александром I пострадавшим от наводнения.

Хвостов — бездарный стихотворец, напечатавший «Послание о наводнении Петрополя». Хвалебные выражения Пушкина о Хвостове и его стихах носят явно издевательский характер.

Примечания Пушкина:

В Европу прорубить окно — Альгаротти где-то сказал: «Petersbourg est la fenetre par laquelle la Russie regarde en Europe».

[ Альгаротти — итальянский писатель XVIII века. Его слова в изданных им письмах о России, куда он приезжал в 1739 году: «Петербург — это окно, через которое Россия смотрит в Европу» (фр.)]

генералы — Граф Милорадович и генерал-адъютант Бенкендорф.

Петербург глазами А. С. Пушкина по поэме «Медный всадник»

Люблю тебя, Петра творенье.

Александр Сергеевич Пушкин — настоящий и тонкий ценитель красоты, поэтому много в его творчестве произведений, описывающих прелесть русской природы, ее величавость и спокойную мудрость, но не меньшую дань отдает поэт и красоте рукотворной, созданиям гениальных художников, скульпторов, архитекторов.

По мысли А. С. Пушкина, Петербург явился превосходным синтезом великих замыслов Петра Первого и талантливости русских мастеров.

Полнощных стран краса и диво,

Из тьмы лесов, из топи блат

Вознесся пышно, горделиво.

В поэме «Медный всадник» наряду с другими ослепительно звучит и тема прекрасного города, построенного неимоверными усилиями сотен тысяч строителей, гениально воплотивших великие помыслы.

. Назло надменному соседу.

Природой в этом месте нам суждено

В Европу прорубить окно.

Ногою твердой стать при море.

Сюда по новым им волнам

Все флаги в гости будут к нам,

И запируем на просторе.

Ужасающие картины строительства города и жизни рабочих остались за рамками поэмы, о них нам расскажут другие художники, Пушкина же восхищают творения рук человеческих. Город-красавец является вечным памятником своим создателям.

Вслед за поэтом мы любуемся построенным городом, принимая его как данность, существовавшую постоянно.

Громады стройные теснятся

Дворцов и башен; корабли

Толпой со всех концов земли

К богатым пристаням стремятся;

В гранит оделася Нева;

Мосты повисли над водами;

Ее покрылись острова.

Поэт не может сдержать своего восхищения перед всем содеянным. Его звук звучит торжествующе-победными нотами, прямо проступают патриотические настроения и охота стать вровень с теми, кто создал эту красоту.

Люблю тебя, Петра творенье.

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный.

И ясны спящие громады Пустынных улиц, и светла

Петербург немыслим без Невы, являющейся его составной частью, продолжением, дорогой к морю. Река разделяет городишко на части своим руслом, украшает северную столицу «державным» течением, но и пугает, держит в напряжении, когда «мечется, как больной, в своей постеле, беспокойной».

Город, построенный на берегах могучей реки, любуется в ее воды, как в зеркало, отражаясь своими красотами.

Поэт восхищен не просто новой столицей, он поет славу стране, сумевшей отстоять свое право называться великой державой, а это было не так-то просто. Теперь многие трудности позади, и Пушкин уверен, что городишко, построенный в ознаменование побед, будет стоять вечно, как хранитель традиций и великой русской истории.

Вражду и плен старинный свой

Пусть волны финские забудут

И тщетной злобою не будут

Тревожить вечный сон Петра!

Сейчас уже невозможно представить Россию без ее жемчужины— «северной Пальмиры», возникшей на диких, топких берегах северной реки, доказавшей всему миру талантливость русского народа. А неотъемлемой частью самого Петербурга является памятник Петру Великому, основателю города. Медный наездник прекрасен.

Какая дума на челе!

Какая сила в нем сокрыта!

А в сем коне какой огонь!

Куда ты скачешь, надменный конь,

И где опустишь ты копыта?

О мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной,

На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы.

Поэма А. С. Пушкина «Медный всадник» стала вечным гимном городу-красавцу, отмеченному славными традициями. Здесь любой жилье, улица, площадь напоминают о недавней истории города. Скоро Петербургу минет двести лет, как это мало, если припомнить тысячелетнюю историю самой РФ, и очень много по событиям, произошедшим в нем.

И следом за Пушкиным ещё и ещё с гордостью повторяю:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: