404 Страница не найдена

Библиотека искусств им. А.П. Боголюбова
127030, Москва, Сущевская ул, 14

вторник – суббота
10:00 – 22:00
воскресенье
10:00 – 20:00
Понедельник – Выходной
Последний вторник каждого месяца – санитарный день.

Отдел «Детская библиотека»
Новослободская ул, д. 49/2

вторник – суббота
10:00 – 21:00
воскресенье
10:00 – 20:00
Понедельник – Выходной
Последний вторник каждого месяца – санитарный день.

Поэзия Марины Цветаевой

Поэзия Цветаевой — свободный полет души, безудержный вихрь мысли и чувства. Смело порывая с традиционными правилами стихосложения, ритмики, строфики, метафорического и образного строя, она создает особую, непривычную ткань поэтического текста и неповторимый художественный мир. Заслуга поэтессы в том, что она не ограничивается чисто внешним формалистическим новаторством, которым так увлекались ее современники, в частности Маяковский — певец «революционной нови». Строю стихотворений Цветаевой свойственны порывистая резкость, перебои, неожиданные паузы; рубленность и выход за рамки стихотворной строфы, и сообща с тем им присуща гибкость и пластичность, и когда все это сливается в симфонию звуков и смыслов, в могучий поток, то читатель слышит живое дыхание поэтессы.

Стихотворчество для нее — образ жизни, без него она просто не мыслила своего существования. Она писала много, в любом состоянии души. Она не раз признавалась, что стихи ее «сами пишутся», что они «растут, как звезды и как розы», «льются настоящим потоком». Как тут не вспомянуть Пушкина, который так же легко и свободно отдавался полету поэтического вдохновения:
И мысли просятся к перу,

Минута, и стихи свободно потекут!

Сравнение с потоком как нельзя более подходит к творчеству Цветаевой, потому что неудержимую стихию ее стихов невозможно заковать ни в какие границы. Магией поэтессы ее устремления, порывы чувств и мыслей словно воплощаются в стихах, которые, отделяясь от ее творящего духа, обретают жизнь и свободу. Мы почти ощутимо видим и слышим, как они летят

Вместе с зорями,

Вчитываясь в ее стихи, начинаешь понимать, что Цветаева воспринимала поэзию как живое существо, как возлюбленного: она была с ней на равных и, следуя закону Любви, отдавала себя всю без остатка, и чем больше отдавала, тем больше получала взамен. Эта священная любовь к поэзии требовала от нее, чтобы она вечно оставалась собой, была беспощадно честной в суде над своими мыслями и чувствами. Поэтому не правы те, кто видит демоническую гордыню и надменность в ее вольном и дерзком обращении к Богу, с которым она ощущает свою «равновеликость»:

Два солнца станут, — о Господи, пощади!

Одно на небе, другое — в моей груди.

Цветаева отрекается от «горизонтали», от всего, что покорно стелется и разливается по плоскости, лежит на поверхности. Таков для нее образ моря, которого она, по своему признанию, никогда не любила и не понимала. Морю она противопоставляет «вертикаль», символ устремления ввысь. Не случайно в ее стихах так часто возникает образ горы, с которой она нередко отождествляет себя. В письме к Пастернаку она говорит: «Я люблю горы, преодоление, фабулу в природе, становление». Слово Цветаевой — особый дар, возвышающий ее над всеми. Но это — и проклятие, рок, висящий над поэтом и неумолимо влекущий к погибели:

Пел же над другом своим Давид,

Хоть пополам расколот.

Тому, кто обладает поэтическим, пророческим «голосом», «долг повелевает — петь». Поэтическое призвание для нее — «как плеть», а тех, кто не способен «петь», она называет «счастливцами и счастливицами». И в этом она абсолютно искренна, потому что всякий основательный поэт в своих стихах жертвенно проживает мучительные состояния, соблазны, искушения, ради того чтобы мы — слушатели и читатели — учились жизни, опираясь на их добросердечный опыт. Однако Цветаева не хочет, чтобы из нее делали объект поклонения, она вечно оставалась человеком, подверженным случайностям жизни, обреченным смерти, и более того в жертвенном служении она не уставала радоваться жизни:

Кто создан из камня, кто создан из глины, —

А я серебрюсь и сверкаю!

Мне дело — измена, мне имя — Марина,

Я — бренная пена морская.

Слово «измена» следует понимать не в житейском обывательском смысле — как будто поэтесса бездумно и легкомысленно меняла свои пристрастия, мысли и идеалы. Нет, для нее измена — это принцип становления, развития, вечного движения.

Тезисы научно-исследовательской работы по теме: «Литературное окружение Марины Цветаевой»

В 2012 году исполнилось 120 лет со дня рождения Марины Ивановны Цветаевой. Она была подлинным поэтом, а значит, согласно собственной формуле, «утысячеренным человеком», которому свойственно «равенство дара души и глагола». Свидетельством этому являются ее произведения: более 800 лирических стихотворений, 17 поэм, 8 пьес, около 500 произведений в прозе, свыше 1000 писем.

Тема работы: «Литературное окружение Марины Цветаевой».

Цель: проанализировать и понять причины неоднозначного восприятия личности и творчества поэта.

• «Душа, не знающая меры»;

• «Мне абсолютно все равно –

Где совершенно одинокой…»

II. Истоки неординарности личности Марины Цветаевой

Начало XX столетия… На небосклоне русской поэзии целая плеяда ярких, неповторимых имен: Блок, Бунин, Ахматова, Волошин, Бальмонт и многие другие.

Что же позволило Марине Цветаевой не потеряться, не раствориться в этой россыпи звезд? Что ей позволило сохранить свою самобытность, неординарность?

Есть замечательные строки Иоганна Гёте: «Если хочешь знать поэта, ты в страну его последуй…». Страна Цветаевой – это отчий дом в московском Трехпрудном переулке. С уверенностью можно сказать, что внутренняя культура, интеллигентность, исходили от родителей: отца – Ивана Владимировича Цветаева и матери – Марии Александровны Мейн. Родители оказали на душевный строй Марины огромное влияние. От матери ей достались любовь к музыке, природе, стихам. От отца Цветаева унаследовала «страсть к труду, отсутствие карьеризма, простоту, отрешенность».

Цветаева предстает человеком сложным и противоречивым: гордая, своенравная, эгоцентричная, четко осознающая собственное избранничество.

Бог меня – одну поставил

Посреди большого света.

— Ты не женщина, а птица,

Посему – летай и пой.

А с другой стороны, ни гордыни, ни жажды славы, ни зависти, ни самолюбования, а четкое осознание, что любой талант дан человеку волею Небес, и этот крест нужно терпеливо нести до конца.

Поэтому и восприятие Марины Цветаевой ее современниками, ее литературным окружением было неоднозначным.

III. Разнообразные отношения Марины Цветаевой и ее литературное окружение

Теплые отношения связывали Марину Цветаеву с Мальденштамом и Бальмонтом, с Павлом Антокольским. Она охотно принимала восхищения Андрея Белого. Боготворила Блока, которому посвятила прекрасный цикл стихотворений. Но при этом оставалась одиноким странником в мире поэзии…

Марина Цветаева признавалась: «Из равных себе по силе я встретила только Рильке и Пастернака». Переписка с Рильке завязалась весной 1926 года, после того как он, по просьбе Пастернака, выслал Марине в подарок два своих сборника.

В какой-то момент тяжелобольного Рильке начала тяготить цветаевская манера общения – безудержная, требовательная, категоричная, — и он перестал отвечать на ее письма.

Не чужд ей был Бунин с его виртуозной, отточенной прозой, прозой по-настоящему поэтической. «Я только не согласна, — писала Марина Цветаева в дни нобелевских торжеств, — ибо несравненно больше Бунина: и больше, и человечнее, и своеобразнее, и нужнее – Горький. Горький – эпоха, а Бунин – конец эпохи». Правду сказать, и Бунин категорически отвергал поэзию Цветаевой…

Из эмигрантских литературных кругов особенно не приняли ее независимость и талант Гиппиус, Мережковский, Адамович.

Прямота и независимость Марины Ивановны раздражали коллег не меньше, чем ее своеобразная поэтическая манера и романтизм. Ариадна Эфрон так писала о матери: «Общение с Мариной Цветаевой мог выдержать далеко не каждый. Эти Эвересты чувств (всегда Эвересты по выси, Этны и Везувии по накалу)… Воздух ее чувств был раскален и разряжен, она не понимала, что дышать им нельзя – только раз хлебнуть! …у людей от нее делалась горная болезнь».

Рамки работы позволяют подробнее остановиться на взаимопониманиях Цветаевой с людьми, сумевшими понять и принять, поддержать, равновеликими по таланту и духу: М.Волошиным и Б.Пастернаком.

IV. Марина Цветаева и Максимилиан Волошин

Дружба с Волошиным сыграла большую роль в жизни Марины Цветаевой.

«М.Волошину я обязана первым самосознанием себя как поэта», — отмечала она в 1932 году. 1 декабря Цветаева дарит Волошину свой первый стихотворный сборник «Вечерний альбом». 2 декабря датировано обращенное к Цветаевой стихотворение Волошина «К Вам душа так радостно влекома», где поражают строки:

Кто Вам дал такую ясность красок?

Кто Вам дал такую точность слов?

Смелость все сказать: от детских ласок

До весенних, новолунных снов?

Ваша книга – это весть «оттуда»,

Утренняя благостная весть.

Я давно уж не приемлю чуда,

Но как сладко слышать: «Чудо – есть!»

Поняв человека до конца, Волошин принимал его целиком, и ни разочароваться в нем, ни «отречься» от него уже не мог. «Он меня любил и за мои недостатки», — отмечала сама Марина.

Неизбалованная человеческой теплотой, благодарная за каждое ее проявление Цветаева пронесла глубокое уважение и дружеское чувство к Волошину через всю жизнь, воздав должное его памяти в очерке «История одного посвящения» и в блестящих по глубине проникновения воспоминаниях «Живое о живом», несомненно, лучших из всего написанного о Волошине.

Сам Коктебель, обетованная земля для многих поэтов.

30 августа Цветаева пишет его матери: «Коктебель 1911 года – счастливейший год моей жизни, никаким российским заревам не затмить того сияния». «Одно из лучших мест на земле»…».

V. Марина Цветаева и Борис Пастернак

Они встречались изредка и были мало знакомы. По словам Цветаевой: «Три – четыре беглых встречи – и почти безмолвных, ибо никогда, ничего нового не хочу».

Вскоре Пастернак прочел изданные в 1921 году «Версты» и написал

Цветаевой письмо. Спустя тридцать пять лет Пастернак рассказывал об этом в своей биографии: «В нее надо было вчитаться. Когда я это сделал, я ахнул от открывшейся мне бездны чистоты и силы. Ничего подобного нигде кругом не существовало». Между Цветаевой и Пастернаком завязалась переписка.

Как в поэзии, так и в жизни Марина Цветаева ставила своих героев в такие ситуации, когда любящие разъединены и не могут сойтись. Идеальный образ любимого человека для нее дороже, чем близкий, осязаемый. В то же время, не отрицая общепринятых проявлений любви, она сдирает телесную оболочку, как бы освобождая от земных уз – от оков косной материи и низкой чувственности.

«Люблю тебя». Цветаева в эти слова заключает все переживания любви. Как бы создавая новую реальность – реальность души. По сути своей это высокий романтизм с характерным для него пониманием любви – к недоступному, к неосуществимому.

Рас-стояние: вёрсты, мили…

Нас рас-ставили, рас-садили,

Чтобы тихо себя вели,

По двум разным концам земли.

Рас-стояние: вёрсты, дали…

Нас расклеили, распаяли,

В две руки развели, распяв,

И не знали, что это сплав…

В нем она обрела ту слуховую прорву, которая единственно вмещала её с той же ненасытимостью, с какой она творила, жила, чувствовала.

Пастернак любил её, понимал, никогда не судил, хвалил – и возведённая циклопической кладкой стена его хвалы ограждала её от несовместимости с окружающим, от неуместности в окружающем…

Не волнуйся, не плачь, не труди

Сил иссякших и сердца не мучай.

Ты жива, ты во мне, ты в груди,

Как опора, как друг и как случай.

Отношения, завязавшиеся между обоими поэтами, не имели и не имеют себе подобных – они уникальны. Два человека – он и она! Равновозрастных, равномощных во врожденном и избранном (наперекор внушавшейся им музыке, наперекор изобразительности окружавших их искусств!) поэтическом призвании, равноязыких, живущих бок о бок в одно и то же время, в одном и том же городе и в нем эпизодически встречающихся, обретают друг друга лишь в письмах и стихах, как в самом крепком из земных объятий!

Это была настоящая дружба, подлинное содружество и истинная любовь.

Проанализировав неординарность личности Марины Цветаевой, разнообразные отношения с ее литературным окружением, я пришла к выводу, что причиной неоднозначного восприятия поэта является то, что с первых стихов она гордо несла поэтическую неприкаянность, обрекая себя на недопонятость, но ни на секунду не сомневаясь в том, что последнее слово – в веках – останется за ней.

Сегодня пишутся многочисленные монографии, статьи в надежде постигнуть творческие бездны этой обнаженной души (один из современников охарактеризовал Цветаеву как «человека с содранной кожей»). Поэтому надеюсь, что работа сможет внести хотя бы частицу в понимание цветаевского макрокосма, его неисчерпаемости.

Да, Марина Цветаева была великим поэтом, опережающим время. «И когда она поняла, что в эмиграции «она не нужна», а в России 40-х годов «невозможна», то рванулась вперед – в Будущее! В неувядаемую Память Человечества!»

VII. Список литературы

Copyright © 2010—2020
ООО «Современные медиа технологии в образовании и культуре»

Поддержка
(495) 589-87-71

Сервис «Комментарии» — это возможность для всех наших читателей дополнить опубликованный на сайте материал фактами или выразить свое мнение по затрагиваемой материалом теме.

Редакция Информио.ру оставляет за собой право удалить комментарий пользователя без предупреждения и объяснения причин. Однако этого, скорее всего, не произойдет, если Вы будете придерживаться следующих правил:

  1. Не стоит размещать бессодержательные сообщения, не несущие смысловой нагрузки.
  2. Не разрешается публикация комментариев, написанных полностью или частично в режиме Caps Lock (Заглавными буквами). Запрещается использование нецензурных выражений и ругательств, способных оскорбить честь и достоинство, а также национальные и религиозные чувства людей (на любом языке, в любой кодировке, в любой части сообщения — заголовке, тексте, подписи и пр.)
  3. Запрещается пропаганда употребления наркотиков и спиртных напитков. Например, обсуждать преимущества употребления того или иного вида наркотиков; утверждать, что они якобы безвредны для здоровья.
  4. Запрещается обсуждать способы изготовления, а также места и способы распространения наркотиков, оружия и взрывчатых веществ.
  5. Запрещается размещение сообщений, направленных на разжигание социальной, национальной, половой и религиозной ненависти и нетерпимости в любых формах.
  6. Запрещается размещение сообщений, прямо либо косвенно призывающих к нарушению законодательства РФ. Например: не платить налоги, не служить в армии, саботировать работу городских служб и т.д.
  7. Запрещается использование в качестве аватара фотографии эротического характера, изображения с зарегистрированным товарным знаком и фотоснимки с узнаваемым изображением известных людей. Редакция оставляет за собой право удалять аватары без предупреждения и объяснения причин.
  8. Запрещается публикация комментариев, содержащих личные оскорбления собеседника по форуму, комментатора, чье мнение приводится в статье, а также журналиста.

Претензии к качеству материалов, заголовкам, работе журналистов и СМИ в целом присылайте на адрес

Информация доступна только для зарегистрированных пользователей.

Уважаемые коллеги. Убедительная просьба быть внимательнее при оформлении заявки. На основании заполненной формы оформляется электронное свидетельство. В случае неверно указанных данных организация ответственности не несёт.

Наследие Марины Цветаевой

Архив новостей и событий феодосийского музея Марины и Анастасии Цветаевых
вернуться к последним новостям

13 марта 2014 — Экспресс-выставка «Мои письма всегда хотят быть написанными!»
Из эпистолярного наследия Марины Цветаевой»

Дарственная надпись цветаеведа Галины Ванечковой на книге «Марина Цветаева. Спасибо за долгую память любви… Письма к Анне Тесковой 1922-1939 г.»

Фрагмент выставки. В центре — рисунок Константина Родзевича (1960 -е годы)

Экспресс-выставка «Мои письма всегда хотят быть написанными!» Из эпистолярного наследия Марины Цветаевой»

В музее Марины и Анастасии Цветаевых открылась экспресс-выставка «Мои письма всегда хотят быть написанными!» Из эпистолярного наследия Марины Цветаевой».

На выставке широко представлена переписка Марины Цветаевой с немецким писателем Райнером Мария Рильке, русским поэтом Борисом Пастернаком, молодыми поэтами Николаем Гронским и Анатолием Штейгером, художницей Людмилой Чириковой-Шнитниковой, личным секретарем Льва Толстого Валентином Булгаковым, переводчицей Анной Тесковой, художницей Натальей Гончаровой и др.

Письма Марины Цветаевой – явление особого рода: к ним неприложимо традиционное наименование эпистолярной прозы. Для Марины Цветаевой переписка была и способом самовыражения, и видом общения. В одном из писем к Борису Пастернаку поэтесса признавалась: «Мой любимый вид общения – потусторонний: сон: видеть во сне. А второе – переписка. Письмо как некий вид потустороннего общения, менее совершенного, нежели сон, но законы те же. Ни то, ни другое – не по заказу: снится и пишется не когда нам хочется: письму – быть написанным, сну – быть увиденным. (Мои письма всегда хотят быть написанными!)».

За всю свою жизнь Марина Цветаева написала огромное количество писем. В Собрание сочинений Цветаевой, вышедшее в 1993-1995 гг. (М.: Эллис Лак), было включено более 1000 ее писем. Однако это только малая часть широкого творческого наследия поэта. Значительная часть материалов была закрыта до 2000 года в РГАЛИ дочерью Цветаевой Ариадной Эфрон. Она аргументировала это решение обостренным интересом широкой публики к личной жизни поэта. В личной беседе с директором РГАЛИ Натальей Волковой Ариадна Сергеевна говорила: «Я не хочу, чтобы личная трагедия моей матери заслонила ее как поэта». Закрытию, в основном, подлежали черновые тетради, где творческие заготовки соседствовали с черновиками писем и дневниковыми записями, записные книжки, переписка, некоторые биографические документы.

В 2000 г. был открыт архив Марины Цветаевой, опубликованы ее записные тетради, ранее не издававшаяся семейная переписка, дневники Георгия Эфрона, сына М. И. Цветаевой, и другие материалы. Кроме того, в печати появилась ее переписка с Борисом Пастернаком, считавшаяся ранее безвозвратно утерянной, новые письма к Константину Родзевичу, Николаю Гронскому, Вадиму Рудневу, Наталье Гончаровой, Кристине Кротковой, Наталье Гайдукевич, Борису Бессарабову и др. (всего около 300 единиц).

Вышли двумя изданиями письма к Анне Тесковой, ранее издававшиеся с большими купюрами. Ряд неопубликованных писем найден в различных архивах, выявлены и расшифровываются черновики писем в рабочих тетрадях и записных книжках. В 2012 году в издательстве «Эллис Лак» был выпущен первый том писем Марины Цветаевой (1905-1923 гг.). Во второй том эпистолярного наследия Марины Цветаевой (увидел свет в 2013 г.) включены письма поэта за 1924-1927 гг., отражающие жизнь Цветаевой за рубежом.

Общение с людьми, близкими ей по духу, приводило Цветаеву в творческое, почти экстатическое состояние. В своей переписке с Рильке, Пастернаком, Гронским, Штейгером и другими людьми Цветаева была, прежде всего, художником, творцом. Она предельно поэтизировала свои отношения с людьми, делала каждое письмо художественным произведением, где изливала «душу». Вдохновляясь образом, созданным в ее воображении, Цветаева словно забывала о живом человеке, с которым переписывалась, теряя из виду его будничные, «земные» приметы.

Особое место занимают письма поэта к «равновеликим»: Рильке, Пастернаку. Лето 1926 г. подарило нам переписку всех троих; после кончины Рильке продолжился диалог Цветаевой с Пастернаком, начавшийся еще в 1922 году.

История эпистолярного «романа» М. Цветаевой и немецкого поэта Р. М. Рильке восходит к марту 1926 года, когда Борис Пастернак, находящийся в Москве, в один день получил «Поэму конца» Марины Цветаевой и письмо из Мюнхена от отца, художника Леонида Пастернака. Л. О. Пастернак сообщал сыну, что Райнер Мария Рильке, с которым он был знаком в молодые годы, с удовольствием прочел стихи его сына и искренне обрадован его ранней славой. Борис Пастернак, взволнованный воодушевляющими корреспонденциями, через восемнадцать дней решается сам написать Рильке. Но так как прямой почтовой связи между Швейцарией и СССР не было, письмо к Рильке должно было идти через посредника. Борис Пастернак отправил его на имя М. Цветаевой, на ее парижский адрес, представив ее как своего друга и поэтессу.

В начале мая Рильке ответил на это письмо, вложив его в конверт на имя М. Цветаевой, которой надлежало переправить его дальше, в Россию. Марине Цветаевой также было адресовано письмо, в котором Рильке писал: «Находясь в прошлом году в Париже, почти восемь месяцев, я снова завел знакомство с моими русскими друзьями, с которыми не виделся 25 лет. Но почему, спрашиваю я себя сейчас, — почему мне не дано было встретить Вас, Марина Ивановна Цветаева? После письма Бориса Пастернака, мне думается, что такая встреча нам обоим принесла бы глубокую душевную радость. Нельзя ли будет это когда-нибудь наверстать».

Спустя два дня в дополнение к письму пришли по почте две книги Рильке — «Сонеты к Орфею» и «Дуинские элегии». Последняя имела надпись: «Марине Ивановне Цветаевой / Касаемся друг друга. Чем? Крылами. / Издалека свое ведем родство. / Поэт один. И тот, кто нес его, / Встречается с несущим временами».

Чувство духовной близости сразу устанавливается между поэтами, обусловив интонации, характер и стиль диалога. Это — разговор людей, понимающих друг друга с полуслова и как бы посвященных в одну и ту же тайну. Каждый из собеседников видит в другом поэта, предельно близкого ему по духу и равного по силе. Идет диалог и состязание равных (о чем всегда мечтала Цветаева). «Из равных себе по силе я встретила только Рильке и Пастернака», — заявляла Цветаева девять лет спустя.

В результате создаётся уникальный эпистолярный «роман на троих». До реальной встречи Рильке не дожил: он внезапно умер от белокровия в конце 1926 года. Неожиданной была смерть Рильке и для Марины. Потрясённая внезапным уходом Рильке, Марина начинает и заканчивает 7 февраля 1927 года удивительное произведение «Новогоднее», посвящённое памяти так никогда не увиденного человека – творца. «Новогоднее» – плач по поэту, крик души Цветаевой.

Можно сказать, что это трагическое событие отчасти определило дальнейшую судьбу Цветаевой и ее творческую биографию. Во многом видоизменило оно и взаимоотношения Пастернака с Цветаевой. Переписка, прервавшаяся в июле и понемногу возобновившаяся в феврале 1927 года, неумолимо замирала и охладевала. «. Ты моя последняя надежда на всю меня, ту меня, которая есть и которой без тебя не быть», — пишет ему Цветаева 31 декабря 1929 года.

С 1936 г. Марина Цветаева и Борис Пастернак не переписывались. Все последующее – эпилог романа, который Ариадна Эфрон характеризует так: «…с заоблачностью их дружбы было покончено: однажды сойдя с такой высоты, вторично подняться на нее невозможно, как невозможно дважды войти в одну и ту же реку».

Особое внимание обращает на себя переписка Марины Цветаевой с Анной Тесковой. На выставке представлена книга «Марина Цветаева. Спасибо за долгую память любви… Письма к Анне Тесковой 1922-1939 г.», вышедшая в 2009 году и являющаяся совместным русско-чешским проектом издательства «Русский путь», Национальной библиотеки Чешской Республики – Славянской библиотеки и Дома-музея Марины Цветаевой (г. Москва). На книге есть дарственная надпись цветаеведа, руководителя Общества и Центра Марины Цветаевой в Праге Галины Борисовны Ванечковой «Музею Марины и Анастасии Цветаевых – из Праги, вблизи от Горы – Смиховского холма.

Г. Ванечкова. 31.10. 2010 г.» Книга включает 140 сохранившихся писем Марины Цветаевой Анне Тесковой.

Анна Тескова – переводчик, писательница, преданный цветаевский друг на протяжении всей ее эмиграции. Марина Ивановна регулярно писала письма Тесковой с 1925 по 1939 г., включая день отъезда из Франции. Переписка двух незаурядных личностей XX века началась в ноябре 1922 года, спустя три месяца после приезда поэта в Чехословакию.

Примечательно последнее письмо Цветаевой Тесковой перед отъездом в СССР: «Кончается жизнь 17 лет. Какая я тогда была счастливая! А самый счастливый период моей жизни – это – запомните! – Мокропсы и Вшеноры… Мечтаю о встрече на Муриной родине, которая мне роднее своей. Оборачиваюсь на звук ее – как на свое имя. Сейчас уже не тяжело, сейчас уже – судьба. Обнимаю Вас и всех ваших, каждого в отдельности и всех вместе. Люблю и любуюсь. Верю как в себя».

В истории эпистолярного наследия Цветаевой и судьбы ее архива в целом единственный случай сохраненной двусторонней переписки — это переписка с молодым поэтом Николаем Гронским. Переписка сохранилась полностью, так как после трагической гибели Гронского его мать, по просьбе Цветаевой, вернула ее письма. Знакомство двух поэтов произошло в начале 1928 года в Париже. Гронский пришел к Цветаевой, чтобы попросить для прочтения ее книги. «Помню мое первое чувство к Н. П., на его первый ко мне приход – без зова! – было благодарность за то, что я все-таки кому-то нужна, хотя бы в виде моих книг…» — писала Марина Цветаева матери Гронского.

Знакомство быстро переросло в дружбу. Переписка продолжалась до 1933 года. А 21 ноября 1934 года Николая Гронского сбил поезд парижского метро на станции Пастер и через несколько часов он скончался в госпитале Неккер от потери крови. Три недели спустя газета «Последние новости» опубликовала его поэму «Белладонна», которая стала открытием большого поэта, тем более неожиданным открытием, что при жизни Гронский своих стихов не печатал.

Переписка Марины Цветаевой и Николая Гронского была опубликована в книге «Марина Цветаева. Николай Гронский. Несколько ударов сердца. Письма 1928-1933 годов» в 2003 году. В книгу вошли 99 писем Цветаевой (ранее напечатано было 61) и 44 Гронского (не печатались никогда).

Безусловно, эпистолярное наследие Марины Цветаевой будет пополнено новыми письмами, хранящимися в частных архивах и коллекциях. Их публикация – дело будущего.

Марина Федоренко, научный сотрудник феодосийского музея Марины и Анастасии Цветаевых

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: