Главная » Державин » Державин стихи и оды
Автор книги: достоевская
23.12.2017
Сборник стихов цветаевой
23.12.2017

Державин стихи и оды

державин стихи и оды

Державин стихи и оды

Гаврила Державин

Представитель русского классицизма. Торжественные оды, проникнутые идеей сильной государственности, включали сатиру на вельмож, пейзажные и бытовые зарисовки, религиозно-философские размышления ( «Фелица» , 1782; «Вельможа» , 1774-94; «Бог» , 1784; «Водопад» , 1791-94); лирические стихи.

Стихи (37):

На тленность

Аристиппова баня

Признание

Евгению. Жизнь Званская

Цепочка

Лебедь

Шуточное желание

Снигирь

Русские девушки

Похвала сельской жизни

К музе

На тщету земной славы

Заздравный орёл

Памятник

Приглашение к обеду

Водопад

Вельможа

Ласточка

Соловей

Храповицкому

На птичку

На взятие Измаила

На счастие

Философы, пьяный и трезвый

Решемыслу

Видение Мурзы

Фелица

На рифмоплёта

К первому соседу

Властителям и судиям

На смерть князя Мещерского

Кружка

Модное остроумие

Правило жить

На тленность

Предсмертное стихотворение. Державин умер 8 июля.

Аристиппова баня

Аристипп (V-IV вв. до н. э.) — греческий философ, учивший, что высшее благо заключается в разумном наслаждении, причём удовольствия должны наполнять душу человека только мирными радостями, чуждыми страстных увлечений.

аркадские утехи, Темпейский дол, гесперский сад, Цитерски резвости и смехи . — Аркадия — страна в Греции; в литературе эпохи классицизма — идиллическая страна счастливых пастухов. Темпейская долина (славилась в древности красивой природой) — символ земного рая. Сад Гесперид — согласно мифологии, сад на счастливом острове, где росли золотые яблоки. Остров Цитера (Кифера) — один из островов греческого Архипелага, на котором процветал культ Афродиты, богини любви и красоты.

ссылка Аполлона . — Зевс убил молнией сына Аполлона Эскулапа, великого врача, за то, что он своим искусством не давал людям умирать и сделал их фактически бессмертными. Аполлон убил циклопов, сковавших молнию, и в наказание за это должен был некоторое время жить на земле и пасти коров фессалийского царя Адмета.

фиял — кубок, чаша.

Арета (точнее, Аретэ) — значит в переводе: добродетель, достоинство.

Но быть богатым, купно святу и т. д. — т. е. богатому трудно быть святым.

орлу крылату Иглы сквозь пролететь ушей . — Перефразировка евангельского выражения: «верблюду пролезть сквозь игольное ушко».

Признание

Евгению. Жизнь Званская

Стихотворение посвящено другу Державина епископу Евгению Болховитинову (1767-1837), историку, археологу и историку литературы. Евгений с 1804 по 1808 жил в Хутынском монастыре, в 60 верстах от имения Державина Званки, где последний проводил каждое лето.

позор — т. е. зрелище.

Барашков в воздухе — «Т. е. бекасы, кои кричат, как барашки…» (Объяснение Державина).

гром жолн — Желна — дятел. Гром жолн — «отголоски их, когда они долбят деревья и производят звук» (Объяснение Державина).

манжурской иль левантской — «Манжурский, т. е. запах чайный; левантский — кофейный, т. е. что первый родится в Китае (а второй в Аравии) и доставляется чрез торг левантский» (Объяснение Державина).

в Вестнике — в журнале «Вестник Европы».

Ковров и кружев и вязани — В Званке были небольшие фабрики: ковровая и суконная.

больных в больнице, врач — «Была там небольшая для крестьян больница» (Объяснение Державина).

в ерошки, в фараон — «Ерошки — карточная шутовская игра… Фараон — шуточное название карточной игры банку» (Объяснение Державина).

зеркало времён — «Зеркало времён здесь называется история» (Объяснение Державина).

Блестят и жучки в епанечках — «Т. е. посредственные мысли, хорошо сказанные, чистым слогом, делают красоту сочинения» (Объяснение Державина).

липца, воронка и чернопенна пива — «Липец, мед, наподобие вина приуготовленный, жёлтого цвета, воронок — тоже мёд, но чёрный, с воском варенный, — напитки, которые бывают очень пьяны, особливо последний, так что у человека при всей памяти и рассудке отнимутся руки и ноги; пиво чёрное кабацкое тоже весьма крепкое» (Объяснение Державина).

Древ русских сладкий сок до подвенечных бревен — Яблочный или берёзовый сок, который делали наподобие шампанского.

с громом пьём — «Т. е. с пушечной пальбой» (Объяснение Державина).

Пернатый к потолку лаптой мечу леток — игра в волан.

стёкла оптики — Имеется в виду разновидность волшебного фонаря.

в мрачном фонаре — Державин имеет в виду камеру-обскуру, в которой «супротивные натуральные предметы представляются в малом виде весьма живо…» (Объяснение Державина).

Как сквозь чугунных пар столпов на воздух бьёт — «Огненная паровая машина».(Объяснение Державина).

Марииной рукой прядутся — «Императрица Мария Феодоровна выписала из Англии прядильную машину, на которой один человек более нежели на сто веретенах может прясть» (Объяснение Державина).

Все прелести, красы берутся с поль царицы — «Т. е. красильня, где красят шёлк, шерсть, лён и бумагу травными растениями, сбирая оные с царицы полей, т. е. Флоры» (Объяснение Державина).

милицы — т. е. ополчения.

Ленивым строем плыв, страшат тварь влаги стуком — «Рыбная ловля, называемая колотом, в которой несколько десятков лодочек, в каждой с двумя человеками, спустя в воду сетки, тихохонько или лениво ездят и стучат палками в лодки, производя страшный звук, от чего рыба мечется как бешеная в реке и попадает в сетки» (Объяснение Державина).

мой храмовидный дом — «Дом автора был с куполом и с колоннами и немного похожий на храмик» (Объяснение Державина).

с тихогрома струн — Тихогром — перевод слова «фортепьяно».

Но мещет днесь и он перуны — Державин имеет в виду войну 1806-1807.

Темиру новому под Пультуском, Прейсш-лау — Темир (Тамерлан) — азиатский завоеватель XIV века. Имеется в виду Наполеон. Сражения под Пултуском и Прейсиш-Эйлау были относительно успешны для русской армии.

И скрыл орла седого славу — Граф М. Ф. Каменский (1738-1809) был назначен главнокомандующим, но через несколько дней был сменён Беннигсеном.

холм тот страшный — В саду был холмик, на котором любил сидеть Державин. Далее Державин имеет в виду легенду о том, что один из новгородских вождей был волхв, от которого и получила своё название река Волхов. Этот волхв якобы был похоронен под холмом у дома Державина.

Чрез Клии — Клио — муза истории. Евгений в 1806 напечатал в журнале «Друг просвещения» биографии ряда писателей, в том числе и самого Державина.

Цепочка

Лебедь

Подражание оде Горация «К Меценату». Лебедь — символ поэзии и света. Державин писал об этом стихотворении: «Непростительно бы было так самохвальствовать; но как Гораций и прочие древние поэты присвоили себе сие преимущество, то и автор тем пользуется, не думая быть осуждённым за то своими соотечественниками, тем паче что поэзия его — истинная картина натуры».

Не задержусь в вратах мытарств . «Как у католиков признаётся чистилище, — в греко-российской церкви мытарства, или заставы, из духов состоящие, где умершие души должны дать отчёт в злых и добрых своих делах добрым и злым духам по имеющимся у них записным тетрадям».

Средь звёзд не превращусь я в прах . «Средь звёзд, или орденов совсем не сгнию так, как другие».

Чтобы услышать богу песнь . Державин имеет в виду свою оду «Бог» .

И, проповедуя мир миру, себя всех счастьем веселил . «Сими двумя стихами означает автор, что он сочинил миролюбивые правила третейского совестного суда, которые хотя императором Александром благосклонно приняты во время его отправления должности министра юстиции, но чрез пронырство его завистников в свет не вышли».

Шуточное желание

Снигирь

Русские девушки

Похвала сельской жизни

Пружки — силки, капканы.

Коновка — деревянная высокая кружка, жбан.

Mладой, к Петрову дню блюдённый — К Петрову дню, к розговенью, в России откармливали лучших баранов.

Устрицы го-гу — «Охотники до устриц и дичи любят с запахом оные кушать, что называется по-французски го-гу (haut-gout), или высокого вкуса» (Объяснение Державина).

Мушель — раковина (нем.- die Muschel).

Лягушки — любимое блюдо парижских гурманов.

Зреть карду с тучными волами — «Кардой называется в понизовых провинциях зимняя загорода для скота, куда в красный день выпускают скотину» (Объяснение Державина).

К музе

Смеются в люльках и алеют — «Здесь люлька употреблено в том смысле, какой у немцев имеет слово Beet (Bett) — клумба».

Или какой себя венчает Короной мира царь? — В день пасхи («светлое Христово воскресенье») состоялась коронация Павла I.

На тщету земной славы

Заздравный орёл

В стихотворении обыгрываются изображения на государственных гербах: Орёл — на русском, Лев — на шведском, Луна (полумесяц) — на турецком. Речь идёт о победах русских полководцев в войнах России XVIII века.

[Приглашаю посмотреть моё стихотворение «Заупокойный Орёл» ]

Памятник

Приглашение к обеду

Водопад

5 октября 1791 умер выдающийся государственный деятель, полководец и фаворит Екатерины II князь Г. А. Потёмкин. Вскоре после этого и было начато стихотворение.

Алмазна сыплется гора и т. д. — Державин описывает водопад Кивач на реке Суне.

Четыре скалы — четыре порога этого водопада.

Стук слышен млатов по ветрам . — «Хотя Кончезерский завод (чугуноплавильный) лежит от сего водопада около 40 вёрст, но в сильную погоду по ветру слышно иногда бывает действие заводских машин, которые, смешавшись с шумом вод, дикую некую составляли гармонию» (Объяснение Державина).

Стекляна — мелкие стёклышки, стеклянная пыль. Кивач никогда не замерзает, и зимой солнечные лучи, преломляясь в водяной пыли, превращающейся на лету в лёд, «представляют весьма удивительное зрелище» (Объяснение Державина).

Волк, лань и конь — олицетворение трёх различных «свойств»: «под волком разумеется злоба; который от ужаса стервенеет или более ярится; под ланью кротость, которая робка при опасности, а под конём гордость или честолюбие, которое от препятств раздражается и растёт» (Объяснение Державина).

Некий муж седой — эта и следующие строфы имеют в виду Румянцева.

Повилика . — «Трава повилика — знак любви к отечеству» (Объяснение Державина).

Как вечер во заре румяной — намёк на возраст Румянцева и «символическое» использование его фамилии.

Поит надменных, кротких, злых . — «По вышеописанным свойствам зверей, автор и род человеческий разделяет натрое, т.е. на злых, гордых и кротких» (Объяснение Державина).

Кай Юлий Цезарь (I век до н. э.) — римский государственный деятель, полководец и писатель. Он был убит в сенате заговорщиками-республиканцами, так как захотел превратить Рим из республики в империю.

Велизар . — Византийский полководец Велизарий (VI век) был обвинён в заговоре, заключён в тюрьму и, по преданию, ослеплён.

Как в лаврах я, в оливах тек . — «Пред несколькими годами фельдмаршал гр. Румянцев, как победитель и благоразумный правитель губерний, ему вверенных, был почтён лаврами и оливами, но в последнюю турецкую войну, по проискам Потёмкина, он не командовал главной армией, а оставался в резервной, весьма малочисленной, и жил недалеко от Ясс в маленькой деревне» (Объяснение Державина).

Ослабли силы, буря вдруг Копьё из рук моих схватила . — «Буря или немилость императрицы, которая отняла у него власть и лишила побед» (Объяснение Державина).

Морфей — бог сна.

Сошла октябрьска нощь на землю . — В ночь на 5 октября 1791 в степи, на пути из Ясс в Николаев, скончался Г. А. Потёмкин.

Пред старцем преклонив рога . — В первой турецкой войне Румянцев одержал над турками ряд блестящих побед. Луна — турецкий герб.

Огнедышащи ограды — каре, один из видов боевого построения войск, усовершенствованный Румянцевым.

Как волхв невидимый в шатре . — «Планы свои располагал по ландкартам, уединённо, в великой тайности, представляя неприятелям в слабых местах ложные силы, а на высотах большие отряды, как обыкновенно делают искусные вожди, обманывая своих неприятелей» (Объяснение Державина).

Что орлю дерзость, гордость лунну и след . — «Орлю дерзость у янтарных, а гордость лунну у чёрных, т. е. пруссаков у Балтийского моря, а турок у Чёрного побеждал; первых в семилетнюю, а последних в первую турецкую войну» (Объяснение Державина).

Смирил Колхиду златорунну . — Державин ошибочно называет Колхидой Крым, который был «усмирён» во время первой турецкой войны. Колхидой древние греки называли черноморское побережье Кавказа, где, по преданию, у царя Эета хранилось золотое руно волшебного барана, приносящее счастье той стране, в которой оно находится.

И белого царя урон и т. д. — «Под белым царём разумеется царь православный русский; под границею рая вечернего река Прут, граничащая Молдавию от северных областей, на которой был окружён турками великий Пётр, не имея провианту, и должен был уступить польскую Украйну и прочие места, — некоторые полякам, другие туркам, а гр. Румянцев своими победами отметил ту победу с большими для России выгодами» (Объяснение Державина).

Триумфами превознесли . — «После первой турецкой войны великие оказываны были фельдмаршалу Румянцеву почести и деланы торжества на Ходынке и в прочих местах» (Объяснение Державина).

Стенанье филинов и сов . — «В простом народе почитаются за дурные предвестия крики филинов и сов и прочие такого роду естественные явления» (Объяснение Державина).

И самых жизнь врагов щадил . — Потёмкин отпустил без выкупа всех взятых в Крыму пленников.

Не лучше ль менее известным, А более полезным быть . — Г. А. Потёмкин сделал очень много и для возвышения России и для усиления русской армии. Но на личные увеселения, на «представительства» иностранным послам он истратил огромную сумму из государственной казны.

Сидит глубока дума в мгле! — «Сим стихом описывается изображение лица кн. Потёмкина, на которого челе, когда он был взадумчивости, видна была глубокомысленность» (Объяснение Державина).

Обозревает царствы вдруг . — «Он имел обзорчивый и быстрый ум, стремящийся к славе, по следам которого разливалось военное пламя» (Объяснение Державина).

Две лепте покрывают очи . — Всесильный фаворит, крупнейший государственный деятель России Г. А. Потёмкин умер в степи, в ночь на 5 октября, по пути из Ясс в Николаев. Почувствовав приближение смерти, Потёмкин приказал вынести его из кареты и положить на траву. Тут, на травяной постели, он и скончался. «Гусар, бывший за ним, положил на глаза его две денежки, чтобы они закрылись» (Объяснение Державина).

Лепта — мелкая греческая монета. «Две лепте» — архаическая форма, двойственное число.

Чей одр — земля… — Потёмкин умер в степи под открытым небом.

Великолепный князь Тавриды . — Стараниями Потёмкина к России был присоединён Крым (Таврида). В честь этого события Потёмкин получил к своей фамилии почётную приставку-титул — «Таврический».

Северная Минерва — Екатерина II.

Во храме муз друг Аполлона . — Потёмкин покровительствовал многим поэтам и писателям своего времени, например Петрову. Державин также пользовался расположением Потёмкина, хотя и бескорыстно.

Вознесть твой гром на те стремнины . — Имеется в виду Константинополь и завоевательные планы Потёмкина, который хотел «избавить» Европу от турок. Далее (в следующей строфе) говорится о деятельности Потёмкина по завоеванию юга России (присоединение Крыма, уничтожение Запорожской сечи) и колонизации его: «им населены губернии Екатеринославской и Таврической области; он пространные тамошние степи населил нивами и покрыл городами, он на Чёрном море основал флот, чего и Пётр В[еликий] своим усилием, заводя в Воронеже и в Таганроге флотилии, не мог прочно основать; он потрясал среду земли, т. е. Константинополь, флотом, которым командовал под его ордером адмирал Ушаков» (Объяснение Державина).

Быть дивом храбрости самой? — «По взятии Измаила солдаты российские сами удивлялись своей невероятной храбрости, что имея короткие лестницы, а иные почти без оных, опираясь на штыки свои, взлезли на Измайловский страшный вал и взяли крепость сию штурмом» (Объяснение Державина).

Не шёл ты средь путей известных, Но проложил их сам . — «Кн. Потёмкин, а паче кн. Суворов мало надеялись на регулярную тактику, или правила, предписанные для взятия городов, но полагали удачу в храбрости и пролагали пути к цели своей изобретёнными средствами при встречавшихся обстоятельствах, и потому многие искусные тактики удивлялись предводительству Потёмкина, что он своим манером и, кратко сказать, русскою грудию приобретал победы» (Объяснение Державина).

Се ты, которому врата Торжественные созидали . — В честь побед русских войск на юге, которыми командовал Потёмкин, в Царском селе в 1791 г. были поставлены триумфальные мраморные ворота.

Воспел победу Измаила . — Державин имеет в виду составленное им в прозе и стихах «Описание потёмкинского праздника», а также оду «На взятие Измаила» . В некоторых «песнях», вошедших в состав «Описания», Державин подражал «Пиндару, славному греческому лирику» (Объяснение Державина).

Где бездна разноцветных звезд . — Праздник в Таврическом дворце был великолепно иллюминован. «Считают, что в сей вечер горело 140 тысяч ламп и 20 тысяч свеч восковых», — писал один из современников.

Полки твои осиротели . — «По многим выгодам, деланным кн. Потёмкиным солдатам, они его любили и кончину его оплакивали общим рыданием» (Объяснение Державина).

Потух лавровый твой венок, Гранёна булава упала . — Лавровый венок, сделанный из бриллиантов, был пожалован Потёмкину Екатериной за его победы. Булава — фельдмаршальский жезл и одновременно знак гетманства (с 1790 г. Потёмкин был гетманом казацких екатеринославских и черноморских войск).

Меч в полножны войти чуть мог . — «Сей стих пиитическим образом сказывает, что мир только был при Потёмкине начат, т. е. что меч ещё был не совсем положен в ножны» (Объяснение Державина).

И муз ахейских жалкий звук и т. д. — Ахейские — греческие. Архиепископ Евгений Булгар написал на смерть Потёмкина эпитафию на греческом языке, в которой Потёмкин уподобляется Периклу, знаменитому государственному вождю, полководцу и покровителю наук и искусств древней Греции (V век до н. э.).

Марон по Меценате рвётся . — «Марон, или Виргилий, славный писатель латинский, в эклогах своих прославлял Мецената, любимца Августа, а г. Петров (В. П. Петров, 1736-1799, — одописец и переводчик), переводивший Виргилия на российский язык, писал элегию на смерть кн. Потёмкина, который его покровительствовал, как Меценат Виргилия» (Объяснение Державина).

На сребро-розовых конях . — «У кн. Потёмкина был славный цуг сребро-розовых или рыже-соловых лошадей, на которых он на раззолоченном фаэтоне езжал в армии» (Объяснение Державина).

И в смертный чёрный одр упал . — «По погребении принца виртембергского, брата государыне императрице Марии (умер 13 августа 1791, Мария Федоровна — жена Павла, наследника престола), скончавшегося в армии, когда кн. Потёмкин вышел из церкви и хотел сесть в свой фаэтон, но, будучи в печальных мыслях, ошибся и сел на смертный одр, на котором привезён был в церковь принц, — опомнившись, чрезвычайно оробел, что и почли предвестием его смерти, а особливо тогда, когда случилась его кончина, ибо это пред нею незадолго последовало» (Объяснение Державина).

Мафусаила долголетье . — Библейский патриарх Мафусаил — самый долговечный из людей, он жил 969 лет.

Вкруг гроба Вейсмана лежат . — Барон Отто Вейсман фон Вейсенштейн, «славный генерал…, убитый в первую турецкую войну (22 июня 1773) за Дунаем, погребён в Измаиле, в котором было около 40 тысяч гарнизону (в то время как брал его штурмом Суворов), который весь порублен в сей крепости» (Объяснение Державина).

Столпы на небесах горят . — «Пожары, бывшие при взятии крепостей и при поражении турецких флотов, показывали в небе заревы в подобие огненных столпов» (Объяснение Державина).

Течёт его и мёрзнет кровь . — «Очаков штурмом был взят в Николин день, 6-го декабря, в такой жестокий мороз, что текущая из ран кровь тот же час замерзала» (Объяснение Державина).

Как ходят рыбы в небесах . — «В тихий ясный летний день бывают видимы в воде облака и развевающиеся флаги корабельные» (Объяснение Державина).

Геройский образ оживляет . — «Многие почитавшие кн. Потёмкина женщины носили в медалионах его портреты на грудных цепочках; то вздохами движа, его, казалось, оживляли» (Объяснение Державина).

Алцибиадов прах . — «По роскошной жизни здесь кн. Потёмкин уподобляется Алцибиаду» (Объяснение Державина). Алкивиад — афинский государственный деятель и полководец V века до н. э.

Ахилл (Ахиллес) — герой древнегреческой мифологии и главный герой поэмы Гомера «Илиада».

Фирс . — «Фирс, или Тирсис (Терсит)… превеликий трус, который, однако, осуждал Ахиллеса; отношение к кн. Зубову (Платону), который, счастьем приобретши его власть (т. е. Потёмкина), осуждал иногда дела кн. Потёмкина, но при восшествии на престол императора Павла показал, что сам не имел великой души» (Объяснение Державина).

Чтоб счастие доставить свету . — «Водопады, или сильные люди мира тогда только заслуживают истинный похвалы, когда споспешествовали благоденствию смертных» (Объяснение Державина).

Разжжённый гром и чёрный дым — «т. е. разорение, происшедшее от честолюбия водопада и людей сильных» (Объяснение Державина).

И ты, о водопадов мать . — «Матерью водопада» Державин называет реку Суну, впадающую в Онежское озеро. «Относится сие к императрице, которая делала водопады, то есть сильных людей, и блистала чрез них военными делами, или победами» (Объяснение Державина).

Вельможа

За кристаллом — за стеклом.

Кивоты — киоты, подставки, рамы для портретов или икон.

Кумир в позоре — статуя, выставленная на обозрение.

Перлы перские — персидский жемчуг.

Бразильски звёзды — бриллианты из Бразилии.

Буй — буйный, безумный.

Чупятов — Во времена Державина это был известный купец, душевнобольной. Поэт хочет сказать, что рядиться без заслуг в ордена может только сумасшедший.

Сарданапал — легендарный царь Ассирии; здесь: человек богатый и развратный.

Токай — местность в Венгрии.

Левант — Ливан, вообще Восток.

Долгоруков — сенатор петровского времени; публично разорвал подписанную Петром I, бумагу сената, противоречившую закону.

Камилл — римский полководец V — IV веков до н. э.

Ласточка

Соловей

Тимотей — музыкант Александра Македонского.

Храповицкому

Храповицкий А. В. (1749-1801) — литератор, приятель и сослуживец Державина (сперва по службе в Сенате, в данное время оба были статс-секретарями императрицы). «Храповицкий был хороший стихотворец и прозаический писатель, который ввёл лёгкий и приятный слог в канцелярские дела» (Объяснение Державина). Храповицкий написал Державину стихотворное послание, в котором, выражая желание Екатерины, уговаривал его снова сочинять оды, восхваляющие императрицу. О том же намекала и даже прямо говорила Державину и сама Екатерина. Однако поэт, познакомившись ближе с её характером и делами, не мог и не хотел писать больше од в честь «владычицы киргизской», т. е. в духе «Фелицы» . «Издалека те предметы, которые ему казались божественными и приводили дух его в воспламенение, явились ему, при приближении ко двору, весьма человеческими и даже низкими и недостойными великой Екатерины, то и охладел так его дух, что он почти ничего не мог написать горячим, чистым сердцем в похвалу её». «Не мог он воспламенить так своего духа, чтоб поддержать свой высокий прежний идеал, когда вблизи увидел подлинник человеческий с великими слабостями. Сколько раз ни принимался, сидя по неделе для того запершись в своём кабинете, но ничего не в состоянии был такого сделать, чем бы он был доволен: всё выходило холодное, натянутое и обыкновенное, как у прочих цеховых стихотворцев, у коих только слышны слова, а не мысли и чувства».

Вновь сосед . — Летом 1793 Державин и Храповицкий жили в царскосельском дворце.

И был — гудком — Давно мурза с большим усом . — «Т. е. лестию больше бы нравился и получал награждений перстнями и прочими драгоценными вещами» (Объяснение Державина). Начиная с оды «Фелица» , Державин зачастую называл себя мурзой.

Лучистый милый бог — Аполлон, бог поэзии.

Экстракт — краткое изложение судебного или следственного дела, прошения и т. п.

Был чтец и пономарь Фемиды . — «Т. е. докладчик и служитель богини правосудия, или императрицы» (Объяснение Державина).

Омофор — полоса материи, надеваемая поверх облачения архиерея. «Отпуская грехи» исповедывающемуся, архиерей накрывал его омофором.

Якобий — иркутский генерал-губернатор И. В. Якоби. Он был под следствием и судом по обвинению в том, что пытался разжечь войну между китайцами и Россией. Расследовав это дело, Державин установил невиновность Якоби.

Логинов — И. В. Логинов, петербургский купец, незаконным путём получил откуп и крупную ссуду в 400 000 руб. от казны. Его дело разбиралось около 20 лет. Окончательно доказал его виновность Державин — вопреки генерал-прокурору Сената гр. Самойлову, покровительствовавшему Логинову. Имена Якоби и Логинова в издании 1808 года обозначены только начальными буквами.

На птичку

На взятие Измаила

Конец 1790 или начало 1791

Эпиграф — из «Оды императрице Екатерине Алексеевне на ея восшествие на престол июля 28 дня 1762 года» Ломоносова .

Вождя веленьем . — Державин имеет в виду Г. А. Потёмкина, командовавшего русской армией на юге. Непосредственным штурмом Измаила (11 декабря 1790) командовал великий русский полководец А. В. Суворов.

Из трёх сот жерл огнём дышали . — Русские войска взяли в Измаиле 285 пушек.

Пастырь вдохновенный Пред ними Идет со крестом . — Первым на измаильские стены ворвался священник одного из полков (Объяснение Державина).

Стогны — площади, улицы.

Всяк Курций, Деций, Буароз . — «Первый — всадник римский, бросившийся в разверзтую бездну, чтоб утишить в Риме моровое поветрие; второй — полководец римский, бросившийся в первые ряды, чтоб одержать победу над неприятелем; третий — капитан французский, влез во время бури на скалу вышиною в 80 сажень по верёвочной лестнице и взял крепость» (Объяснение Державина).

Рог — сила, могущество.

Пря — раздор, распря, война. В данном случае «стихийные при» — «борьба стихий», ветра, наводнений и пр.

Персть — прах, пыль.

И если приступ славен к Тиру и т. д. — «Александр Великий, отправившийся для покорения Персии, когда не мог взять на пути лежащего города Тира, то чтоб ближе подвесть стенобитные машины или тараны, запрудил он Тирский залив и взял город приступом» (Объяснение Державина).

Я вижу страшную годину и т. д. — Имеется в виду татарское иго.

Лжецарь коварный — Лжедмитрий, Григорий Отрепьев.

Монархий света разрушитель . — «Разрушили Римскую монархию племена татарские и прочие северные обитатели, которые покорены напоследок россиянами» (Объяснение Державина).

Лишь твой орёл луну затмил . — «Герб российский — Орёл, а турецкий — Луна» (Объяснение Державина).

Поляк, турк, перс, прусс, хин и шведы . — «Соседние народы, окружающие Российскую империю» (Объяснение Державина). Хин — китаец. Прусс — пруссак.

Среда вселенной . — «Под сим разумеется Византия, или Константинополь, почитавшийся древними за центр земной» (Объяснение Державина).

Под ним плывут дремучи рощи . — «Под парусами многие суда, или флоты» (Объяснение Державина).

Иль мужа нека тень седая . — По-видимому, Державин говорит о «северном исполине», т. е. России вообще.

Как сосна, рында обожженна . — «Рында, дубина или палица, орудие древних княжеских придворных, которые и сами назывались рындами» (Объяснение Державина). Это объяснение явно ошибочно, ибо рынды (княжеские или царские телохранители) были вооружены серебряными топориками, а палица рындой не называлась.

Сидящая на ней царица . — Имеется в виду Екатерина II.

Олег — киевский князь, завоевавший Царьград (Константинополь).

Ольга — киевская княгиня, по преданию принявшая в Константинополе христианство. «Одним из лозунгов предполагавшегося завоевания Константинополя было восстановление в нём православия как правительственной религии».

Ахеян спасть, агарян стерть . — «Ахеяне — греки, агаряне — турки» (Объяснение Державина), т. е. освободить греков от турецкого владычества (Константинополь был столицей греческой Византийской империи).

Пророки, камни возглашают . — «В Византии находятся камни с надписями древних восточных народов, которые пророчествуют о взятии северными народами Константинополя; мистики находят о том пророчество в самом священном писании» (Объяснение Державина).

О! вы, что в мыслях суетитесь и т. д. — «Эта строфа относится преимущественно к Англии и Пруссии, которые оказывали самое сильное сопротивление видам России на Турцию».

Темир — Тамерлан, «которого племена, будучи россиянами побеждены, защищают ныне Европу от варварских набегов» (Объяснение Державина).

Блюсть ваших от Омаров муз . — «Омар, зять Магомета, завоевавши Александрию, сжёг славную библиотеку» (Объяснение Державина).

Афинам возвратить Афину . — «Т. е. город Афины возвратить богине его Минерве (в греческой мифологии — Афина), под которою разумеется императрица Екатерина» (Объяснение Державина).

Град Константинов Константину . — «Константинополь подвергнуть державе великого князя Константина Павловича, к чему покойная государыня все мысли свои устремляла» (Объяснение Державина).

И мир Афету водворить . — Под именем Иафета, сына Ноя, бывшего, согласно Библии, родоначальником арийских племён, Державин разумеет Европу.

Великими людьми желанный! — «Генрих IV и многие другие большие люди желали всеобщий в Европе мир утвердить; на сей системе и поныне у многих голова вертится» (Объяснение Державина).

Архимед (III век до н. э.), «славный греческий механик, сказал, что ежели бы нашёл место, где утвердить машину, то бы он, ввернув в землю кольцо, повернул всю вселенную» (Объяснение Державина).

На счастие

Философы, пьяный и трезвый

Решемыслу

Видение Мурзы

Фелица

На рифмоплёта

К первому соседу

Вертеп — по-старославянски — пещера; здесь: искусственный грот — место отдыха.

Парки — в мифах древних римлян три богини судьбы; первая свивает, вторая ткёт, а третья обрезает нить жизни.

Грации — три богини древних римлян, олицетворение цветущей молодости; в переносном смысле: красивые девушки.

Пенелопа — жена главного героя гомеровской «Одиссеи»; во время двадцатилетних странствий Одиссея её принуждали выбрать себе другого мужа, и верная Пенелопа дала обещанье сделать это не раньше, чем соткёт пышное покрывало, а сама каждую ночь распускала сотканное за день.

Властителям и судиям

Стихотворение является вольным переложением 81-го псалма из Библии.

На смерть князя Мещерского

Кружка

Вист, банк, макао — карточные игры.

С гренками пивом пенна кружка — в кружку с пивом (смесь английского и русского) бросали сушёный хлеб и лимонную корку.

Модное остроумие

Правило жить

Статья из «Нового энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона» (1911 –1916).

Державин, Гавриил Романович — знаменитый поэт.

Родился 3 июля 1743 в Казани, в семье мелкопоместных дворян. Его отец, армейский офицер, жил то в Яранске, то в Ставрополе, под конец в Оренбурге.

Родители Державина не обладали образованием, но старались дать детям по возможности лучшее воспитание. Державин, родившийся очень слабым и хилым, «от церковников» научился читать и писать; семи лет, когда семья жила в Оренбурге, его поместили в пансион некоего «сосланного в каторжную работу» немца Розе; последний был «круглый невежда». За четыре года, проведённые у Розе, Державин всё же научился довольно порядочно немецкому языку, отличаясь вообще «чрезвычайной к наукам склонностью». Ему было 11 лет, когда умер его отец. Вдова с детьми осталась в большой бедности. Ей пришлось «с малыми своими сыновьями ходить по судьям, стоять у них в передней по несколько часов, дожидаясь их выходу; но когда выходили, не хотел никто выслушать её порядочно, но все с жестокосердием её проходили мимо, и она должна была ни с чем возвращаться домой». Эти впечатления детства оставили в душе ребёнка неизгладимый след; поэту «врезалось ужаснейшее отвращение от людей неправосудных и притеснителей сирот», и идея «правды» сделалась впоследствии господствующей его чертой. Переехав в Казань, вдова отдала детей для обучения сначала гарнизонному школьнику Лебедеву, потом артиллерии штык-юнкеру Полетаеву; учителя эти были не лучше Розе.

В 1759, с открытием в Казани гимназии, Державин вместе с братом были помещены в гимназию. Образовательные средства и здесь были не велики; учеников, главным образом, заставляли выучивать наизусть и произносить публично сочинённые учителями речи, разыгрывать трагедии Сумарокова , танцевать и фехтовать. Собственно научным предметам, «по недостатку хороших учителей», в гимназии «едва ли» — по словам Державина — учили его «с лучшими правилами, чем прежде». За время пребывания в гимназии он усовершенствовался лишь в немецком языке и пристрастился к рисованию и черчению. Державин был в числе первых учеников, особенно успевая в «предметах, касающихся воображения». Недостаток систематического образования отчасти пополнялся чтением. Державин пробыл в гимназии около 3 лет: в начале 1762, года за два перед тем записанный в гвардию, он был вытребован в Петербург на службу.

В марте 1762 Державин был уже в Петербурге, в солдатских казармах. Последовавшие затем двенадцать лет (1762 — 1773) составляют наиболее безотрадный период в его жизни. Тяжёлая чёрная работа поглощает почти всё его время; его окружают невежественные товарищи; это быстро и самым гибельным образом действует на увлекающегося юношу. Он пристрастился к картам, играя сначала «по маленькой», а потом и «в большую». Живя в отпуске в Москве, Державин проиграл в карты деньги, присланные матерью на покупку имения, и это едва его не погубило: он «ездил, так сказать с отчаянья, день и ночь по трактирам искать игры; познакомился с игроками или, лучше, с прикрытыми благопристойными поступками и одеждой разбойниками; у них научился заговорам, как новичков заводить в игру, подборам карт, подделкам и всяким игрецким мошенничествам». «Впрочем, — прибавляет Державин, — совесть, или лучше сказать, молитвы матери, никогда его (в «Записках» Державин говорит о себе в третьем лице) до того не допускали, чтоб предался он в наглое воровство или в коварное предательство кого-либо из своих приятелей, как другие делывали»; «когда не было денег, никогда в долг не играл, не занимал оных и не старался какими-либо переворотами отыгрываться или обманами, лжами и пустыми о заплате уверениями достать деньги»; «всегда содержал своё слово свято, соблюдал при всяком случае верность, справедливость и приязнь».

На помощь к лучшим нравственным инстинктам природы скоро стала приходить и врождённая склонность Державина к стихотворству. «Когда случалось, что не на что было не токмо играть, но и жить, то, запершись дома, ел хлеб с водой и марал стихи». «Марать стихи» Державин начал ещё в гимназии; чтение книг стало пробуждать в нём охоту к стихотворству. Поступив в военную службу, он переложил на рифмы ходившие между солдатами «площадные прибаски на счёт каждого гвардейского полка». Он «старается научиться стихотворству из книги о поэзии Тредьяковского , из прочих авторов, как Ломоносова и Сумарокова ». Его привлекает также Козловский, прапорщик того же полка, человек не без литературного дарования: Державину особенно нравилась «лёгкость его слога». Несмотря на то что среди казарменной обстановки Державин «должен был, хотя и не хотел, выкинуть из головы науки», он продолжает «по ночам, когда все улягутся», читать случайно добытые книги, немецкие и русские, знакомится с сочинениями Клейста, Гагедорна, Геллерта, Галлера, Клопштока, начинает переводить в стихах «Телемаха», «Мессиаду» и других.

«Возгнушавшись сам собою», находит, наконец, выход для своих сил: его спасает Пугачёвщина. В 1773 г. главным начальником войск, посланных против Пугачёва, был назначен Бибиков. Державин (незадолго перед тем произведённый в офицеры, после десяти лет солдатской службы) решается лично явиться к Бибикову, перед его отъездом в Казань, с просьбой взять его с собой как казанского уроженца. Бибиков исполняет эту просьбу, и своим усердием и талантами Державин скоро приобретает его расположение и доверие. Почти немедленно по приезде в Казань, Державин пишет Речь, которой казанское дворянство отвечало императрице на её рескрипт. Он едет с секретными поручениями в Симбирск, Самару и Саратов.

Труды Державина за время Пугачёвщины окончились для него, однако, большими неприятностями, даже преданием суду. Причиной тому была отчасти вспыльчивость Державина, отчасти недостаток «политичности». Суд над Державиным был прекращён, но все заслуги его пропали даром. Ему не тотчас удалось и вернуться в столицу; около пяти месяцев он проводит на Волге «праздно». К этому времени относятся так называемые «Читалагайские оды» Державина.

По возвращении в Петербург, обойдённый наградами, Державин принуждён был сам о них хлопотать, тем более что во время Пугачёвщины он много потерпел и материально: в его оренбургском имении недели с две стояли 40000 подвод, вёзших провиант в войско, причём съеден был весь хлеб, весь скот, и солдаты «разорили крестьян до основания». Державину пришлось подать одну за другой две просьбы Потёмкину, не раз «толкаться у князя в передней», подать просьбу самой императрице, новую докладную записку Потёмкину, и только после этого, в феврале 1777 г., Державину, наконец, была объявлена награда: «по неспособности» к военной службе, он с чином коллежского советника «выпускался в штатскую» (несмотря на прямое заявление, что он «не хочет быть статским чиновником»), и ему жаловалось 300 душ в Белоруссии. Державин хотя и написал по этому поводу «Излияния благодарного сердца императрице Екатерине Второй» — восторженный дифирамб в прозе, — но тем не менее считал себя обиженным. Гораздо счастливее был Державин в это время в картах: осенью 1775, «имея в кармане всего 50 рублей», он выиграл до 40000 рублей.

Скоро Державин получает довольно видную должность в сенате и в начале 1778 женится, с первого взгляда влюбившись, на 16-летней девушке, Екатерине Яковлевне Бастидон (дочери камердинера Петра III, португальца Бастидона, женившегося, по приезде в Россию, на русской). Брак был самый счастливый. С красивой наружностью жена Державина соединяла кроткий и весёлый характер, любила тихую, домашнюю жизнь, была довольно начитана, любила искусства, особенно отличаясь в вырезывании силуэтов. В своих стихах Державин называет её «Пленирою».

Ещё в 1773, в журнале Рубана «Старина и Новизна», явилось, без подписи, первое произведение Державина — перевод с немецкого: «Ироида, или Письма Вивлиды к Кавну» (из «Превращений» Овидия); в том же году была напечатана, также без подписи, «Ода на всерадостное бракосочетание великого князя Павла Петровича» , сочинённая (как сказано в заглавии) «потомком Атиллы, жителем реки Ра». Около 1776 Державиным изданы были «Оды, переведённые и сочинённые при горе Читалагае», 1774. Гора Читалагай находится близ одной из немецких колоний, верстах в 100 от Саратова, на левом берегу Волги; в Пугачёвщину поэт одно время стоял здесь с своим отрядом и, случайно встретив у жителей немецкий перевод славившихся тогда французских од Фридриха II, в часы досуга перевёл четыре из них русской прозой. Тогда же Державиным было написано несколько стихотворений: «На смерть Бибикова» , «На великость» , «На знатность» и другие. Всё это и было собрано в названной книжке.

Первые произведения Державина не удовлетворяли самого поэта. В большей их части заметно слишком сильное влияние Ломоносова ; чаще всего это были прямые подражания, и весьма неудачные. При крайней высокопарности и бедности содержания, самый язык их страдал устарелыми, неправильными формами. В «Читалагайских одах» сказываются проблески таланта, но и они, по сознанию самого поэта, писаны ещё «весьма не чистым и неясным слогом». По выражению Дмитриева , автор их «карабкался на Парнас».

Решительный перелом в поэтической деятельности Державина происходит в 1778 — 1779 гг. Он сам так характеризует прежний, более ранний период своей поэзии и переход к позднейшему, самостоятельному творчеству: «Правила поэзии почерпал я из сочинений Тредьяковского , а в выражении и слоге старался подражать Ломоносову ; но так как не имел его таланта, то это и не удавалось мне. Я хотел парить, но не мог постоянно выдерживать изящным подбором слов, свойственных одному Ломоносову , великолепия и пышности речи. Поэтому, с 1779 избрал я совершенно особый путь, руководствуясь наставлениями Баттэ и советами друзей моих, Н. А. Львова, В. В. Капниста и Хемницера , причём наиболее подражал Горацию».

В этих словах поэт довольно верно характеризует отличие своё от Ломоносова . По теории Баттэ поэзия, при «подражании природе», должна прежде всего «нравиться» и «поучать». Этот взгляд был усвоен Державиным. Ещё более он был обязан своим друзьям. Почти все они были моложе Державина, но стояли гораздо выше его по образованию. Капнист отличался знанием теории искусства и версификации; на автографах державинских стихотворений нередко встречаются поправки, сделанные его рукой. Н. А. Львов слыл русским Шапеллем, воспитывался на французских и итальянских классиках, любил лёгкую шуточную поэзию и сам писал в этом роде; выше всего он ставил простоту и естественность, умел ценить народный язык и народную поэзию, отличался остроумием и оригинальностью литературных взглядов, смело восставая иногда против общепринятых суждений и мнений; признавая, например, Ломоносова «богатырём русской словесности». Львов указывал на «увечья», нанесённые им русскому языку. К тому же направлению примыкал и Хемницер .

Сравнивая более ранние стихотворения Державина с теми, которые написаны им, начиная с 1779, нельзя не видеть громадности шага, сделанного поэтом. Первой одой, написанной в новом направлении, было «Успокоенное неверие» (1779). Почти одновременно с ней была напечатана ода «На смерть князя Мещерского» (1779), впервые давшая поэту громкую известность и поражавшая читателей небывалой звучностью стиха, силой и сжатостью поэтического выражения. В том же году напечатана была ода «На рождение в севере порфирородного отрока» . Своей игривой лёгкостью она резко выделялась из массы обычных торжественных од того времени; в содержании её отразились лучшие стремления времени.

В 1780 в печати является ода «Властителям и судиям» , написанная в подражание псалму и замечательная по смелости и силе; она чуть было не навлекла на поэта немилость императрицы. В том же году печатаются оды: «На отсутствие её величества в Белоруссию» и «К первому соседу» . Содержание поэзии Державина становится всё глубже и разнообразнее; самая форма стиха быстро совершенствуется. Вместо бесплодного стремления к «великолепию и пышности речи российского Пиндара», перед нами образы и картины, взятые прямо из жизни, нередко из простого быта; рядом с «парением» идут сатира и шутка; поэт употребляет народные обороты и выражения. «Фелица» , написанная в 1782-м и напечатанная в 1783, по общему убеждению современников, открывала «новый путь» к Парнасу. Она вызвала такой же восторг в читателях, как за сорок с лишком лет до того ода «На взятие Хотина» Ломоносова . «Бумажный гром» высокопарных од, по сознанию современников, стал уже всем «докучать». В «Фелице» ложноклассический тон русской лирической поэзии XVIII в. впервые начинает уступать место более живой, реальной поэзии. К этому присоединялась столь необычная «издёвка злая» с прозрачными намёками на живые лица и современные обстоятельства. Привлекательны были и ярко нарисованный поэтом идеал монархини, сочувствие её гуманным идеям и преобразованиям, всюду чувствуемое в оде стремление поэта, ещё ранее им высказанное, видеть «на троне человека». И по отношению к лёгкости стиха в оде также видели как бы начало нового периода; «Фелица» послужила поводом к основанию даже особого журнала («Собеседника любителей российского слова»).

Служба Державина в сенате была непродолжительна. У него очень скоро начались неудовольствия с генерал-прокурором Вяземским. Некоторую роль играла здесь, кажется, самая женитьба поэта (Вяземскому хотелось выдать за Державина одну свою родственницу); но были и другие причины, чисто служебные. В сенате нужно было составлять роспись доходов и расходов на новый (1784) год. Вяземскому хотелось, «чтобы нового росписания и табели не сочинять», а довольствоваться росписанием и табелью прошлого года. Между тем только что оконченная ревизия показала, что доходы государства значительно возросли сравнительно с предыдущим годом. Державин указывал на незаконность желания генерал-прокурора; ему возражали: «Ничего, князь так приказал». Державин, опираясь на букву закона, настоял, однако, на составлении новой росписи, «в которой вынуждены были показать более противу прошлого года доходов 8000000». Это был первый случай открытой борьбы Державина «за правду», приведший поэта впервые к горькому убеждению, что «нельзя там ему ужиться, где не любят правды». Он должен был выйти в отставку (в феврале 1784), но несколько месяцев спустя был назначен олонецким губернатором. По этому поводу Вяземский заметил, что «разве по его носу полезут черви, если Державин усидит долго»; и это сбылось. Не успел Державин приехать в Петрозаводск, как у него начались неприятности с наместником края, Тутолминым, и менее чем через год, Державин был переведён в Тамбов. Здесь он также «не усидел долго». Страницы «Записок» Державина, посвящённые периоду его губернаторства в Тамбове, говорят о чрезвычайной служебной энергии и горячем желании поэта принести посильную пользу, а также о его старании распространять образование среди тамбовского общества, в этом «диком, тёмном лесу», по выражению Державина. Он подробно говорит в «Записках» о танцевальных вечерах, которые его жена устраивала для тамбовской молодёжи у себя на дому, о классах грамматики, арифметики и геометрии, которые чередовались в губернаторском доме с танцами; говорит о мерах к поднятию в обществе музыкального вкуса, о развитии в городе итальянского пения, о заведении им первой в городе типографии, первого народного училища, устройстве городского театра и т. д. Громадная масса бумаг, хранящихся до сих пор в саратовском архиве и писанных рукой поэта, указывает наглядно, с каким усердием относился Державин к своей службе. Энергия его очень скоро привела и здесь к столкновению с наместником. Возник целый ряд дел, перенесённых в сенат. Сенат, направляемый Вяземским, стал на сторону наместника и успел так всё представить императрице, что она повелела удалить Державина из Тамбова и рассмотреть взведённые на него обвинения. Началась длинная проволочка, дело отлагалось «день на день»; явившийся в Москву Державин шесть месяцев «шатался по Москве праздно». Состоявшееся, наконец, решение сената было крайне уклончивое и направлялось к тому, что так как он, Державин, уже удалён от должности, то «и быть тому делу так». Державин отправился в Петербург, надеясь «доказать императрице и государству, что он способен к делам, неповинен руками, чист сердцем и верен в возложенных на него должностях». Ничего определённого, однако, он не добился. На поданную им просьбу императрица приказала объявить сенату словесное повеление, чтобы считать дело «решённым», а «найден ли Державин винным или нет, того не сказано». Вместе с тем поэту от имени императрицы передавалось, что она не может обвинить автора «Фелицы» , и приказывалось явиться ко двору. Державин был в недоумении. «Удостоясь со благоволением лобызать руку монархини и обедав с нею за одним столом, он размышлял сам в себе, что он такое: виноват или не виноват? в службе или не в службе?». После новой просьбы и новой аудиенции, причём ему опять ничего не удалось «доказать», 2 августа 1789 состоялся именной указ, которым повелевалось выдавать Державину жалованье «впредь до определения к месту». Ждать места ему пришлось более 2 лет. Соскучившись таким положением, поэт решился «прибегнуть к своему таланту»: написал оду «Изображение Фелицы» и передал её тогдашнему любимцу, Зубову. Ода понравилась, и поэт «стал вхож» к Зубову. Около того же времени Державин написал ещё две оды: «На шведский мир» и «На взятие Измаила» ; последняя особенно имела успех. К поэту стали «ласкаться». Потёмкин (читаем в «Записках»), «так сказать, волочился за Державиным, желая от него похвальных себе стихов»; за поэтом ухаживал и Зубов, от имени императрицы передавая поэту, что если хочет, он может писа
ть «для князя», но «отнюдь бы от него ничего не принимал и не просил», что «он и без него всё иметь будет». «В таковых мудрёных обстоятельствах» Державин «не знал, что делать и на которую сторону искренно предаться, ибо от обоих был ласкаем».

В декабре 1791 Державин был назначен статс-секретарём императрицы. Это было знаком необычайной милости; но служба и здесь для Державина была неудачной. Он не сумел угодить императрице и очень скоро «остудился» в её мыслях. Причина «остуды» лежала во взаимных недоразумениях. Державин, получив близость к императрице, больше всего хотел бороться с столь возмущавшей его «канцелярской крючкотворной дружиной», носил императрице целые кипы бумаг, требовал её внимания к таким запутанным делам, как дело Якобия (привезённое из Сибири «в трёх кибитках, нагруженных сверху до низу»), или ещё более щекотливое дело банкира Сутерланда, где замешано было много придворных, и от которого все уклонялись, зная, что и сама Екатерина не желала его строгого расследования. Между тем от поэта вовсе не того ждали. В «Записках» Державин замечает, что императрица не раз заводила с докладчиком речь о стихах «и неоднократно, так сказать, прашивала его, чтоб он писал в роде оды Фелице». Поэт откровенно сознаётся, что он не раз принимался за это, «запираясь по неделе дома», но «ничего написать не мог»; «видя дворские хитрости и беспрестанные себе толчки», поэт «не собрался с духом и не мог таких императрице тонких писать похвал, каковы в оде Фелице и тому подобных сочинениях, которые им писаны не в бытность ещё при дворе: ибо издалека те предметы, которые ему казались божественными и приводили дух его в воспламенение, явились ему, при приближении ко двору, весьма человеческими». Поэт так «охладел духом», что «почти ничего не мог написать горячим чистым сердцем в похвалу императрице», которая «управляла государством и самым правосудием более по политике, чем по святой правде». Много вредили ему также его излишняя горячность и отсутствие придворного такта.

Менее чем через три месяца по назначении Державина, императрица жаловалась Храповицкому, что её новый статс-секретарь «лезет к ней со всяким вздором». К этому могли присоединяться и козни врагов, которых у Державина было много; он, вероятно, не без основания высказывает в «Записках» предположение, что «неприятные дела» ему поручались и «с умыслу», «чтобы наскучил императрице и остудился в её мыслях».

Статс-секретарём Державин пробыл менее 2 лет: в сентябре 1793 он был назначен сенатором. Назначение это было почётным удалением от службы при императрице. Державин скоро рассорился со всеми сенаторами. Он отличался усердием и ревностью к службе, ездил в сенат иногда даже по воскресеньям и праздникам, чтобы просмотреть целые кипы бумаг и написать по ним заключения. Правдолюбие Державина и теперь, по обыкновению, выражалось «в слишком резких, а иногда и грубых формах».

В начале 1794 Державин, сохраняя звание сенатора, был назначен президентом коммерц-коллегии; должность эта, некогда очень важная, теперь была значительно урезана и предназначалась к уничтожению, но Державин знать не хотел новых порядков и потому на первых же порах и здесь нажил себе много врагов и неприятностей.

Незадолго до своей смерти императрица назначила Державина в комиссию по расследованию обнаруженных в заёмном банке хищений; назначение это было новым доказательством доверия императрицы к правдивости и бескорыстию Державина.

В 1793 Державин лишился своей жены; прекрасное стихотворение «Ласточка» (1794) изображает его тогдашнее душевное состояние. Через полгода он, однако, вновь женился (на Дьяковой, родственнице Львова и Капниста ), не по любви, а «чтобы, как он говорит, оставшись вдовцом, не сделаться распутным». Воспоминания о первой жене, внушившей ему лучшие стихотворения, никогда не покидали поэта.

1782 — 1796 гг. были периодом наиболее блестящего развития поэтической деятельности Державина. За «Фелицей» следовали: «Благодарность Фелице» (1783), с поэтическими картинами природы; «Видение Мурзы» (1783), напечатанное лишь в 1791 г., где поэт оправдывается от упрёков в лести (замечателен первоначальный эскиз оды, показывающий, что поэт не безотчетно воспевал императрицу и деятелей её царствования); ода «Решемыслу» (1783), где рисуется идеал истинного вельможи, с намёками на Потёмкина; ода «На присоединение Крыма» (1784), написанная белыми стихами: для того времени это было такой смелостью, что поэт считал необходимым в особом предисловии оправдываться. В том же 1784 г. была окончена знаменитая ода «Бог» (начатая ещё в 1780 г.), в ряду духовных од Державина высшее проявление его таланта; она была переведена на языки немецкий, французский, английский, итальянский, испанский, польский, чешский, латинский и японский; немецких переводов было несколько, французских — до 15. Она была отчасти отражением господствовавших в то время идей деизма; под их влиянием во всех западноевропейских литературах явилось множество стихотворений, написанных в прославление Верховного Существа; даже Вольтер написал оду «Le vrai Dieu». Общее сходство, по предмету и отдельным мыслям, с многочисленными иностранными произведениями того же рода не раз подавало повод к толкам о заимствованиях и подражаниях нашего поэта; но Я. К. Гроту удалось доказать полную оригинальность произведения.

За время губернаторства (1785 — 1788) Державин почти не писал стихов. Можно отметить лишь два стихотворения: «Уповающему на свою силу» (1785), подражание 146 псалму, с явными намёками на Тутолмина, и «Осень во время осады Очакова» (1788). Весть о взятии Очакова Потёмкиным вызывает оду «Победителю» , написанную в начале 1789 г. К этому же времени относится ода «На счастие» , любопытная своим шуточно-сатирическим содержанием и полная намёков, теперь не всегда понятных, на различные политические лица и обстоятельства того времени; в оправдание весёлой её иронии, поэт прибавил в заглавии оды: «Писана на маслянице, когда и сам автор был под хмельком». В оде «На взятие Измаила» (1790) впервые начинает сказываться влияние Оссиановой поэзии. К этому же времени относится написанное частью в стихах, частью прозой, «Описание торжества в доме князя Потёмкина по случаю взятия Измаила».

Под непосредственным впечатлением известия о неожиданной смерти Потёмкина (в ноябре 1791) поэт набросал первый эскиз оды «Водопад» (оконченной лишь в 1794 г.), — блестящего апофеоза всего, что было в духе и делах Потёмкина действительно достойного жить в потомстве. Ода делает тем более чести поэту, что в то время многие без стыда топтали в грязь память умершего.

Дальнейшие, более важные произведения Державина: ода «На умеренность» (1792), полная намёков на положение поэта в должности статс-секретаря; ода «Вельможа» (1794), переделанная из оды «На знатность» , напечатанной некогда в числе Читалагайских од (посвящённая преимущественно изображению Румянцева, она рисует идеал истинного величия); «Мой истукан» (1794), где поэт высказывает своё единственное стремление «быть человеком»; «На взятие Варшавы» (1794); «Приглашение к обеду» (1795); «Афинейскому витязю» (1796; изображение А. Г. Орлова ); «На кончину благотворителя» (1795, по поводу смерти Бецкого ); «На покорение Дербента» (1791).

Французская революция и казнь Людовика XVI нашли отклик в стихотворениях Державина: «На панихиду Людовика XVI» (1793) и «Колесница» . Небольшие стихотворения: «Гостю» (1795) и «Другу» (1795) — наиболее ранние пьесы Державина в антологическом духе, с этого времени всё более усиливающемся в поэзии Державина.

Наиболее блестящий период поэтической деятельности поэта заканчивается известным его «Памятником» (1796), подражанием Горацию, где, однако, наш поэт верно характеризует значение своей собственной поэтической деятельности.

После воцарения императора Павла Державин сначала было подвергся гонению («за непристойный ответ, государю учинённый»), но потом одой на восшествие его на престол императора ( «На новый 1797 г.» ) успел вернуть его милость. Державин получает почётные поручения, делается кавалером мальтийского ордена (по поводу чего пишется особая ода), снова получает место президента коммерц-коллегии. Большая часть од, написанных Державиным в царствование Павла, имеет предметом своим подвиги Суворова и носит на себе сильное влияние Оссиановой поэзии.

В то же время Державин увлекается греческой поэзией, особенно Анакреонтом. Сам поэт не знал греческого языка и чаще всего обращался к львовскому переводу песен Анакреонта (1794). Из оригинальных произведений в этом направлении особенно популярны были: «К Музе» (1797), «Цепи» (1798), «Стрелок» (1799), «Мельник» (1799), «Русские девушки» (1799), «Птицелов» (1800). В 1804 г. был издан Державиным целый сборник «Анакреонтических песен». Стихотворения эти отличались лёгким стихом, простым, иногда народным языком, но их шутливое содержание нередко переходит в циническое.

Любопытны также пьесы этого времени, «соображённые с русскими обычаями и нравами», например, «Похвала сельской жизни» (1798).

При Александре I Державин одно время был министром юстиции (1802 — 03). Общее направление эпохи было, однако, уже не по нём. Державин, не стесняясь, выражал своё несочувствие преобразовательным стремлениям императора и открыто порицал его молодых советников.

В 1803 Державин получает полную отставку и особым стихотворением приветствует свою «свободу» ( «Свобода» , 1803).

Последние годы жизни (1803 — 16) Державин проводил преимущественно в деревне Званке, Новгородской губернии. Свои сельские занятия он описывает в стихотворении «Званская жизнь» (1807).

С 1804 он начинает увлекаться драмой и пишет два большие драматические сочинения, с музыкой, хорами и речитативами — «Добрыня» (1804) и «Пожарский»; детскую комедию «Кутерьма от Кондратьевых» (1806); трагедии «Ирод и Мариамна» (1807), «Евпраксия» (1808), «Тёмный» (1808), «Атабалибо, или Разрушение Перуанской империи» (не окончена); оперы «Дурочка умнее умных», «Грозный, или Покорение Казани», «Рудокопы», «Батмендии» (не окончена). Все эти произведения были лишь заблуждением поэтического таланта; Мерзляков остроумно называет их «развалинами Державина». В них нет ни действия, ни характеров; на каждом шагу несообразности, не говоря уже об общей ложноклассической их постройке; самый язык тяжёл и неуклюж.

В 1809 — 1810 гг., живя в деревне, Державин составляет «Объяснения к своим стихотворениям», важный и любопытный материал как для истории литературы того времени, так и для характеристики самого поэта. «Объяснения» как нельзя лучше дополняют «Записки» Державина, излагающие почти исключительно его служебные отношения. «Записки» остались в черновой редакции, со всеми, неизбежными в таких случаях, ошибками и крайностями. Это не было принято во внимание нашей критикой при появлении «Записок» в печати, в 1859 г. Составление «Записок» относится к 1811 — 1813 гг.

Живя по зимам в Петербурге, Державин основал в 1811, вместе с Шишковым, литературное общество: «Беседа любителей российского слова», на борьбу с которым вскоре выступил молодой «Арзамас». Сочувствуя Шишкову, Державин, впрочем, не был врагом Карамзина и вообще не остался вполне чуждым новому направлению литературы.

Державин скончался 8 июля 1816 в деревне Званке. Тело его погребено в Хутынском монастыре (в семи верстах от Новгорода), местоположение которого нравилось поэту. Детей у Державина не было ни от первого, ни от второго брака.

В лице Державина русская лирическая поэзия XVIII в. получила значительное развитие. Риторика впервые начинала уступать место поэзии. Русский поэт впервые выражается проще, впервые пытается стать ближе к жизни и действительности. Особенно важной новизной был «забавный русский слог». Никто ещё из наших поэтов не говорил таким языком, каким часто выражался автор «Фелицы» . Державин любит употреблять простые, чисто народные слова и выражения, обращаться к лицам и сюжетам народной поэзии, «соображаться» с народным бытом, нравами и обычаями. Вместе с тем содержание поэзии значительно расширяется; поэт становится на почву современности, торжественная ода превращается в отзвук дня. Ни один русский поэт не стоял до тех пор так близко к своему времени, как Державин; начиная с «Фелицы» , его оды — «поэтическая летопись», в которой длинной вереницей проходят исторические деятели эпохи, все важнейшие события времени.

На поэзии Державина отразился господствовавший у нас во всё продолжение XVIII в. взгляд на литературу и поэзию вообще — «нерешительность, неопределённость идеи поэзии», по выражению Белинского. Державин то гордится званием поэта, то смотрит на поэзию как на «летом вкусный лимонад». И Державину, и его современникам литературная деятельность ещё не всегда представлялась делом серьёзным, важным. Ценились, главным образом, «дела», а не «слова». Вот почему у поэта, который «был горяч и в правде чёрт», мы находим целый ряд произведений, в которых, по сознанию самого автора, было много «мглистого фимиаму», и вот почему Державин, так сильно хлопотавший всю жизнь о «правде», не считал для себя предосудительным иногда «прибегать к помощи своего таланта».