А сало русское едят

Цитата из басни «Две подруги» (1945 г.) Сергея Владимировича Михалкова (1913 — 2009):

Две подруги

«Красиво ты живешь,
Любезная сестрица! —
Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь. —
На чем ты ешь и пьешь,На чем сидишь,
Куда ни глянешь — все из-за границы!» —
«Ах, если б, душенька, ты знала, —
Со вздохом Крыса отвечала, —
Я вечно что-нибудь ищу!
Я день-деньской в бегах за заграничным —
Все наше кажется мне серым и обычным,
Я лишь заморское к себе в нору тащу
Вот волос из турецкого дивана!
Вот лоскуток персидского ковра!
А этот нежный пух достали мне вчера —
Он африканский. Он от Пеликана!» —
«А что ты ешь? — спросила Крысу Мышь —
Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!» —
«Ах, душенька! — ей Крыса отвечала. —
Тут на меня ничем не угодишь!
Вот разве только хлеб я ем и сало. «

Мы знаем, есть еще семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки.
А сало. русское едят!

Басня Михалкова Две подруги

«Красиво ты живешь,
Любезная сестрица! —
Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь.
На чем ты ешь и пьешь,
На чем сидишь,
Куда ни глянешь — все из-за границы!»
«Ах, если б, душенька, ты знала, —
Со вздохом Крыса отвечала, —
Я вечно что-нибудь ищу!
Я день-деньской в бегах за заграничным —
Все наше кажется мне серым и обычным,
Я лишь заморское к себе в нору тащу:
Вот волос из турецкого дивана!
Вот лоскуток персидского ковра!
А этот нежный пух достали мне вчера —
Он африканский. Он от Пеликана!»
«А что ты ешь? — спросила Крысу Мышь. —
Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!»
«Ах, душенька! — ей Крыса отвечала. —
Тут на меня ничем не угодишь!
Вот разве только хлеб я ем и сало. «

Мы знаем, есть еще семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки.
А сало. русское едят!

Наш сайт можно найти используя такие словосочетания: Басня Михалкова Две подруги, Басня Михалкова, Басня Михалкова Две подруги читать онлайн

Региональный сайт детских библиотек

«Красиво ты живёшь,
Любезная сестрица! —
Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь. —
На чём ты ешь и пьёшь,
На чём сидишь,
Куда ни глянешь — всё из-за границы!» —
«Ах, если б, душенька, ты знала, —
Со вздохом Крыса отвечала, —
Я вечно что-нибудь ищу!
Я день-деньской в бегах за заграничным —
Всё наше кажется мне серым и обычным,
Я лишь заморское к себе в нору тащу:
Вот волос из турецкого дивана!
Вот лоскуток персидского ковра!
А этот нежный пух достали мне вчера —
Он африканский. Он от Пеликана!» —
«А что ты ешь? — спросила Крысу Мышь. —
Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!» —
«Ах, душенька! — ей Крыса отвечала. —
Тут на меня ничем не угодишь!
Вот разве только хлеб я ем и сало. «

Мы знаем, есть ещё семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки.
А сало. русское едят!

  • Михалков С.В. Избранные произведения в 2-х т. Т.2. Пьесы, рассказы, сказки и басни.-М.: Дет. лит., 1967.-415с. Книги писателя

© Ленинградская областная детская библиотека, 1998-2020 Мы в соцсетях:

Детский час

для детей и родителей

Басня Дмитриева «ДВА ГОЛУБЯ»

Дмитриев Иван Иванович внес свой, неповторимый вклад в развитие русской литературы. Он изменил полярность басни, отвергнув некоторую грубость, присутствующую в басенных творениях Хвостова , Хемницера. Иван Иванович наполнил басню новым содержанием и сделал все, чтобы превратить её в изящное сочинение.

(Полный текст басни приведён в конце статьи).

Басня «Два голубя» написана Иваном Дмитриевым в 1795 году. Нравоучение – не самоцель этого произведения автора, главное – это само повествование. Но, разумеется, законы жанра басни никто не отменял. Моменты просвещения, поучения, безусловно, присутствуют. Дмитриев считал, что они должны красной нитью пройти чрез все повествование творческой работы, а не только присутствовать в заключительном выводе (что принято называть моралью басни).

«Два голубя» — произведение в типично лафонтеновском стиле. (Лафонтен – известнейший французский баснописец, именно его сюжеты заимствовал Дмитриев).

Басня «Два голубя» – изящный, приятный, шутливый рассказ, обильно приправленный простыми словами и обыденными оборотами разговорного языка.

Этому сочинению присущ удивительный переход от басенного сказания к прозрачной элегии.

Проведя краткий анализ басни «Два голубя», можно сказать, что мораль этого произведения – элегическое сетование. Очень яркое, цепляющее душу:

«Я сам любил: тогда за луг уединенный,
Присутствием моей подруги озаренный,
Я не хотел бы взять ни мраморных палат,
Ни царства в небесах. Придете ль вы назад,
Минуты радостей, минуты восхищений?
Иль буду я одним воспоминаньем жить?
Ужель прошла пора столь милых обольщений
И полно мне любить?»

Эти пронзительные строки «лучшие образцы стихов элегии», как писал Вяземский в 1823 году, хотя и являются составной частью басни. В этом – весь Дмитриев: со своим изяществом и поучительностью.

Басня «Два голубя» впервые увидела свет в сборнике «И мои безделки» (1795). Она – о нравственных проблемах, о величии дружеских чувств. Дружба много значит в жизни поэта. Это – святое. Дружба – стержень, на котором держится многое. Жизненные невзгоды и сложности легче переносятся, когда кто-то рядом. Два друга-голубя вместе, но вот один «задумал погулять» по белу свету, чтобы узнать «где хорошо, где худо», а второй страдает из-за расставания. Автор призывает забыть о собственных желаниях и подумать о ближних.

«Два голубя»

Два Голубя друзьями были,
Издавна вместе жили,
И кушали, и пили.
Соскучился один всё видеть то ж да то ж;
Задумал погулять и другу в том открылся.
Тому весть эта острый нож;
Он вздрогнул, прослезился
И к другу возопил:
«Помилуй, братец, чем меня ты поразил?
Легко ль в разлуке быть. Тебе легко, жестокой!
Я знаю; ах! а мне… я, с горести глубокой,
И дня не проживу… к тому же рассуди,
Такая ли пора, чтоб в странствие пускаться?
Хоть до зефиров ты, голубчик, погоди!

К чему спешить? Еще успеем мы расстаться!
Теперь лишь Ворон прокричал,
И без сомнения — страшуся я безмерно! —
Какой-нибудь из птиц напасть он предвещал,
А сердце в горести и пуще имоверно!
Когда расстанусь я с тобой,
То будет каждый день мне угрожать бедой:
То ястребом лихим, то лютыми стрелками,
То коршунами, то силками —
Всё злое сердце мне на память приведет.
Ахти мне! — я скажу, вздохнувши, — дождь идет!
Здоров ли-то мой друг? не терпит ли он холод?
Не чувствует ли голод?
И мало ли чего не вздумаю тогда!»
Безумцам умна речь — как в ручейке вода:
Журчит и мимо протекает,
Затейник слушает, вздыхает,
А всё-таки лететь желает.
«Нет, братец, так и быть! — сказал он. — Полечу!
Но верь, что я тебя крушить не захочу;
Не плачь; пройдет дни три, и буду я с тобою
Клевать
И ворковать
Опять под кровлею одною;
Начну рассказывать тебе по вечерам —
Ведь всё одно да то же приговорится нам, —
Что видел я, где был, где хорошо, где худо;
Скажу: я там-то был, такое видел чудо,
А там случилось то со мной,
И ты, дружочек мой,
Наслушаясь меня, так сведущ будешь к лету,
Как будто бы и сам гулял по белу свету.
Прости ж!» — При сих словах
Наместо всех увы! и ах!
Друзья взглянулись, поклевались,
Вздохнули и расстались.
Один, носок повеся, сел;
Другой вспорхнул, взвился, летит, летит стрелою.
И, верно б, сгоряча край света залетел;
Но вдруг покрылось небо мглою,
И прямо страннику в глаза
Из тучи ливный дождь, град, вихрь, сказать вам словом —

Со всею свитою, как водится, гроза!
При случае таком, опасном, хоть не новом,
Голубчик поскорей садится на сучок
И рад еще тому, что только лишь измок.
Гроза утихнула, Голубчик обсушился
И в путь опять пустился.
Летит и видит с высока
Рассыпанно пшено, а возле — Голубка;
Садится, и в минуту
Запутался в сети; но сеть была худа,
Так он против нее носком вооружился;
То им, то ножкою тянув, тянув, пробился
Из сети без вреда,
С утратой перьев лишь. Но это ли беда?
К усугубленью страха
Явился вдруг Соко́л и, со всего размаха,
Напал на бедняка,
Который, как злодей, опутан кандалами,
Тащил с собой снурок с обрывками силка.
Но, к счастью, тут Орел с широкими крылами
Для встречи Сокола спустился с облаков;
И так, благодаря стечению воров,
Наш путник Соколу в добычу не достался,
Однако всё еще с бедой не развязался;
В испуге потеряв и ум и зоркость глаз,
Задел за кровлю он как раз
И вывихнул крыло; потом в него мальчишка —
Знать, голубиный был и в том еще умишка —
Для шутки камешек лукнул
И так его зашиб, что чуть он отдохнул;
Потом… потом, прокляв себя, судьбу, дорогу,
Решился бресть назад, полмертвый, полхромой;
И прибыл наконец калекою домой,
Таща свое крыло и волочивши ногу.

О вы, которых бог любви соединил!
Хотите ль странствовать? Забудьте гордый Нил
И дале ближнего ручья не разлучайтесь.
Чем любоваться вам? Друг другом восхищайтесь!
Пускай один в другом находит каждый час
Прекрасный, новый мир, всегда разнообразный!
Бывает ли в любви хоть миг для сердца праздный?

Любовь, поверьте мне, всё заменит для вас.
Я сам любил: тогда за луг уединенный,
Присутствием моей подруги озаренный,.
Я не хотел бы взять ни мраморных палат,
Ни царства в небесах. Придете ль вы назад,
Минуты радостей, минуты восхищений?
Иль буду я одним воспоминаньем жить?
Ужель прошла пора столь милых обольщений
И полно мне любить?

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

А сало русское едят

В 100 гр продукта сало:
белки — 2,92 г
жиры — 88,69 г
углеводы — 0 г

Калорийность — 700 ккал

Помните строчки, принадлежащие великому баснописцу Крылову: «а сало русское едят»? И в наши дни свиное сало пользуется большой популярностью. Давайте откроем все его тайны.

Сало – это животный жир, и нужен он организму так же, как и жир растительный. Это не просто жир, а жир подкожный, в котором содержатся клетки и сохранившиеся биологически активные вещества. Суточная доля жиров – 60-80 грамм в день, из них растительные жиры составляют одну треть. Сало близко к растительным маслам по содержанию незаменимых жирных кислот: олеиновой, линоленовой, линолевой, пальмитиновой – эти кислоты называют витамином F.

Что можно чаще услышать о сале? Оно вкусное, но оно вредное – так считают многие. Говорят, что сало вредно для печени, приводит к лишним килограммам, и вообще, что может быть хорошего в таком количестве жира.

Но в последние годы все чаще появляются публикации о том, что сало защищает от атеросклероза. Так что же получается, сало – это лекарство?

Все дело в том, что в сале в большом количестве находится витамин F. Он представляет собой соединения трех важных кислот – линолевая кислота, линоленовая кислота и арахидоновая кислота. Эти три кислоты – вместе и образуют витамин F.

Польза трех кислот проявляется в регулировании липидного обмена в сторону снижения холестерина, т.к. линолевая , линоленовая кислота и арахидоновая кислоты снижают его синтез.

Но, несмотря на то, что в сале есть эти полезные кислоты, в нем содержится большое количество холестерина. В 100 граммах сала – 95 миллиграмм холестерина, что перевешивает все полезные свойства этих кислот. Поэтому если вы съедите полкило сала за один раз, то, может стать плохо печени и поджелудочной железе, так как для переваривания жиров нужно большое количество желчи и фермента – липазы.

Поэтому в норме можно съедать в день 30 грамм сала.

Очевидно, что сало противопоказано при заболеваниях печени и желчного пузыря. Поскольку, как мы уже выяснили, для переваривания сала необходима желчь. Употребление этого продукта оказывает нагрузку на желчный пузырь и печень.

По этой же причине рекомендуется употреблять сало с острой приправой, потому что, например, горчица, хрен или аджика, стимулируют работу поджелудочной железы, улучшая, тем самым процесс переваривания сала.

Нужно иметь в виду, что не только в мясе, но и в сале тоже могут содержаться паразиты.

Свиное сало усваивается лучше, чем баранье, и это зависит от температуры плавления. Дело в том, что свиное сало плавится при температуре около 37 градусов, что примерно равно температуре нашего тела, а баранье плавится при температуре 50 градусов.

Жарить на сале полезнее, чем на сливочном масле.

Масло имеет более низкую температуру плавления, поэтому при жарке в таком масле образуется больше канцерогенов, и поскольку масло получается жидким – оно легче и больше впитывается в продукты. А сало лишь образует жирную плёнку, не давая блюду прилипать.

Но стоит иметь в виду, что шкварки вреднее просто сала. При жарке сало теряет часть своих свойств, приобретая взамен канцерогены — окисленные жиры.

Сало замедляет опьянение — обволакивая желудок, сало мешает моментальному всасыванию алкоголя через желудок. Алкоголь проходит дальше, в кишечник, где он все равно впитается, но уже постепенно.

Сало укрепляет иммунитет. А все благодаря арахидоновой кислоте, которая не только снижает уровень холестерина, но и улучшает защитные функции организма. Она необходима для выработки химических соединений, отвечающих за иммунные и воспалительные реакции.

В небольших количествах сало полезно для сердца и сосудов. Ведь в сале содержится линоленовая кислота, которая отвечает за выработку простагландинов. Эти вещества регулируют сокращение мускулатуры внутренних органов, в том числе сердечной мышцы, и поддерживают тонус сосудов.

Курильщикам тоже полезно есть сало. Дело в том, что сало содержит селен. Этот микроэлемент усиливает иммунитет и предотвращает процессы окисления в организме. Тем самым вред, который наносят сигареты, немного снижается.

Сало может быть полезно. Звучит невероятно, но мы доказали, что это так.

Витамины в сале:

* витамин А 0,005 мг
* витамин В1 0,084 мг
* витамин В2 0,051 мг
* витамин В3 0,115 мг
* витамин В6 0,04 мг
* витамин В12 0,18 мкг
* холин 15,4 мг
* линоленовая кислота

* фосфор 38 мг
* железо 0,18 мг
* цинк 0,37 мг
* медь 18 мкг
* марганец 0,002 мг
* селен 0,3 мг

А сало русское едят

Осень на Байкале. Можно ли описать словами красоту и величие природы? Передать словами чувства, бушующие в душе? Уносится вдаль чёрная просёлочная дорога, обрамлённая пожелтевшей, выцветшей травой. В зеркальных лужах плывут громадные облака. Застыло маленькое озерцо; печальные деревья в прощальной тоске любуются своим отражением. Недалеко шумит, свирепствует великое озеро. Волны цвета расплавленной ртути бьются о каменистый берег. И такое блаженство разлито кругом, что, кажется, ещё мгновение, доля секунды — и ты поймёшь тайну мироздания. И благодарность к родной земле переполняет сердце.

— Фу, грязная Россия! — бьёт словами, как пощёчиной, гламурная фря, с которой по стечению обстоятельств пришлось отдыхать совместно, и отряхивает тонкую ножку, попавшую в дорожную грязь. — Ничего не изменилось, а вообще тут раньше жили только серые крестьяне и грязные кочевники.

И написано на холеной мордашке её и пренебрежение, и возвышенное чувство принадлежности к каким-то иным мирам, видимо, сотканным из небесной лазури.

— Зачем ты так? Ты сейчас после прогулки по уникальным местам пойдёшь в дом к вполне образованным потомкам грязных кочевников и серых крестьян. Будешь уписывать за столом национальные блюда, наслаждаться гостеприимством, местными легендами и культурой.

Небесное создание морщит носик и рассказывает мне о чудесной Европе, где ничего грязного и смрадного, по её словам, не было. Хм, а не Гюго ли рассказывал, ёмко и красочно, о быте французских земледельцев? И быт этот отнюдь не сверкал бриллиантовым блеском.

— Скажи, ты сможешь подойти и плюнуть в лицо матери просто за то, что она родила и вырастила тебя здесь, а не во Франции или Англии?
— При чём здесь это? — девушка делает большие возмущённые глаза.
— При том, что хаять землю, вскормившую тебя, всё равно, что плюнуть матери в лицо.

Обижается, отходит, дуется и всем видом демонстрирует насмешку и презрение ко мне. Ну и пусть! Такие, как ты, задолбали неимоверно. Это для вас я цитирую строки:

Я знаю: есть ещё семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки…
А сало… русское едят!

А сало русское едят

Цитата из басни «Две подруги» (1945 г.) Сергея Владимировича Михалкова (1913 — 2009):

Две подруги

«Красиво ты живешь,
Любезная сестрица! —
Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь. —
На чем ты ешь и пьешь,На чем сидишь,
Куда ни глянешь — все из-за границы!» —
«Ах, если б, душенька, ты знала, —
Со вздохом Крыса отвечала, —
Я вечно что-нибудь ищу!
Я день-деньской в бегах за заграничным —
Все наше кажется мне серым и обычным,
Я лишь заморское к себе в нору тащу
Вот волос из турецкого дивана!
Вот лоскуток персидского ковра!
А этот нежный пух достали мне вчера —
Он африканский. Он от Пеликана!» —
«А что ты ешь? — спросила Крысу Мышь —
Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!» —
«Ах, душенька! — ей Крыса отвечала. —
Тут на меня ничем не угодишь!
Вот разве только хлеб я ем и сало. «

Мы знаем, есть еще семейки,
Где наше хают и бранят,
Где с умилением глядят
На заграничные наклейки.
А сало. русское едят!

А сало русское едят!

И вдруг заметил, что оказался в плотном окружении патриотов. Откуда они взялись?

Сегодня можно жить самому по себе, можно – напротив – стремиться к объединению всего человечества, к устранению междоусобиц земных и смыканию всех в сверкающем шаре всемирного гигаполиса. А тут вместо этого наши сограждане один за другим объявляют себя националистами и зачинают общее радение о благе народа русского. Те, кто в августе 1991-го радовался победе над ГКЧП, постепенно все настойчивее заговаривают о социализме (а то и Л.Д. Троцкого всем в пример ставят), и уже понятно, что это совсем не игра, что это всерьез и часто сурово – до полного отсутствия даже постмодернистской усмешки.

Что послужило, так сказать. Посмотрим по порядку. Многие ведь думали как: появится реальный выбор, и мы выберем себе такую власть, какую сочтем нужной и правильной. Думали? Думали. И где она, эта правильная власть? Что же не выбрали до сих пор?

…А разве ее выбираем мы? Нет, выбирают, даже если представить, что выборы абсолютно честные, как раз ОНИ. Они – это не какое-то мировое зло, нет, это просто другие люди, НЕ МЫ. А из кого приходится выбирать? Правильно, из кандидатов. А откуда эти кандидаты берутся? Многие ли из нас, из вас выдвигали этих самых кандидатов? Знают их лично? Могут за них поручиться? Могут, положа руку на жизненно важные органы, сказать, что да, именно этот человек и должен рулить на именно этом участке? Какие-то властолюбивые прохиндеи выдвигают себя, какие-то очень богатые личности и корпорации выдвигают своих представителей. Мы о них только и знаем, что сообщает нам бодрый рекламный ролик, где кандидат стоит на фоне развевающейся тряпочки соответствующих уровню власти цветов и обещает навести порядок. Ну, мы плюнули, дунули, на подрихтованные в фотошопе физиономии выдвиженцев посмотрели и проголосовали…

За демократией следовал космополитизм, « засыпайте рвы, переходите границы», « войти в семью цивилизованных наций» и подобное. Что имеем на деле?

На деле, во-первых, не очень похоже, что все нации, о которых шла речь, вполне цивилизованные; во-вторых, не очень похоже, что у них семья: больше смахивает на тюремную камеру, в которой пахан всегда прав, от него всякое иногда перепадает пристяжи, а те, кто не живет по установленному « паханами» « закону», мерзко, беспринципно и насильно используются паханом и его пристяжью. Все шконки в семье цивилизованных наций давно уже распределены, а потому новым членам осталось место только у отхожего места. Да, нам его радушно предлагают, попутно пытаясь прикарманить припасенные чай, нефть, газ и лес.

Ладно, это все поэзия, а вот серьезно: Соединенные Штаты – относительно молодая, очень активная и весьма агрессивная империя с замашками халифата – огнем и мечом защищает по всему миру свои шкурные интересы, прикрываясь риторикой о несении всем света подлинной веры в свободу и демократию. Демо-кратию мы уже раскритиковали выше, а об американском понимании свободы много уже в других местах написано.

Противостоять натиску варваров желают многие, но это не так просто. Старушка Европа, вон, даже пытается своего рода новую Священную Римскую Империю построить, чтобы отстоять священный сыр « рокфор» перед натиском американских дешевых суррогатов. А здесь, у нас, пока даже и строить ничего не надо – в плане империи – надо только прекратить разваливать. Патриотизм как защита собственной культуры, являющейся средой обитания нации, понятен. Но ведь культура русского интеллигента и культура русского народа – это, как в анекдоте, даже не две, а четыре большие разницы. С петровских времен сложилось, что русская элита не является частью русского народа. Да, именно в народе постоянно ищет она новую кровь, но эти лучшие, становясь интеллигентами, перестают быть народом, отказываются от его культуры в пользу культуры интеллигентской.

Слышал такую версию: господа уже так давно (иногда поколениями) не видели народа вблизи, что, представляя, каким он должен быть, влюбляются в это должное, как Энгельс любил придуманный им романтический образ идеального семейного быта пролетариев. Версия красивая, но, во-первых, неправильная (видят они народ, видят, ну в маршрутках же ездят, в метро, в магазины ходят), а во-вторых, не отвечает на вопрос, почему актуализируется не народ вообще, а именно русский народ, т.е. национальность. Что это – попытка слезть с подоконника прорубленного Петром I окна и ощутить, наконец, под ногами твердую почву? Возможно. Уже не один век русские интеллигенты пытаются считать себя европейцами. Это заметно во всем: от составляемой ими школьной программы по истории, в которой, например, и Россия, и Восток насильно привязываются к « европейским эпохам» (Средневековье, Возрождение), до их идеологических ориентиров. Даже понятие « экзотика» связывается из-за этого скорее с Востоком и Югом, нежели с Западом.

Не только собственный народ, но и народы желанной Европы русскую интеллигенцию европейской не считают и у приехавшего в Амстердам русского кандидата наук, которому там нравится и который, вопреки реальности, чувствует себя « наконец-то дома», вежливо спрашивают, не соскучился ли он по снегу и медведям на улицах.

Грубо говоря, вняв, наконец, всевозможным голосам, включая собственный внутренний, русский интеллигент заметил, что он не живет в « общеевропейском доме», а лишь заглядывает снаружи в его окно. Западная культура, которую он теперь видит уже не через « железный занавес» и может рассмотреть в подробностях, не может питать его: у нее нет ресурсов, чтобы кормить такой прожорливый организм; мюсли и шпинат он едой не считает и, даже если ест их, заедает салом, вспоминая, как человек культурный, классическое стихотворение Михалкова:

И далее, как герои Салтыкова-Щедрина, задумывается: вот, я ем сало, а это сало было свиньей, которую вырастил какой-нибудь крестьянин, а интересно, этот крестьянин. etc. И понимает вдруг, что именно этот крестьянин и есть его настоящая культурная среда, а вовсе не Европа с ее смешными мюслями и какими-то ущербными мыслями. Поскребет русский интеллигент в задумчивости затылок по-русски. а тут из-под самой его кожи еще и татарин начнет проглядывать, – какая уж тут Европа. Дом – тут.

Конечно, прекрасно было бы жить в сверкающем всемирном гигаполисе, но нету пока никакого всемирного гигаполиса. Есть дом, в который ломятся с пустыми мешками грабители, возомнившие себя мировыми баронами, предлагая русскому интеллигенту самому наполнить их мешки, после чего они, может быть, пустят его, как золушку, еще раз поглазеть в окошко – на « бал цивилизованных наций», а еще дадут за услуги соево-арахисовую конфету « Сникерс» и – для созвучия ему – « Taмпакс», но, глядя на такое их поведение, бывший правоверный постмодернист уже начинает сомневаться в своей вере: не превратится ли в полночь « Тампакс» в банальную выдолбленную тыкву, ехидно улыбающуюся, возвещая праздник различной нечисти? И русский интеллигент крепче сжимает в руке русское сало и, для верности, подвигается ближе к русскому (тот уж в своей национальности не сомневается пока) рабочему или крестьянину.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: